«В СИЗО с меня сняли розовые очки». Милиционер из Гомеля полностью отрицает вину

Обвиняемый в ряде преступлений Богдан Мастич выступил на суде с последним словом.  

Бывший сотрудник отдела по борьбе с экономическими преступлениями Центрального РОВД Гомеля Богдан Мастич 9 сентября выступил в суде с последним словом.

Дело рассматривает суд Центрального района Гомеля. Бывшего милиционера судят за хулиганство, превышение власти, бездействие должностного лица и уничтожение документов.

Обвинение считает, что вина Мастича доказана в полном объеме, и просит приговорить его к четырем с половиной годам лишения свободы.

Хулиганство, по версии следствия, заключалось в том, что милиционер поругался с таксистом и ударил его. Бездействие должностного лица вменяется ему за то, что он не принял решение по проверке, документы которой хранил дома. Еще один эпизод обвинения — Мастич при обыске у директора частной фирмы похитил документ, за возврат которого впоследствии просил вознаграждение.

Бывший милиционер полностью отрицает вину. В последнем слове он заявил, что доказательств его вины в суде добыто не было, а обвинение строится на предположениях. Цель уголовного преследования, по мнению Мастича, — изолировать его, чтобы не дать возможности передать в КГБ и ОАЦ некие документы, компрометирующие высокопоставленных чиновников.

Родители бывшего милиционера рассказали журналистам, что у сына был конфликт с руководством Центрального РОВД. «Его в сентябре прошлого года вынудили уволиться. Он писал министру внутренних дел, тогда — Игорю Шуневичу, ходил по судам, пытался восстановиться на работе. Но в итоге на него возбудили уголовные дела», — пояснили они.

В последнем слове бывший милиционер заявил, что «правоохранительная система не то что прогнила, а не имеет авторитета у граждан».

«Половина населения считает, что правоохранительная система работает так, как показывают по «зомбоящику»,раскрывают преступления, борются с коррупцией. Те, кто столкнулся сам с системой, так не считают, — сказал Мастич. — В нашем государстве каждое правонарушение со стороны сотрудника милиции, дисциплинарное нарушение трактуется как коррупция. Я попал в СИЗО, так как слишком любил свою работу, был фанатиком. Все обвинение построено на предположениях, на словах «возможно», «вероятно», «может быть». Да, я совершил дисциплинарный проступок — что касается документов, да, я совершил административное правонарушение — что касается конфликта с таксистом, который был улажен сразу же, но я не совершал преступлений».

По словам Мастича, главная причина уголовного дела в его отношении — некие «две папки». «Мне говорили во время следствия: «Отдай две папки!» Через эти две папки я здесь и сижу. Но я их не отдам. И афишировать их не буду. Лучше я их сожгу», — сказал он.

Бывший милиционер отметил, что в СИЗО познакомился с людьми, которые «сняли с него розовые очки», узнал, что многие люди сидят безосновательно.

«Меня приземлили, с меня сняли «корону» лучшего сотрудника. Я как-нибудь перетерплю, но потом спрошу с каждого. Я отмоюсь. Но отмоются ли души тех, кто это сделал со мной?» — сказал Мастич.

Он заметил в последнем слове, что правоохранительной системе нужны лишь такие люди, которые «кричат «Так точно!», «Ура!» и у которых голова только для приема пищи».

Приговор будет оглашен 10 сентября. В этот день Мастичу исполнится 27 лет. В системе МВД, учитывая учебу в профильной академии, он уже 10 лет.