Динамика отношений Минска с Евросоюзом — шаг вперед, три на месте

Хотя попытки сближения Минска с ЕС вполне понятны, рассчитывать на серьезные успехи оснований нет.

Очевидно, что отношения Беларуси с ЕС заметно улучшились. В страну регулярно приезжают европейские чиновники высокого ранга. По словам премьер-министра Сергея Румаса, «условия, на которых Европейский инвестиционный банк предоставляет ресурсы Беларуси, просто беспрецедентны».

Двусторонний товарооборот в 2015–2018 годах вырос с 14,4 до 17,3 млрд долларов, в том числе белорусский экспорт — с 8,6 до 10,2 млрд.

 

Позитивные сдвиги налицо

Вот и сейчас мы наблюдаем весьма интенсивные контакты Минска, в том числе на самом высоком уровне, с различными представителями Европейского союза.

За последние несколько месяцев Александр Лукашенко встретился с министром иностранных дел Латвии, а также главами миссий Германии и Великобритании и представительства ЕС в связи с завершением их пребывания в нашей стране. Лукашенко весьма позитивно оценил деятельность этих трех дипломатов в Беларуси, подчеркнул, что встречи по такому поводу происходят отнюдь не со всеми зарубежными послами.

Белорусский руководитель также выступил за сохранение Евросоюза. Он назвал его наряду с США, Китаем, Индией и Россией «опорой планеты» и добавил: «Если хоть одну из них, особенно такую, как Евросоюз, вырвать из-под нашего мира, он, конечно, не обрушится, но сильно зашатается».

Столь явно продемонстрированный интерес к расширению взаимодействия с объединенной Европой вызвал оптимизм у аналитиков сайта belarusinfocus.info. Соглашаясь, что ныне процесс нормализации отношений достиг определенного потолка, они, тем не менее, ожидают их активизации.

Расчет основывается на том, что с приходом в Европарламент и руководство исполнительных структур Евросоюза новых лиц противоречия между Брюсселем и Минском если и не отойдут в прошлое окончательно, то заметно ослабнут. Как следствие, с этим интеграционным объединением будет выстроено более эффективное и прагматичное взаимодействие.

Как еще один признак добрых намерений белорусского руководства аналитики расценивают президентское поручение внешнеполитическому ведомству активизировать работу по решению визовых вопросов с Евросоюзом.

Ну, а апофеозом прогресса должно, по-видимому, стать ожидаемый в октябре приезд в Минск верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини.

 

И все же прорыва не предвидится

Однако не все складывается так хорошо, да и далеко не все отмеченные сдвиги носят принципиальный характер. Кроме того, на фоне усиливающихся трений в отношениях с Россией не слишком благоприятными являются и внешние обстоятельства.

Например, за шесть месяцев нынешнего года товарооборот между Беларусью и странами ЕС, по данным Белстата, сократился на 11,3%, а экспорт — на 18,6%. В результате положительное сальдо составило всего 869,1 млн долларов (годом ранее показатель был в два раза выше).

Проблема в том, что, как признался сам Лукашенко на встрече с послом Великобритании Фионной Гибб, «наш экспорт и товарооборот во многом зависят от поставки нефтепродуктов. И как только случились на нефтепроводе Дружба беда и проблемы с грязной нефтью, у нас немножко просел товарооборот».

Впрочем, это эпизод. Главная же причина — то, что Беларусь не закончила переход к рыночной экономике, причем серьезных намерений ускорить процесс не просматривается.

Надежды на новых лиц со стороны ЕС на дипломатическом уровне видятся не очень оправданными. При всей важности послов для решения конкретных вопросов двустороннего взаимодействия, они едва ли играют определяющую роль в выработке фундаментальных основ политики своих государств в отношении страны пребывания. Тем более это справедливо для Евросоюза, в котором решения принимаются коллективно.

Еще менее обоснованны упования на отказ новых лидеров ЕС от прежних подходов к отношениям с белорусскими властями. Прежде всего, пока нет никаких признаков подобных настроений. Но даже если курс будет заметно скорректирован в сторону прагматизма, то отнюдь не факт, что в нынешней геополитической обстановке в мире это приведет нашу страну к стратегическому выигрышу. Ведь при переходе Европы к realpolitik исчезнут и противоречия с Москвой, что поощрит ту продолжать агрессивную внешнюю политику, которая рано или поздно неизбежно затронет и нашу страну.

Кстати, в свете предстоящей смены высшего руководства ЕС нет оснований связывать какие-то особые ожидания и с приездом Могерини. Это будет достаточно символично, но не более.

Наконец, в Минске прекрасно осознают, насколько опасно в нынешних обстоятельствах делать самые незначительные положительные жесты в сторону Европы.

В марте Лукашенко признался, что «сотрудничество с Западом сегодня вызывает некую аллергию и порой истерику у нашего главного партнера — Российской Федерации, у отдельных политиков». Но в то же время белорусский официальный лидер пока не рискует принимать западные приглашения даже на самые, казалось бы, безобидные мероприятия.

Так что хотя попытки сближения Минска с ЕС вполне понятны, рассчитывать на серьезные успехи оснований нет.