Кейс Богачевой. Насколько грозят Беларуси российские «фабрики троллей»?

Кремль играет вдолгую, хочет получить контрольный пакет акций при транзите власти в Беларуси, считает эксперт…

История с приключениями в Беларуси россиянки Анны Богачевой приобретает черты водевиля. Минск и Москва как бы синхронно испугались резонанса и сейчас усиленно расшаркиваются друг перед другом.

Иллюстрация sobaka.ru

Сначала представители белорусских силовых структур сообщили, что Богачеву задерживали по запросу США, но вскоре отпустили на свободу. Теперь твердят уже, что и вовсе не задерживали.

В частности, заместитель генерального прокурора Алексей Стук сегодня сообщил журналистам: меры процессуального принуждения к Богачевой не применялись. Он обмолвился, что (цитата по БелТА) «может быть, наши пресс-секретари не совсем доходчиво донесли эту информацию».

С другой стороны, российский МИД опровергает сообщения некоторых телеграм-каналов и СМИ, что глава ведомства Сергей Лавров якобы звонил белорусскому коллеге Владимиру Макею и предупреждал о последствиях этого задержания. Мол, ни-ни, это злые силы клевещут и хотят испортить наши светлые отношения.

 

Кто все эти люди?

Для тех, кто в танке: Богачева попала под санкции США по делу о вмешательстве в тамошние выборы. В Минске, по сведениям российских СМИ, оказалась по пути на отдых с мужем и маленьким ребенком. Здесь ее якобы и задержали вечером 13 октября в одной из гостиниц. Богачеву называют сотрудницей (возможно, в прошлом) петербургского «Агентства интернет-исследований», в обиходе — «фабрики троллей».

В свою очередь, это агентство ассоциируют с бизнесменом Евгением Пригожиным, который также находится под американскими санкциями. Он получил прозвище «повар Путина», поскольку его компания занималась организацией питания высших лиц российского государства. Пригожина связывают также с «ЧВК Вагнера», которая участвовала в боевых операциях в Донбассе и в Сирии.

 

Почему историю стараются замести под ковер

Вероятная версия приключений Богачевой в Минске выглядит так. Сначала какой-то бдительный службист обнаружил, что дама с такой фамилией — в международном розыске, и начал действовать строго по инструкции. Но на каком-то этапе здешнее начальство спохватилось: ни черта себе, мы же выглядим в глазах союзника подлыми предателями, сдающими его граждан заокеанским супостатам!

Тем более что в российских СМИ уже зазвучали неприятные заявления из уст скорых на выводы деятелей.

«Непонятно ни одному здравомыслящему человеку в России, почему Белоруссия, братская нам республика, с которой мы строим Союзное государство, ведет себя таким образом», — заявил в беседе с РИА Новости член комитета Госдумы по делам СНГ Виктор Водолацкий.

А закулисно могли прозвучать и более грозные голоса больших московских шишек. Минску было крайне невыгодно светиться в таком контексте, особенно на фоне недавних визитов важных американцев, когда из России и так уже доносилось типа: предали, переметнулись на сторону дяди Сэма!

Короче, не исключено, что россиянку быстренько освободили и — цигель-цигель, ай-лю-лю! А теперь и Минск, и Москва вообще стараются замести эту историю под ковер.

Взаимное расшаркивание в истории с Богачевой говорит как минимум о том, что стороны «не заинтересованы в дальнейшем ухудшении отношений», заявил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Он подчеркнул: поскольку Беларусь несет обязательства в рамках Интерпола, то персону, которая по его линии в розыске, просто обязаны были здесь проверить. А то, что теперь представители белорусских властей усиленно отрицают сам факт задержания, может показывать, что в этой истории Минск занял в итоге «не юридическую, а скорее политическую позицию», говорит эксперт.

То, что Богачева находилась в Минске с семьей, могло быть и прикрытием, отметил собеседник.

 

Если Москва сократит поддержку и врубит свою пропаганду

Впрочем, независимо от конкретной цели нынешнего приезда Богачевой в Минск возникает вопрос более общего плана. Насколько в принципе российские «фабрики троллей» могут представлять угрозу для безопасности Беларуси?

