Посол Евросоюза: точная дата подписания визового соглашения — вопрос на миллион

Новый глава представительства Евросоюза в Беларуси Дирк Шубель прибыл в Минск чуть более двух недель назад.

В интервью БелаПАН он рассказал, каковы ожидания ЕС от парламентских выборов в Беларуси, когда могут быть отменены санкции и что сейчас происходит с соглашением об упрощении визового режима.

— 12 сентября вы вручили верительные грамоты Александру Лукашенко. Какие впечатления оставила у вас первая встреча с главой государства? Какие пожелания он высказывал, общаясь с вами?

— Прежде всего, я очень рад, что приехал в Беларусь не на пару дней, как было раньше во время рабочих визитов, а буду здесь на постоянной основе в течение следующих нескольких лет.

И я очень рад, что смог вручить верительные грамоты главе государства на четвертый день после своего приезда. Мне кажется, это почти рекорд. И с этого момента я могу полноценно исполнять свои обязанности главы представительства ЕС в Беларуси.

Для меня было честью вместе с моими коллегами-послами других стран встретиться с президентом и внимательно его выслушать. Президент высоко оценил состояние сотрудничества с ЕС, в частности, отметил, что мы являемся очень важным торговым партнером Республики Беларусь. Он также сказал, что не хотел бы, чтобы ЕС просил Беларусь выбирать между той или иной стороной. Но тут же добавил, что ЕС никогда и не ставил вопрос.

И я могу только еще раз подтвердить это — ЕС никогда не ставил вопрос таким образом. Мы заинтересованы в дальнейшем улучшении отношений с Беларусью, и мы не применяем принцип игры с нулевой суммой.

Мне кажется, что слова президента являются подтверждением того, что нам следует двигаться в этом направлении. Свою главную задачу я вижу именно в дальнейшем улучшении наших отношений, и не только с правительством, но и со всеми сообществами в Беларуси.

— После вручения верительных грамот вы написали у себя в Фейсбуке: «Теперь начнется настоящая работа!» Расскажите о своих первоочередных и перспективных планах в новой должности.

— Конечно, есть очень много планов и идей. Но, как известно, танго всегда танцуют вдвоем, поэтому, надеюсь, что эти планы поддержат наши белорусские партнеры. Мы находимся в контакте с правительством, а в ближайшее время я намерен встретиться и с другими представителями белорусского общества — нашими партнерами из гражданского общества, бизнесменами, журналистами.

Также планирую посетить все области Беларуси. Стыдно признаться, но кроме Минска я в Беларуси и не был нигде. Так что одна из моих целей на ближайший год — посетить все шесть областей, увидеть регионы, пообщаться с людьми разных профессий и взглядов, чтобы лучше узнать вашу прекрасную страну.

Еще я с нетерпением жду возможность отпраздновать День Европы в мае следующего года с как можно бóльшим числом белорусов. Это одна из моих идей — отпраздновать этот день шире. День Европы напоминает нам о том, как после Второй мировой войны создавалась нынешняя Европа.

— Это будет что-то вроде большого фестиваля наподобие тех, которые проводили посольства разных стран, например, как Большой Британский фестиваль?

— Можно посмотреть на то, как мы празднуем День Европы в соседних странах. Во время работы в Киеве и Кишиневе я с удовольствием участвовал в организации празднования этого дня. И не только в столицах, но и в других городах. Будет очень хорошо, если получится и в Беларуси организовать такой праздник. Это помогло бы белорусам лучше узнать страны Евросоюза. А что может быть лучше, чем открывать для себя традиции других стран, просто гуляя по парку, где можно съесть кусок пиццы, сделать глоток сангрии, попробовать кухню народов Европы? Надеюсь, нам удастся сделать этот праздник более масштабным.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние отношений между ЕС и Беларусью и какими видите перспективы для этих отношений?

— Если сравнивать нынешнее время и ситуацию 2014 года и ранее, то очевидно, что мы проделали долгий путь. Таких интенсивных контактов между ЕС и Беларусью еще не было за всю историю независимости Беларуси. И это очень хорошо, но можно сделать гораздо больше.

