Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Освободить «пламя мира» из спортивного плена

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

До и во время Европейских игр все президентские СМИ очень много времени уделяли огню. Его называли огнем мира. Пропагандисты ни слова не говорили про то, что огонь запретили взять в Греции, откуда традиционно зажигали огонь для олимпиад.

«Международный олимпийский комитет в целях защиты коммерческих прав запретил Европейским олимпийским комитетам (ЕОК) использовать элементы церемонии зажжения огня в Древней Олимпии — крупнейшем святилище Древней Греции и месте рождения первых Олимпийских игр…» — писал «Прессбол».

В итоге «пламя мира» зажгли в Риме, где находится штаб-квартира Европейских олимпийских комитетов.

Факел с «пламенем мира» пронесли по десяткам городов Европы и десяткам городов Беларуси. Эстафета огня длилась пятьдесят (!) дней и завершилась 21 июня торжественным зажжением чаши олимпийского огня на стадионе «Динамо» в Минске.

Какой смысл имело слово «мир» в применении к огню спортивных игр, никто никогда не объяснял гражданам Беларуси. Слово мир не смогло подействовать на президента Сербии, и он не появился на открытии игр по причине шествия делегации Косово, несмотря на уговоры Лукашенко. Зарядиться магией мира не захотели главы европейских государств. И Лукашенко выглядел и на открытии игр, и на зрительских трибунах почти как Остап Бендер при проведении виртуальной всемирной шахматной олимпиады.

Огонь — существо бездушное и безропотное. Ему все равно, где его пронесли, чьи руки его несли. Ему все равно, сколько ему суждено жить, когда его зажгут, когда погасят.

И я бы тоже проигнорировал политическую игру Властелина огня-пленника. Но один случай потряс меня, раскрыв цинизм созданной ситуации.

Во время Игр ко мне в гости приехал профессор из Калифорнии. Посетив белорусскую голгофу — Куропаты — мы отправились в Тростенец. Выехав из Минска за кольцевую, мы заговорились и проскочили поворот с трассы вправо к мемориалу, который был создан в том числе на деньги австрийцев. Тот мемориал, который открывал Лукашенко с президентом Австрии и послом Германии. Развернулись и поехали опять на Минск.

И вдруг нас притормозила вывеска «Большой Тростенец». Повернули в поселок и через пару минут оказались возле двух памятников. Один — высокая стела с надписью о том, что здесь похоронены останки 201 тысячи жертв нацистов, а перед ней — маленький памятник, где написаны слова о том, что здесь покоятся воины-освободители Минска от гитлеровцев. А перед памятником находилась круглая металлическая чаша для вечного огня. Огонь не горел.

Но вечером по президентскому телевизору юные ведущие вновь взахлеб рассказывали про «пламя мира», показывали трубы, по которым газ подается в факел на стадионе «Динамо». А еще по БТ показывали очередные эстафетные репортажи «Беларусь помнит». Показывали фотоснимки воевавших солдат. О них говорили их родственники.

Я попытался погуглить, где еще в Минске горит вечный огонь, но безуспешно.

И тогда, глядя на «пламя мира» и на фотоснимки фронтовиков, я подумал: а почему эстафета этого пламени не зажгла «вечный огонь» в Большом Тростенце? В других давно остывших очагах? Хотя бы накануне 22 июня? Почему это не сделали ветераны-фронтовики, даже если они в инвалидных колясках?

Да, эстафета «пламени мира» побывала на Кургане славы. Но это место всем известно. Если уж глава Беларуси решил посоревноваться с «Бессмертным Полком Путина акцией «Беларусь помнит» — вот тебе и ход: пронести руками ветеранов-фронтовиков «пламя мира» по всем погасшим мемориальным очагам.

А можно было сделать и так: взять огонь от мемориалов и принести его на «Динамо», соединив с «пламенем мира» из Рима. И есть третий вариант: «пламя мира» со стадиона «Динамо» после закрытия игр не гасить, а перенести к мемориалам на День освобождения.

В общем, можно «пламя мира» освободить из плена и придать ему магическую миротворческую силу.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».