При Лукашенко или после: когда в Беларуси начнется политическая движуха?

Страна, которая остро нуждается в переменах, оказалась в порочном круге…

Нынешние парламентские выборы — с почти тотальной апатией населения, цензурой и откровенным вырубаловом неугодных — сами по себе служат для критически мыслящей публики четкой иллюстрацией того, что выстроенная Александром Лукашенко политическая система себя изжила. И дело даже не в выборах как таковых, это лишь инструмент. Просто система без конкуренции деградирует, страна остается бедной, мы выпадаем из времени и все больше отстаем от развитого мира.

О необходимости политических перемен так или иначе, несмотря на различие позиций, говорили все пять кандидатов в депутаты Палаты представителей — участников первых «Дебатов-2019», организованных Naviny.by.

 

«Сами поставят там детей, внуков, любовниц, любовников»

В частности, большинство участников этих дебатов (и, пожалуй, особенно активно — председатель Либерально-демократической партии Олег Гайдукевич) выступили за переход на выборы в парламент по партийным спискам. Скептиком выглядел только глава общественного объединения «Белая Русь» Геннадий Давыдько, заявивший, что партийное строительство противоречит, на его взгляд, «самому духу славянства, у которого солнце, бог, царь, глава семьи… То есть единоначалие».

При этом стоит вспомнить, что «Белая Русь» в свое время довольно выразительно демонстрировала желание преобразоваться в партию, но была не раз одернута президентом. В сентябре нынешнего года Лукашенко, общаясь с электоратом в Кореличах, высказался за сохранение мажоритарной системы. Мол, в случае выборов по партийным спискам лидеры партий «сами поставят там детей, внуков, любовниц, любовников. Всех туда пропишут. Я сказал нет».

Правда, в октябре в Академии управления глава государства был уже не столь однозначен: «Если так случится, что мне придется заниматься этим партийным строительством (скорее всего, мы к этому подходим), я это делать буду».

Однако энтузиазма по этому поводу у Лукашенко не чувствуется. Он признается, что идею выборов по партийным спискам ему «подсовывают». Вряд ли имеется в виду оппозиция — вероятнее, что теребит более прогрессивная и амбициозная часть окружения.

 

Властные консерваторы боятся турбулентности

Переход на пропорциональную или смешанную систему «многое изменит даже в рамках существующей модели», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, это сместит акценты всей предвыборной борьбы. Если сейчас кандидаты во многом обсуждают местные, социально-бытовые проблемы, то тогда станут конкурировать партийные проекты, модели будущего страны. Для властей это несет риски политизации избирательных кампаний и общества в целом, чего правящие верхи стараются избегать, подчеркнул Карбалевич.

Политический обозреватель Павлюк Быковский не уверен, что в ближайшей перспективе Беларусь перейдет на выборы по пропорциональной или смешанной системе. По его мнению, консервативная часть правящей верхушки «не хочет разрушать властную монополию президента». Однако если лояльные партии проявят активность, то перемены такого рода вероятны. Правда, расширение возможностей для оппозиции в этом контексте вряд ли рассматривается, заявил аналитик в комментарии для Naviny.by.

Таким образом, пока не факт, что во время следующей каденции Лукашенко (в которой мало кто сомневается) будет дана отмашка на выборы по смешанной системе (выборы сугубо по партийным спискам представляются и вовсе утопией). Если же обстоятельства и заставят на такую систему перейти, то легко предвидеть, что наверху постараются сделать ее целиком карманной, используя опыт других постсоветских авторитарных режимов.

 

Готов ли бессменный президент переступить через себя?

На первых дебатах, организованных Naviny.by, прозвучали также вопросы, стоит ли Беларуси пойти путем парламентской республики, нужна ли конституционная реформа.

 

 

Участники в разной форме ратовали за усиление роли парламента, переход к парламентско-президентской (лидер Объединенной гражданской партии Николай Козлов, Ольга Дамаскина из движения «За Свободу», выдвинутая Партией БНФ, и даже выступавший в целом с охранительных позиций Давыдько) или президентско-парламентской (христианская демократка Ольга Ковалькова, выдвинутая ОГП) форме государственного правления.

Отметим, что некую интригу в вопрос о перспективах политического устройства внес в нынешнем году и Лукашенко, несколько раз анонсировавший, по сути, ту самую конституционную реформу. Правда, контуры ее обрисовал смутно.