У нас отлично налажено сотрудничество с Министерством иностранных дел и с рядом других, если говорить о контактах с правительством. С некоторыми министерствами пока не установили такое тесное взаимодействие. И мы уже сотрудничаем с регионами, где, как мне кажется, есть много возможностей, чтобы развивать сотрудничество на региональном уровне в различных сферах.

Если говорить о конкретных примерах того, что сделано за последние несколько лет, то следует упомянуть сотрудничество Беларуси с Европейским инвестиционным банком и то, что заново налажено взаимодействие государственного сектора с Европейским банком реконструкции и развития.

Весьма важно, что мы запустили проекты TWINNING. Это очень полезный и эффективный инструмент взаимодействия между отраслевыми ведомствами ЕС и третьих стран. Он позволяет эксперту из любой страны ЕС, которую выберет принимающая сторона (в данном случае Беларусь), приехать сюда и работать здесь год, а иногда и больше.

Я знаю, что участие Национального банка Беларуси в первом TWINNING-проекте было очень успешно. Надеюсь, что мы сможем реализовать еще много таких проектов.

— Но, несмотря на такое активное развитие сотрудничества в различных сферах, в отношениях между ЕС и Беларусью все еще остаются весьма проблемные вопросы — права человека, демократия, смертная казнь, выборы. И я, например, пока не вижу здесь каких-то значимых изменений и улучшений. А вы видите какие-то признаки того, что вскоре что-то изменится?

— За многолетний опыт работы со странами вашего региона я понял, что есть одно слово, которое здесь имеет очень большее значение. Возможно, даже большее, чем в нашей, более западной части Европы. Это слово — стабильность. И я могу заверить вас, что политика ЕС в отношении Беларуси стабильна — она не менялась раньше и не изменится в будущем. Это касается прежде всего тех ценностей, которые важны для ЕС. Права человека и демократия возглавляют их список.

В последние несколько лет мне представилась возможность возглавлять Диалог по правам человека с Беларусью, который мы возобновили в 2015 году. Поверьте мне, я достаточно хорошо знаю ситуацию с правами человека в Беларуси. И вы правы в том, что предстоит еще очень много работы, немногое пока изменилось в лучшую сторону.

Но хорошая новость в том, что мы говорим о проблеме, обсуждаем ее. И я вижу больше открытости к диалогу со стороны властей, что раньше не всегда имело место.

Кроме того, с 2016 года мы проводим встречи Координационной группы Беларусь — ЕС. Они проходят дважды в год, и вопросам демократии и прав человека уделяется много внимания. А на некоторых из этих встреч вопросы прав человека были первыми в повестке дня. Эти вопросы важны для нас.

Еще одним шагом вперед является то, что в работу Координационной группы вовлечено гражданское общество — его представители приглашаются для участия в некоторых заседаниях. И мы все вместе обсуждаем проблемные вопросы. Иногда на таких заседаниях случается так, что представители правительства и гражданского общества начинают вести диалог исключительно друг с другом без нашего участия, мы как будто оказываемся в роли наблюдателей, и я считаю, что это хорошо.

Я хочу вас заверить, что вопросы прав человека и демократии будут играть важную роль и для меня лично во время работы в Беларуси. И я без колебаний буду поднимать их во время различных встреч. Надеюсь, мы сумеем добиться прогресса по этим вопросам за время моей работы здесь.

— В Беларуси сейчас идет избирательная кампания по выборам в парламент. Следите ли вы за ее ходом? Как эта кампания и ее результаты повлияют на отношения ЕС и Беларуси? Есть ли у ЕС какие-то ожидания от этой избирательной кампании?

— Вопросы выборов также являются частью нашего диалога по правам человека. Демократия и верховенство права предполагают соответствующие избирательные процедуры, избирательное законодательство.

И да, выборы — это та сфера, где за последние годы не был достигнут достаточный прогресс. Необходима всеобъемлющая реформа избирательного законодательства, как неоднократно заявляли Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ и Венецианская комиссия Совета Европы. Мы разделяем все сказанное этими двумя институтами в отношении избирательного законодательства. И нам бы очень хотелось, чтобы такие изменения произошли.

К сожалению, они не происходят в преддверии ноябрьских выборов. Это вызывает сожаление, однако мы надеемся, что впоследствии сможем продолжать работать над этим вместе с белорусскими властями и Центризбиркомом.

