Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Тень Горбачева на дне рождения Лукашенко

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

Думаю, что Александр Лукашенко, если и организовал на свой день рождения какой-то стол для членов семьи — детей и внуков тем не менее, он нутром чувствовал присутствие нежелательного гостя.

Пусть не все время, пускай на мгновения, но при каждом тосте, где говорящий упоминал про успехи Батьки, тень Михаила Горбачева всплывала в глубинах подсознания Лукашенко. Это была психологическая тень Горбачева. Она была невидима, но уж очень серьезно ощутима.

Если сказать коротко, то к этому дню Лукашенко прошел жизненный путь по психологической матрице Михаила Сергеевича.

Давайте и мы бегло пройдем по пути бывшего руководителя СССР, а потом сравним с долгой дорогой Лукашенко.

Горбачев в начале перестройки явился для трех групп населения социальным идолом:

1. Перед искренними коммунистами он был вторым, возрожденным Лениным. Это было как для христиан второе пришествие Христа. Горбачев говорил просто, непосредственно общался с народом. И главное — обещал чудеса в результате обновления компартии.

2. Перед демократами Горбачев представал чуть ли не американским президентом с коммунистически партбилетом.

3. Для третьей группы населения СССР — для простых аполитичных людей — Горбачев предстал магическим чудотворцем. Используя идеологему «Соединим преимущества социализма с лучшими сторонами капитализма», он возбудил ожидания того, что быстренько построит земной рай.

Если бы в то время проводились всенародные выборы, то Горбачев, несомненно, выиграл бы их с рейтингом около 90%.

Но время шло, даже летело тогда очень быстро. Ожидания всех трех групп не оправдывались. Рейтинг социально-политического чудотворца падал очень быстро и вскоре достиг нулевой отметки. Более того, различные катастрофы, провалы стали формировать в сознании людей отрицательные образы Горбачева. Тут и кровавые мясорубки в союзных республиках, падение уровня жизни, бездарное проведение антиалкогольной кампании.

После заключения в Форосе и невнятного бормотания после освобождения Горбачев приобрел стойкие образы слабака и болтуна, а еще разрушителя империи СССР и стал презираем и ненавидим многими.

Положительные архетипы Горбачева, говоря по-простому, сдулись, как воздушный шарик.

И вот Лукашенко прошел к своему 65-летию такой же психологический путь, как Горбачев.

Вершинами гипнотических формул Лукашенко, которые он пытался использовать для поддержки своего статуса социально-политического чудотворца, были следующие идеологеммы:

«Стремительно двигаясь по пути прогресса, мы будем делать всё, чтобы привести Беларусь в группу самых передовых стран мира — в этом я вижу свою <…> важнейшую задачу».

«История не раз доказывала — единство и целеустремленность всего народа способны творить чудеса».

Это из предвыборной программы 2015 года кандидата в президенты Республики Беларусь Лукашенко Александра Григорьевича.

Про такое даже Горбачев не говорил.

В отношении верующих христиан Лукашенко транслировал следующее сенсационное сообщение:

«Я — крещенный. Все мы во что-то верим, но я сторонник того, что подобные вопросы не должны демонстрироваться публично. Я даже очень плохо воспринимаю тех людей, которые вчера в церковь не ходили, а сегодня стоят со свечкой и молятся публично. У каждого свой бог, если не в сердце, то в мыслях… Президент предстает перед богом каждый день. Это ноша любого президента, потому что вынужден принимать судьбоносные решения. И с богом ты разговариваешь очень часто».

Для сельчан хватало такого чуда: «Ты три раза жаловался на засуху! Я тебе дождь дал!».

Доярки были счастливы услышать такое: «Это в конце концов надо идти к тому, чтобы там была хотя бы вечером теплая вода, чтобы доярка или свинарка, отработав на ферме, пришла домой, молодая девушка или женщина к мужику в постель ложилась помытой».

Академики и сантехники также чувствовали заботу чудотворца:

«Вы сегодня обижаетесь на то, что возникло ряд академий в отраслях: Академия аграрных наук, медицинских наук. Какой там? Канализационных нет еще? Будет уже. Ну, вот видите, даже канализационных наук, президент говорит, будет».