Поротников отмечает, что у нас «убогое информационное поле, слабая внутренняя политическая инфраструктура», что повышает уязвимость к внешним информационным воздействиям (в частности, народ «ищет правду» в сомнительных источниках типа анонимных телеграм-каналов).

Вместе с тем, пока социально-экономическая ситуация не аховая и сохраняется «стагнирующая стабильность», потенциал таких воздействий ограничен, поскольку «белорусы реагируют на холодильник и кошелек, общество в значительной степени деполитизировано».

Другое дело, что сама экономика Беларуси сильно зависит от России. В частности, до сих пор нет соглашений по нефти и газу. Если Москва резко сократит поддержку и на этом фоне включит деструктивную пропаганду, то может получиться кумулятивный эффект.

Кремль не обязательно сделает ставку на президентские выборы 2020 года в Беларуси. Но может использовать их для раскрутки, вывода в публичную сферу новых фигур, говорит аналитик.

«Москва играет вдолгую. Ее цель — получить контрольный пакет акций при транзите власти в Беларуси», — считает Поротников.

 

По шаблонам, протестированным в Украине

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий, говоря о российских «фабриках троллей», заявил в комментарии для Naviny.by: «Угрозы, исходящие от таких групп, нельзя недооценивать».

По словам эксперта, с 2015 года российская сторона развертывает в белорусском сегменте интернета «инфраструктуру для проведения операций по информационному влиянию». Скупаются аккаунты в социальных сетях и формируются бот-сети, активизируются тролли на форумах, создается сеть «локальных ресурсов, которые мимикрируют под местные паблики».

Более того, по сведениям Сивицкого, даже проводятся учения по скрытому технологическому влиянию в условиях возможных масштабных протестных акций в Беларуси (так называемые «Propaganda Games. Belarus»), применяются ограниченные кибератаки на веб-ресурсы государственных структур с последующим размещением дезинформации и т.д.

Таким образом, мы видим, говорит аналитик, что «работа идет, причем по шаблонам, которые были протестированы в Украине, при вмешательстве в американские выборы».

У самих «фабрик троллей» — ограниченные функции, но их деятельность следует воспринимать «в контексте работы других частных и окологосударственных структур, связанных с разведывательным сообществом и Кремлем, который определяет стратегические цели в этой информационной войне», подчеркивает Сивицкий.

«В России создан эффективный инструментарий для вмешательства в политические процессы и манипуляции общественным мнением в других странах», — считает собеседник Naviny.by.

Он не исключает, что теперь с российской стороны ведется подготовка к возможному ухудшению отношений с Минском, которое может наступить уже в следующем году. Ведь с одной стороны, между союзниками налицо серьезные противоречия в вопросе «углубленной интеграции», с другой — приближаются президентские выборы в Беларуси, когда уязвимость власти повышается, подчеркнул Сивицкий.

 

У белорусской системы много уязвимых мест

Отметим, что Александр Лукашенко публично выражал тревогу по поводу активности внешних сил в байнете. В частности, в апреле, выступая с посланием в парламенте, высказался довольно недипломатично: «Вы посмотрите (…), кто у нас разного рода странички открывает в социальных и прочих сетях. Тут и соседи нам помогают. И те, кто в Беларусь приехал работать, так вот, тем надо сначала мозги вправить. Приехал в страну — работай как надо. Не хочешь работать — раз предупредили, второй раз вышвырнули из страны».

Комментаторы связали эти аллюзии с бушевавшим тогда конфликтом между белорусскими властями и послом России Михаилом Бабичем, который привез с собой в страну пребывания специфическую команду. Вскоре Бабича отозвали, что было расценено рядом аналитиков как психологическая победа Минска.

Но это локальная победа. В принципе же Беларусь действительно очень уязвима для воздействий со стороны восточной соседки, с которой не слишком клеится, особенно в последний год. Система власти у нас завязана на одного человека, народ русифицирован, гражданское общество придавлено, политического класса, по сути, нет.

А еще — экономика капитально приклеена к России, как и белорусское медиапространство. Наконец, вопрос транзита власти — в полном тумане из-за специфики персоналистского режима. Умело качни эту во многом бутафорскую стабильность — и бери страну голыми руками.

В общем, при таком наборе слабых мест белорусской системы в Кремле были бы большими глупцами, если бы не имели гибридных сценариев на случай (или для) ее разбалансировки.