В то же время мы надеемся, по меньшей мере, что выборы в ноябре пройдут в соответствии с действующим законодательством и что будут иметь место некоторые улучшения в сравнении с прошлыми выборами. Мы будем очень внимательно следить за ходом всей избирательной кампании.

— Готовясь к нашей встрече, я просматривала интервью с вашей предшественницей Андреа Викторин, которое мы делали в ноябре 2015 года, когда она только начала работать в Минске. Мы тогда много говорили об отмене санкций ЕС в отношении Беларуси, о том, может ли Евросоюз снова их ввести и что могло бы стать основанием для этого. Сегодня эта тема так остро не стоит, но все же некоторые ограничительные меры ЕС (эмбарго на поставки вооружений, запрет на въезд четырем физическим лицам) еще действуют. Есть предпосылки для того, чтобы полностью убрать вопрос санкций из отношений Беларуси и ЕС?

— Прежде всего, я бы хотел отметить, что санкции — это часть набора инструментов политики, который использует ЕС. Беларусь — не единственная страна, в отношении которой все еще действуют некоторые санкции. Таких стран много, потому что санкции — это наш способ выразить несогласие и критику по поводу ситуации с демократией и верховенством права в определенных странах.

Как вы знаете, ЕС снял бóльшую часть действовавших в отношении Беларуси санкций, осталась лишь их малая часть. В 2015 году освобождение политзаключенных стало очень позитивным шагом, который мы приветствовали и отметили снятием большинства санкций.

В то же время в Заключениях Совета ЕС, принятых в феврале 2016 года, говорится, что для дальнейшего улучшения наших отношений необходим ощутимый прогресс в области прав человека, демократии и верховенства права. Это касается, в частности, свобод собраний, свободы слова и СМИ и других. Когда мы увидим дальнейший прогресс в этих областях, я думаю, будет возможна и полная отмена санкций. Мы должны работать для достижения этой цели. Как я сказал, мы прошли большой путь, и осталось лишь несколько ограничительных мер.

— Ранее говорилось, что в октябре Минск может посетить глава европейской дипломатии Федерика Могерини. Октябрь уже совсем скоро. Есть ли какая-то определенность с ее визитом?

— Октябрь также последний месяц мандата Федерики Могерини как Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности. Приступая к работе в этом качестве, она заявила о намерении до конца своего мандата посетить все шесть стран Восточного партнерства. Она побывала в четырех из них, но еще не посещала Молдову и Беларусь и сказала, что сделает это до окончания своих полномочий.

Я могу сказать, что мы работаем над подготовкой такого визита, и надеюсь, что сможем объявить конкретную дату и планы в ближайшее время. И я очень оптимистичен насчет того, что мы скоро увидим ее в Минске.

— От Андреа Викторин вам в наследство перешла и такая долгоиграющая тема, как соглашения об упрощении визового режима и реадмиссии. Стороны еще не завершили процедуры внутригосударственного согласования (интервью состоялось 19 сентября, а 20 сентября стало известно, что Лукашенко принял решение о подписании соглашения об упрощении визового режима с ЕС. — ред.). Может быть, уже известна дата подписания документов?

— Думаю, что точная дата — это вопрос на миллион долларов. Прежде всего, я хочу сказать, что мы очень рады тому, что весной этого года смогли завершить переговоры по тексту соглашения. Сейчас со стороны ЕС проходят внутренние процедуры согласования. Положительно завершено согласование внутри европейских институтов и сейчас ведется работа с государствами-членами ЕС.

Мы продвигаемся вперед.

Соглашение будет заключено, как только стороны завершат все внутренние процедуры. Через два месяца после заключения документ вступит в силу. Мы надеемся, что это произойдет как можно скорее. Мы все усердно над этим работаем.

— А в переговорах по Приоритетам партнерства есть какой-то прогресс?

— Что касается Приоритетов партнерства, то там, как известно, есть один открытый вопрос (речь идет о позиции Литвы, которая выступает против строительства Белорусской АЭС. — БелаПАН). Мы работаем со всеми заинтересованными государствами-членами ЕС над тем, чтобы найти решение и надеемся, что вскоре сможем подписать Приоритеты партнерства.