На днях добавил интриги баллотирующийся в Палату представителей Игорь Марзалюк, который уже является депутатом нынешнего созыва и, видимо, кое-что знает о властном закулисье. По его словам, готовится новая модель политической системы, «есть 17 разных вариантов Конституционного акта на сегодняшний день». Причем самое важное в новациях — «перераспределение функций власти. Это больше власти парламенту, который будет контролировать премьер-министра. Это будет административно-территориальная реформа. Это реформа местного самоуправления».

Такие анонсы, конечно, могут греть сердца прогрессистов. Но если вы не совсем наивны, то зададитесь вопросом, готов ли бессменный президент переступить через себя и начать движение в противоположную сторону. Ведь до сих пор он менял Основной закон только в свою пользу, усиливал собственные полномочия и обеспечивал их продление. Не окажутся ли обещанные перемены чисто декоративными?

По мнению Карбалевича, «Лукашенко сам ни с кем не будет делиться полномочиями», изменения в Конституции будут делаться под преемника. Поэтому возникает вопрос, готов ли нынешний президент уйти на покой, подчеркнул собеседник Naviny.by. Прогнозы здесь делать трудно, прежде всего это «будет зависеть от состояния здоровья Лукашенко», сказал Карбалевич.

 

В чем слабость сильной руки

Действующий же глава государства хотя и бросает время от времени, что уже «наелся этого президентства», тем не менее подтвердил, что снова пойдет на выборы, «чтобы вы меня не обвинили в трусости, что я в трудную минуту свалил, сбежал». Трудностями момента, происками врагов первый президент объясняет и необходимость концентрации полномочий, сильной руки.

Аргумент в пользу сильной президентской власти со ссылкой на внешние и внутренние угрозы «используется уже 25 лет», и «это может продолжаться бесконечно», отметил в комментарии для Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера», доктор политических наук Андрей Казакевич. По его словам, основной недостаток нынешней системы в том, что она «полностью зависит от одного человека», а это, кроме всего прочего, повышает риски в случае транзита власти.

 

 

Если новый «ключевой игрок» получит неограниченную власть, то это может создать угрозы в том числе и для независимости Беларуси, подчеркнул политолог. Он считает, что нынешнюю суперпрезидентскую модель «нужно менять как можно быстрее», а уж на какую — это предмет отдельных дискуссий. Если в процессе трансформации правильно организовать взаимодействие между ветвями власти, то можно избежать серьезного внутриполитического кризиса, подчеркнул Казакевич.

По мнению Быковского, не так важен переход к парламентско-президентской республике, сколько важно на практике установить правовое государство с разделением властей и справедливым судом, чтобы работала система сдержек и противовесов.

 

Смутой или замешательством может воспользоваться Москва

Однако все здравые рассуждения как участников дебатов, так и аналитиков на сегодня, скажем откровенно, повисают в воздухе, остаются благими пожеланиями. Вопрос реальных перемен упирается в политическую волю архитектора нынешней системы.

Беларусь таким образом оказалась в порочном круге. Ради ее будущего, говорит критически мыслящая публика, нужно запустить процесс политической трансформации, ослабить почти абсолютную власть президента. Но сам он уже четверть века демонстрирует термоядерное властолюбие и вряд ли психологически готов делиться полномочиями в более-менее серьезной степени.

На дебатах оппозиционеры — и Козлов, и Дамаскина, и Ковалькова — рефреном твердили, что ключом к переменам должны стать свободные, честные, справедливые выборы с прозрачным подсчетом голосов.

Но Лукашенко, который сам победил в 1994 году на демократических выборах, четверть века усердно трудился над их выхолащиванием. В уничтожении конкуренции, реальной альтернативы он видит гарантию удержания власти. И что, теперь станет пилить сук, на котором сидит?

Более того, ныне, когда доверие к власти, судя по многим симптомам, упало ниже плинтуса, закрытое от публики колдовство выведения официальных результатов электоральных кампаний становится для правящего режима тем более ценной палочкой-выручалочкой. Так что полный контроль над избирательным процессом Лукашенко и его окружение постараются держать до последнего.

А без демократических выборов любые перелицовки системы окажутся бутафорскими. Опасность же в том, что когда-нибудь крышку котла сорвет и перемены могут пойти драматичным, чрезвычайным путем. Еще одна опасность заключается в том, что смутой или замешательством в момент транзита власти может воспользоваться Кремль, у которого наверняка припасены сценарии для этого времени «Ч».