Белорусские власти решили не переть бульдозером?

Наверху, похоже, избирают более гибкую тактику в отношениях с недовольным обществом…

Строительство аккумуляторного завода под Брестом приостановлено. Такое распоряжение подписал 14 июня председатель облисполкома Анатолий Лис. Это еще не победа противников предприятия, но явный успех.

Раньше власти незатейливыми привычными методами (задержания, сутки, штрафы) прессовали заводил протестов против экологически опасного, по мнению многих брестчан, завода.

Но в последние дни стали твориться чудеса. Людей пригласили на разговор сначала к городскому, а потом и к областному начальнику. И тональность этого диалога оказалась вполне конструктивной. Мол, если завод действительно окажется чересчур вредным, то он не заработает.

Ранее продвинутую публику изумила поездка главы Администрации президента Натальи Кочановой в Могилев, где она извинилась перед местной цыганской общиной, пострадавшей от грубых действий силовиков.

В белорусской фразеологии на такие случаи есть меткое выражение: «Мусіць, воўк у лесе здох». Да, это, мягко говоря, нетипично для поведения отечественных властей. У Александра Лукашенко репутация жесткого руководителя, который не любит давать слабины. Мол, раз уступишь, так потом на голову сядут.

Такой стиль долгие годы проецировался на все этажи власти. Но вот на днях во время кадровых назначений президент вдруг заговорил в ином ключе: «Не надо плугом или бульдозером переть на всё, что перед тобой. Где-то надо и поаккуратнее, где-то объехать. А не получилось — извинись. Надо разумно».

Прозвучал и такой наказ чиновникам: «Не допускайте хамства по отношению к людям, потому что много жалоб. Не надо их отпихивать. Другого народа нет, и не такой уж плохой у нас народ. Надо с ними работать».

 

Лукашенко скомандовал чиновникам подобреть

Неужели и в Беларуси подул свежий ветер перемен?

«Я бы не назвал это либерализацией. Отношение властей к оппозиции, политическим противникам не меняется», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его мнению, «скорее, это попытка не злить большие социальные группы в ситуациях, когда очевидна их правота и неправота властей».

Тактика властей меняется под воздействием двух факторов, говорит аналитик. Во-первых, приближаются избирательные кампании. Во-вторых, современные технологии создали новую информационную ситуацию.

Раньше повестку дня определяло белорусское телевидение, теперь определяет интернет, социальные сети. «Интернет делает проблему очевидной для множества людей», — подчеркивает собеседник.

Он отмечает, что Лукашенко в последнее время нередко реагирует именно на то, что публикуется в сети, «спорит с интернетом».

Действительно, очень похоже на то, что именно резонанс в сетевых СМИ после гибели солдата Александра Коржича привлек внимание высокого начальства к проблеме дедовщины в армии. То же произошло и в истории с облавой на цыган в Могилеве после смерти инспектора ГАИ.

 

У режимов истощился ресурс

Параллельно и в России власть начинает откручивать назад в ситуациях массового возмущения. В Екатеринбурге общественность добилась отмены строительства храма на месте сквера. И там сначала протестующих пытались придавить, запугать, но потом в ситуацию вмешался Владимир Путин.

А на днях в Москве были сняты обвинения с журналиста Ивана Голунова, которому, судя по всему, подбросили наркотики в отместку за разоблачительные материалы. За него вступилась масса самых разных людей. И здесь задний ход дали по отмашке Путина. При том что и у него репутация жесткого лидера, который не любит пасовать под давлением общественного мнения.

Чем же объяснить эти проявления мягкости, нехарактерной для двух авторитарных режимов?

Одна из главных причин в том, что у властей России и Беларуси заметно истощился ресурс — и экономический, и пропагандистский. У наших восточных соседей иссяк заряд «крымнашизма», между тем как уровень жизни падает шестой год (санкции, батенька!).

В белорусском случае выработан ресурс старой, нереформированной экономики. Сократилась российская подпитка. Уровень жизни электората телепается вокруг пресловутых 500 долларов среднего заработка в эквиваленте, причем для многих и такие деньги — как сон, как утренний туман.

 

Процветания не предвидится

Причем у нас нет никаких оснований надеяться на сильный экономический рост. Лукашенко опасается структурных реформ. Настроен и впредь спасать госсектор.

По авторитетным прогнозам, экономический рост в ближайшие годы будет в районе 2%. И то не факт. Многое будет зависеть от щедрости России. В частности, от того, согласится ли она компенсировать потери от налогового маневра. А она не хочет, требует углубленной интеграции. Так что и здесь лафа кончилась.

Таким образом, процветания белорусы в обозримом будущем не дождутся. Образ вождя, осыпающего благами свой добрый народ, поблек.

Лукашенко сконцентрировал в своих руках колоссальную власть и долго поддерживал патерналистские настроения. Внушал народу, что вникает во все мелочи, лично решает все более-менее значимые вопросы. И теперь, если что-то где-то не так (а многие убеждены: все не так, ребята), народ склонен пенять именно на вождя.

На стол президента, как говорят знающие люди, кладется вполне адекватная закрытая социология. Рейтинг Лукашенко, уровень доверия к институтам власти, похоже, выглядят незавидно.

Судя по всему, перед выборами решено взять курс на улучшение имиджа власти. Не переть бульдозером, как выразился сам президент.

 

Страшилки работают все хуже

Между тем общество во многом переросло власть. В этом плане показательно большое исследование ценностей населения Беларуси, проведенное Исследовательским центром ИПМ.

Один из выводов таков: «За последние 10 лет в Беларуси произошел существенный рост интернализации ценностей рыночной экономики». Проще говоря, стало больше тех, кто за нее. В сумме доля людей, разделяющих ценности рыночной экономики полностью или частично, в 2018 году составила 46,8% против 35,8% в 2008 году.

А вот последовательных приверженцев социализма — только 27,3%, причем больше всего их среди людей старшего и пожилого возраста, говорится в исследовании.

А поскольку время неумолимо, добавлю я, то эта электоральная база Лукашенко сужается. И его старые страшилки насчет ада рыночной экономики будут работать все хуже.

 

Система будет слабеть

Наверху, вероятно, начинают понимать, что наглухо законопачивать общество — не лучший вариант. И надо хотя бы что-то сулить более продвинутой части граждан.

Вероятно, отсюда — неожиданно либеральные рассуждения главы Центризбиркома Лидии Ермошиной, что, вот, неплохо бы и выборы по партийным спискам внедрить, и даже к выборам мэров потихоньку идти. А Лукашенко раз за разом начинает заговаривать о новой Конституции, перераспределении власти.

Понятно, что это очень похоже на разговоры в пользу бедных. Власть может еще пойти на попятную в коллизиях, которые не связаны с политической борьбой. Но с теми, кто посягает на устои, разговор по-прежнему короткий. И президентские выборы 2020 года, по прогнозу Карбалевича, пройдут по еще более жесткому сценарию, чем прежние.

Сейчас на Лукашенко, которого, как он признавался, тошнит от разгула демократии, давит еще и российский фактор. Открути гайки — еще возникнет турбулентность в системе. А если тут ситуация зашатается, начнутся серьезные волнения, то восточный союзник под маркой братской помощи может взять страну под полный контроль.

В общем, нынешний руководитель Беларуси вряд ли способен на демократизацию системы. Но в целом «логика процессов подталкивает политический класс к либерализации», говорит Карбалевич. По его словам, исключено, что «преемник Лукашенко будет большим диктатором, чем Лукашенко».

Остается подчеркнуть: власть отступает тогда, когда чувствует силу возмущения, нарывается на упорство граждан. Под лежачий камень вода не течет.