Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Нужен ли нам «сильный президент»?

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Сегодня мы завершаем «трилогию» о форме правления в Беларуси. Предлагается обсудить вариант с сильной президентской властью в новых условиях.

 

Ранее:

• Можно ли прожить без президента?

• «Мягкий президент»: плюсы и минусы

 

Примеры «сильных президентов»

На карте мира немало стран с «сильным президентом», особенно на американском континенте, в Африке, Азии, Тихоокеанском регионе. Есть такие президенты и в Европе, правда, их немного. В качестве примера остановимся на Франции.

От парламентаризма к сильной президентской власти Франция перешла после победы на президентских выборах в декабре 1958 г. Шарля де Голля. До этого по его инициативе был проведен сомнительный конституционный референдум с целью принятия новой Конституции. Она закрепила должность «сильного президента», которого избирали коллегии выборщиков сроком на семь лет.

Де Голль, став президентом Франции, упрочил свои позиции. Однако он вскоре понял, что одного семилетнего срока для него мало. Не дожидаясь окончания срока своей каденции, он провел в октябре 1962 г. новый референдум. По его результатам он получил право баллотироваться на второй срок и избираться путем всенародных выборов.

В мае 1968 г. во Франции начались массовые протесты против жесткой политики де Голля. Он не хотел покидать свой пост, распустил досрочно Национальное собрание и на новых выборах провел в него своих сторонников. В феврале 1969 г. он инициировал новый референдум, в результате которого планировал реформировать верхнюю палату парламента — Сенат. Однако большинство французов отвергли его инициативу. Он вынужден был уйти в отставку и эмигрировал из страны в Испанию, где занялся подготовкой своих мемуаров, но скоропостижно скончался.

Последующие президенты Франции продолжали использовать широкие полномочия президента. Лишь летом 2008 г. в Конституцию 1958 г. были внесены существенные изменения и дополнения. Они, в частности, установили пятилетний президентский срок и норму о замещении этой должности не более двух сроков подряд. Расширилась роль парламента и правительства.

О сильной президентской власти можно говорить в Румынии, Болгарии, Польше, Литве. Однако в последние годы наблюдается «дрейф» в сторону парламентарной формы правления. Авторитарные президенты уходят в прошлое.

Отдельного обсуждения заслуживает статус президента в Российской Федерации. Известно, что после провозглашения государственного суверенитета России 12 июля 1990 г. предполагалось учредить парламентскую форму правления. Однако президент РФ Борис Ельцин выступил с инициативой подготовки «своей» Конституции. С целью захвата власти он 3-4 октября 1993 г. разогнал с применением силы Верховный Совет и в нарушение закона назначил референдум по принятию «своей» Конституции. Со ссылкой на результаты всероссийского голосования 12 декабря 1993 г. Конституция РФ была введена в действие. Ельцин получил «царские полномочия».

С того времени институт президентской власти в России только укреплялся. Так, в ноябре 2008 г. срок президентских полномочий увеличился с четырех лет до шести.

Похожий «маневр» с расширением президентских полномочий был проведен в ноябре 1996 г. и октябре 2004 г. в Беларуси. Институт президентской власти был «усовершенствован» в Казахстане и других среднеазиатских республиках.

На мой взгляд, применительно к этим странам можно говорить не о президентской власти, а о деспотической форме правления, характерной для начальных этапов государственного развития.

Как видим, ничего хорошего «сильные президенты» не дали своим странам и гражданам. Исключением не являются и США, где достаточно примеров волюнтаристских решений глав государств. К сожалению, Конституции и законы не могут сдержать амбиции харизматических лидеров, а отрешить их от должности непросто.

 

Что может «сильный президент»?

Опять обратимся к нашему «первоисточнику», а именно: к третьему варианту поправок в Конституцию 1994 г.

Попытаемся представить, каким будет новый президент (сделаем паузу для обдумывания)… Срок его полномочий предлагается сократить до четырех лет и замещать должность не более двух раз. Выдвигать кандидатов в президенты могут инициативные группы, собравшие не менее 100 тысяч подписей избирателей. Правда, организовывать президентские выборы будет уже не Ермошина и Ко, а другие люди, кооптированные от партий и иных объединений.