Однако шло время, а чудеса всё не наступали. Чтобы как-то микшировать отрицательные последствия своей чудотворной болтовни, приходилось иногда впадать в новые фантазии:

«Мне очень приятно было, что папа римский (поляк) поддерживал ту политику социальной направленности, которая проводится в нашем государстве. Он буквально через два-три года после того, как я стал президентом, и когда он увидел, в каком направлении движется наша страна, и сравнивал с другими государствами, он, такой большой человек, первым сказал, что Беларусь движется в правильном направлении, и очень хорошо заметил он, что здесь соблюдаются социальные стандарты и поддерживается народ Беларуси».

Причем это «иногда» становилось системой:

Но как только Властелин чудес переходил с небес, с Божеских вершин на землю, как только утверждал про зарплаты, так сразу люди видели в нем символически-функциональную фигуру болтуна.

На четвертом Всебелорусском народном собрании: «Мы, как и договаривались, к концу 2010 года выходим на среднюю заплату 500 долларов в целом по стране... К 2015 году мы должны приблизить размеры заработной платы к тысяче долларов в эквиваленте. Это самые высокие в нашей истории темпы роста зарплаты и доходов населения. Конечно, зарплата 500 долларов или даже 1000 долларов меньше европейского уровня, как у нас принято говорить. Но это если считать только ее номинальное значение. Однако нельзя не учитывать, что государство добровольно взяло на себя значительную часть расходов, связанных с социальным обеспечением граждан».

Предательство силовиков, которые непосредственно его охраняли (Втюрин), повальная коррупция медиков, катастрофический падеж скота (тысячи голов за год!) и многое подобное постепенно формировали в сознании людей образ Лукашенко как слабака. Руководителя, бездарного в кадровой политике. Ведь медиками управлял его назначенец из могилевских, с которого, кстати, и пылинки не упало, а сельским хозяйством заведовал кадровый старожил Русый.

Особенно ярко продемонстрировал Властелин кадров свою управленческую слабость в Орше:

«Пока это идиотское отношение к моему поручению (по Орше). Но я знаю, что делать. Власти у меня хватит».

«Единственная причина невыполнения моих поручений заключается в пофигическом отношении правительства к поручениям президента. Поэтому на этой неделе внести предложения по замене всего руководства правительства, всей верхушки из резерва кадров, который мною сформирован. Хватит смотреть им в рот, и они будут нам рассказывать, как им сложно, как им трудно!»

Почему я так уверенно утверждаю, что Лукашенко в свой день рождения чувствовал психологическую тень Горбачева?

«Если бы я сегодня был уверен и знал, что сегодня белорусы на 80% там или больше ненавидят Лукашенко, я бы эти все шмотки собрал, положил на стол и сказал: спасибо, братья белорусы, я себе на хлеб заработаю, я не держусь за кресло… ради какого-то богатства и денег… И я должен, уходя, если говорить о моем уходе, оставить мою страну такой, чтобы другому было стыдно после меня работать хуже. И такую страну я оставлю нашим белорусам».

Спустя семь лет Лукашенко признался в ненависти людей к себе и своим чиновникам-назначенцам

Чиновникам в Орше: «Не любите вы людей, не любите завод… Зачем в траву класть асфальт? Это что? Культура?.. Без бордюра. Вот за это нас чиновников, а точнее вас, и ненавидит порою народ за вашу безалаберность и безобразия».

Несмотря на тень Горбачева, Лукашенко умудрился сделать себе ко дню рождения подарок. Приехал в Ивье и там, пребывая в неземном блаженстве, сообщил:

«Я второй раз за последнюю неделю попадаю в рай: первый раз в Старых Дорогах — самый лесной наш район. Я давно-давно там был. Приехал, думаю: интересно, как оно. Слушайте, как на курорте люди живут: кругом лесной массив, люди довольны».

Несмотря на эти сенсационные сообщения, народ массово не рванул жить ни в Старые дороги, ни в Ивье. Ни пробок, ни заторов на дорогах туда ГАИ не зафиксировало.

Но я вам скажу… Это же какой талант надо иметь, какие гениальные чувства, чтобы в окружении замордованных нищенскими зарплатами людей, ощущать себя в раю… Но и тут есть разгадка парадокса. Рай для Лукашенко это когда хоть несколько человек, находясь рядом с ним, боготворят его, верят, как Богу.

После пребывания в раю о каком ценном и значимом подарке для Лукашенко ко дню рождения можно говорить? Разве что об изгнании из души тени Горбачева? Но это возможно или неким чудом, или после реальной встречи с Богом.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».