Почему финансы госсектора поют романсы?

Госпредприятиям приходится тянуть социальное бремя, которое не на кого переложить.

Более половины предприятий, учитываемых Национальным статкомитетом, имеют отрицательную или низкую рентабельность. Многие из таких организаций относятся к промышленной отрасли и принадлежат государству или контролируются им. Почему их финансовое положение оставляет желать лучшего?

 

Промышленники хотят избавиться от пассивов

По данным официальной статистики за первое полугодие, 59% организаций имели отрицательную или низкую рентабельность (до 5%) продаж.

Министерство промышленности, которому подчиняются многие крупные промышленные организации страны, сегодня можно назвать зеркалом белорусской экономики. 104 из 181 организаций Минпрома, то есть 57,5%, по итогам первой половины года имели отрицательную или низкую рентабельность продаж. При этом 37 организаций Минпрома (20,4%) получили в январе-июне чистый убыток.

Кстати, в статбюллетене о работе госсектора за январь-июнь говорится, что за первое полугодие организациями с госкапиталом сформировано почти три четверти промышленного производства (74,2%) То есть у белорусской промышленности государственное лицо. Но финансовые показатели работы белорусских промышленных организаций не впечатляют.

Эта тема обсуждалась на этой неделе и на панельных дискуссиях, и в кулуарах Белорусского промышленно-инвестиционного форума.

Республиканская ассоциация промышленности БелАПП, которая объединяет большинство крупных промышленных предприятий, отмечает, что на членов ассоциации возложено множество обязанностей.

«Что является источником инвестиций предприятий? Прибыль. А что у нас с прибылью? 18% предприятия уплачивают в виде налога на прибыль. Кроме этого, на дивиденды государству предприятий должны направить минимум 20% прибыли», — отметила заместитель председателя БелАПП Светлана Семенюк.

Также, добавила она, промпредприятия на основании индивидуальных решений правительства перечисляют часть прибыли в Фонд национального развития, в инновационные фонды и в фонды госхолдингов.

В целом, констатировала Семенюк, финансовое положение в промсекторе довольно сложное — около 40% организаций промышленности испытывают дефицит оборотных средств.

Одна из причин не радужной финансовой картины в промышленности — огромное количество непрофильных активов. Их там сотни.

«По последним данным, на балансе наших предприятий находится 453 объекта социальной сферы, которые нужно содержать. В прошлом году в коммунальную собственность было принято только 12 таких объектов. Хотя, когда верстали Программу социально-экономического развития до 2020 года, предполагалось, что все объекты социальной сферы будут переданы в коммунальную собственность в 2018 году», — напомнила Светлана Семенюк.

Забирать непрофильные активы у госпредприятий местные власти не торопятся, ведь эти объекты нужно содержать, а в районных бюджетах и так денег не хватает.

По данным Минфина, в первом полугодии доля собственных доходов в совокупных доходах 58 районных бюджетов составила менее 50%. Иными словами, почти половина районов страны живет в основном за счет дотаций из центра. Откуда там деньги на содержание непрофильных активов промышленных предприятий?

Заместитель министра промышленности Сергей Гунько на панельной дискуссии Белорусского промышленно-инвестиционного форума рассказал, что местные власти не заинтересованы принимать у промышленных предприятий непрофильные активы. Хотя сами промышленники хотели бы избавиться от таких активов.

«Ранее это был актив — во времена хороших продаж и выручки, но сейчас с учетом кризисных явлений на рынках социальная инфраструктура стала пассивом для предприятий», — констатировал Сергей Гунько.

Сегодня, добавил он, 80% предприятий Минпрома хотели бы передать непрофильные активы государству.

 

Дойная корова всех не накормит

В общем, сами промышленники просят провести реформы в госсекторе для повышения эффективности организаций, которым приходится конкурировать в основном на внешних рынках, а делать это в условиях большой финансовой и социальной нагрузки непросто.

Особенно если наряду с промышленным производством приходится заниматься еще и сельским хозяйством — на балансе предприятий Минпрома находится 29 колхозов.

Кандидат экономических наук Георгий Гриц, который модерировал основную панельную дискуссию Белорусского промышленно-инвестиционного форума, считает, что оставлять промышленные предприятия один на один с накопленными проблемами неправильно.

«Проблемы промышленности — это задача, которую нужно решить, если мы хотим сохраниться как индустриальная страна», — подчеркнул Георгий Гриц в комментарии для БелаПАН.

Сегодня, считает он, в Беларуси «промышленные предприятия воспринимаются как дойная корова для социальных проектов и бюджета в целом».

«Обременения (непрофильные активы) нужно выводить с балансов промышленных предприятий либо нужно создавать условия, чтобы промышленники были заинтересованы нести эту нагрузку. Например, освобождать их от некоторых налогов. В частности, стоит, может быть, подумать о том, чтобы имущественные налоги для таких предприятий снизить», — полагает Георгий Гриц.

Он убежден, что настала пора выстраивать эффективную модель бизнеса в госсекторе. Например, использовать словацкий опыт.

«В Словакии львиная доля реального сектора тоже принадлежит государству, но управляется госсектор там не министерствами и не концернами, а фондами (коммерческими структурами), которые по поручению государства отвечают за доходность госпредприятий», — подчеркивает Георгий Гриц.

Научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая также считает, что эффективность госсектора в Беларуси следует повышать, а для этого нужно решить вопрос с непрофильными активами.

«Чтобы повысить эффективность, следует сократить издержки. Вероятно, Минпром будет эту тему и в дальнейшем поднимать, поскольку детские сады, колхозы и прочие непрофильные активы находятся за гранью ответственности промышленных предприятий, но при этом влияют на их финансовые показатели и конкурентоспособность», — отмечает Точицкая.

Она обратила внимание, что в Беларуси уже принимались точечные решения по освобождению организаций от непрофильных активов. Так, например, по рекомендации МВФ Нацбанк в 2011 году вышел из сельхозактивов, а «Белинвестбанк» в этом году также перестал быть собственником сельхозпредприятия.

Правда, банки вышли из этих непрофильных организаций после того как подняли их на ноги. Иная ситуация — случаи, когда непрофильные активы самостоятельно, без поддержки со стороны существовать не могут.  

«Если решать вопрос комплексно в масштабах страны, то потребуются дополнительные бюджетные расходы, чтобы местные власти могли принять все непрофильные активы предприятий в коммунальную собственность. Не факт, что белорусский бюджет в своем нынешнем состоянии готов взять на себя эту нагрузку», — резюмировала Ирина Точицкая.