Полномочия избранного в ходе демократических выборов президента также будут «усеченными». Так, он может предлагать парламенту кандидатуру премьер-министра, кандидатуры председателей высших судов, назначать иных судей (по рекомендации высшего органа судейского самоуправления). Президент будет руководить системой органов исполнительной власти, обеспечивать политическую и экономическую стабильность в стране. Однако при нем уже не будет разных сомнительных служб, управлений, центров и даже администрации.

Финансовое, материально-техническое и иное обеспечение, в том числе зарплату, президента и его «двора» будет определять правительство.

Президент получит право издавать в пределах своей компетенции указы и распоряжения, которые не должны противоречить Конституции и законам. За противоправную деятельность президент может быть отстранен от должности.

Конечно, при таких полномочиях президенту трудно будет «размахнуться» и диктовать другим органам свои условия, но возможности покомандовать будут. Тем более, что после выборов при нем образуется «команда друзей», которых он станет двигать на все ключевые и хлебные должности. Вопрос о преемнике также будет обсуждаться по окончании второго срока полномочий. «Песня» о лидере нации и его надежных друзьях будет звучать на всех каналах телевидения и радио. Дворцы и резиденции будут постепенно прирастать, счета в зарубежных банках будут постоянно пополняться.

 

Сколько стоит «сильный президент»?

По своему статусу «сильный президент» должен быть богатым человеком. Однако назначенная президенту зарплата — далеко не единственный критерий оценки его достатка.

К примеру, президент РФ Владимир Путин в декларации за 2017 г. указал, что заработал 187 млн рублей. То есть, на месяц приходится в среднем 1,5 млн рублей. При этом «злые языки» оценивают финансовое состояние Путина в размере 200 млрд долларов (см.: мнение международного эксперта Билла Браудера).

В интернете имеются данные и о зарплате начинающего президента Украины Владимира Зеленского. Он пока довольствуется суммой в 28 000 гривен (чуть больше 1000 долларов). Интересно, с какой суммой он завершит свою каденцию?

Что касается зарплаты Александра Лукашенко, то о ней можно судить по декларации о доходах перед президентскими выборами 2015 г. Согласно ей, президент Беларуси в 2014 г. заработал 550 млн рублей (до деноминации), то есть, примерно 54 тысячи долларов. Эта цифра мало о чем говорит и не раскрывает реальные доходы главы белорусского государства. О них можно будет судить лишь по окончании его властных полномочий.

В любом случае президенты не уходят с должности с пустыми руками. Но то, что они получили в период правления, — это лишь маленькая часть убытков для госбюджета. Подводную часть составляют расходы на многочисленную армию обслуживающего аппарата, а также имущество, выведенное из гражданского оборота и ставшее удельной собственностью.

«Черной дырой» расходов является оборонка, деятельность различных спецслужб, дотации сельскому хозяйству, умирающим гигантам промышленности. «Сильный президент» может распоряжаться средствами бюджета и других фондов по своему усмотрению.

При таком президенте мы — граждане страны — становимся заложниками власти. Пользуясь рычагами власти, он может сделать с каждым из нас все, что захочет, вплоть до уничтожения. Предъявить ему претензии можно будет лишь потом, когда он лишится своей должности. Но ему тогда будет все равно: отвечать за тысячу грехов или чуть больше.

Поэтому мы должны подумать, прежде чем согласиться на возрождение власти «сильного президента» — государя, вершителя судеб. Он вольно или невольно станет царем над простыми гражданами в силу своих возможностей.

Опыт истории показывает, что власть одного всегда чревата негативными последствиями. Исключений из ряда правителей почти нет. Они продолжаются упиваться своей властью до тех пор, пока тюрьма или смерть не прервут этот процесс.

Давайте ровняться на европейские страны, которые далеко ушли вперед в своем развитии, в том числе в выборе форм правления. Сейчас на смену авторитарной власти приходит парламентская республика с правлением достойных и мудрых. При ней основные решения принимаются коллегиально, порой в результате дебатов. Однако никто не навязывает своего мнения и не преследует оппонентов.

На этом я завершаю рассуждения на тему о преимуществах и недостатках различных форм правления для Беларуси. Уже многое прояснилось в этом вопросе. Высказывайте свое мнение в соцсетях сайта Naviny.by. Потом я сформулирую свою позицию и буду ее отстаивать в процессе конституционных преобразований в Беларуси. 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».