Это важно и для нас, и для Беларуси, потому что в случае подписания Приоритеты партнерства станут первым документом такого уровня, своеобразным планом действий, который охватывает все сферы нашего двустороннего сотрудничества и который послужит своего рода основой для дальнейшей работы.

— Минск неоднократно предлагал начать переговоры по базовому соглашению между Беларусью и ЕС, но в Брюсселе обычно отвечали, что сначала надо подписать Приоритеты партнерства, а потом уже говорить о базовом соглашении. Такая позиция по-прежнему сохраняется?

— Я думаю, что сначала надо сделать первый шаг, а затем уже второй. Сначала мы должны согласовать Приоритеты партнерства. Но я, как и многие в Беларуси, а также многие коллеги из стран ЕС, считаю, что в среднесрочной перспективе мы, конечно, должны стремиться к тому, чтобы начать переговоры по базовому соглашению.

Беларусь — единственная страна на постсоветском пространстве, у которой нет подобного двустороннего соглашения с ЕС. Очевидно, настало время, чтобы такое соглашение появилось. Но все должно происходить по порядку. Мы должны сделать первый шаг, а затем второй. 

Чтобы начать переговоры о базовом соглашении, нам требуется согласие всех 28 членов ЕС (или 27, если Великобритания к тому времени покинет ЕС), и после этого мы также должны будем получить мандат на ведение таких переговоров.

— Вы возглавляли отдел России в Европейской службе внешнеполитической деятельности. Вы хорошо погружены в тему отношений России с ЕС и, я думаю, отношений России с Беларусью тоже. На ваш взгляд, Россия прямо или косвенно оказывает какое-то влияние на то, как развиваются отношения между Беларусью и ЕС?

— У меня теперь другая должность, я нахожусь в Минске и моя задача — развивать отношения между Беларусью и ЕС. Дипломаты обычно не комментируют отношения с третьими странами, поэтому позвольте мне сказать только одно: мы заинтересованы в том, чтобы у Беларуси были хорошие отношения в том числе и с Российской Федерацией. И мы также хотели бы развивать наши отношения с Беларусью в соответствии с нашим видением. Как я сказал ранее, мы не мыслим в категориях игры с нулевой суммой.

— Но учитывая непростые сейчас отношения между Россией и ЕС, есть ли у ЕС какие-либо опасения и обеспокоенность в связи с планами по более глубокой интеграции Беларуси и России?

— Я все же не хотел бы комментировать отношения с третьей страной. Могу только сказать, что в рамках отношений с российскими властями ЕС придерживается тех пяти принципов политики, которые принял в 2016 году. Мы обсуждали и международные вопросы, и в рамках этих обсуждений мы говорили о том же, что заинтересованы в том, чтобы у Российской Федерации были хорошие отношения в том числе и с Республикой Беларусь.

— Есть ли у вас идеи новых проектов, которые Беларусь и ЕС могут реализовать совместно в ближайшие годы, в том числе на региональном уровне?

— Мы уже реализуем ряд проектов в регионах. Я очень надеюсь, что начало или завершение, или частичная реализация какого-то из них даст мне возможность приехать туда и собственный глазами увидеть достигнутый прогресс.

Также реализуются две программы трансграничного сотрудничества, в которых Беларусь играет очень активную роль. Одна из них между Латвией, Литвой и Беларусью, вторая — между Польшей, Украиной и Беларусью.

Два года назад Беларусь была сопредседателем Конференции региональных и местных властей Восточного партнерства и в следующем году вновь примет на себя эту роль. Мне кажется, это свидетельствует об активном участии вашей страны в работе этой платформы.

Я хотел бы отметить, что скоро ЕС вступает в новый финансовый цикл (бюджетный период). Это произойдет в 2021 году, но подготовка к этому идет уже сейчас. Окончательный бюджет еще не утвержден, но довольно скоро это произойдет. И тогда мы будем знать, сколько средств будет выделено для внешней политики, для политики по развитию, для Восточного партнерства и так далее.

Коллеги из Брюсселя, которые занимаются вопросами Беларуси и стран Восточного партнерства, в скором времени планируют приехать сюда, чтобы обсудить с белорусскими властями и всеми заинтересованными сторонами приоритеты на следующий финансовый цикл, которые мы сможем доработать в течение следующего года.

 

 

Фото Сергея Сацюка