Чем запомнится Валерий Малашко — седьмой министр здравоохранения

Валерий Малашко пробыл на посту министра здравоохранения два с половиной года. Это один из самых коротких сроков на этом посту в новейшей истории Беларуси. Меньше Минздравом руководил лишь ушедший с должности со скандалом Владислав Остапенко. Всего за годы независимости министерством руководили лишь восемь человек.

 

Странный приход

Он пришел на пост министра запоминающимся образом. Сначала его в конце 2016 года назначили министром труда и социальной защиты, а через полтора месяца — в январе 2017-го — президент передумал и отдал в его руки Минздрав, которым до того в течение десяти лет руководил Василий Жарко, которого повысили до вице-премьера.

При назначении Малашко министром здравоохранения Александр Лукашенко сказал, что на эту должность было 15 кандидатур, но у Малашко был «самый высокий рейтинг при проверке».

До назначения на первую министерскую должность — труда и соцзащиты — Валерий Малашко, которому в 2016 году исполнилось 50 лет, семь лет работал заместителем председателя Могилевского облисполкома. По образованию он врач — окончил Минский государственный медицинский институт.

В начале карьеры около пяти лет работал в реанимации в разных больницах врачом-анестезиологом-реаниматологом, заместителем и главным врачом Могилевской областной детской больницы. С 2004 года был первым заместителем начальника управления здравоохранения Могилевского облисполкома, а затем и начальником управления.

 

Тяжелое наследие

За десять лет, которыми Минздравом руководил Василий Жарко, увеличилась продолжительность жизни, снизилась младенческая смертность, развивалась трансплантология, в белорусскую медицину пришли новые технологии. Все десять лет на посту главы Минздрава Жарко планомерно продвигал белорусскую фармакологическую промышленность. Здешние дженерики заменили наиболее массовые зарубежные препараты.

Однако наследство Жарко оказалось очень тяжелым — белорусскую медицину уже при Малашко начали сотрясать коррупционные скандалы, истоки которых уходят в периоде правления предыдущего министра. Жарко, конечно, говорил, что не знал о коррупции в Минздраве. То есть, работая десять лет, не знал, что в системе здравоохранения дела системно решаются через взятки.

Жарко сняли с высокой должности вице-премьера (он отвечал за социальную сферу), но по делу о коррупции в системе Минздрава он не проходит даже свидетелем, хотя было возбуждено более 90 уголовных дел.

Лукашенко спустил всех собак на Малашко. В сентябре 2018 года на совещании президент задал ему вопрос, говоря о коррупционном скандале: «Вы мне вот так честно скажите, между нами говоря: вы способны управлять министерством? Если вы не способны, дальше будет хуже».

К тому времени работавший в министерстве менее двух лет Малашко ответил: «Александр Григорьевич, я сделаю всё для того, чтобы исправить недостатки и система здравоохранения работала стабильно».

 

Что сделано за два с половиной года?

По сути, Малашко оказался заложником тех же проблем, которые решал и не мог решить Жарко — недофинансирование системы здравоохранения, постоянная нехватка кадров, недовольство медиков зарплатами.

Дефицит финансов на капитальное строительство частично компенсируется привлечением средств частных компаний. Так, еще при Жарко за счет благотворителей построили новое здание детского хосписа. Здесь теперь работает и Республиканский клинический центр паллиативной медицинской помощи детям.

Уже при Малашко летом 2017 года Министерство здравоохранения объявило сбор средств для детской больницы в Гомеле. Когда же в августе 2018-го президент приехал в построенную больницу, оказалось, что там не все оборудование новое, в том числе для операционных. Глава государства обещал спросить за это и с Жарко, и с Малашко.

При Малашко в июне 2019 года в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии в Боровлянах открылась лаборатория генетических биотехнологий. Около 80% суммы на ее строительство выделил «Белагропромбанк».

При Малашко продолжала развиваться система электронного здравоохранения, активнее начали внедрять институт врачей общей практики, были внесены диктуемые временем и технологиями изменения в законы, касающиеся трансплантации и репродукции человека.

Если Малашко-организатору есть что поставить в заслугу, то Малашко-чиновник продолжил традицию непростых отношений Минздрава и прессы. При нем в 2018 году впервые журналистам отказали в допуске на итоговую коллегию Минздрава, но все же разрешили присутствовать после возмущения работников СМИ. А на следующий год и возмущение не помогло — журналистов на коллегию не допустили, лишь предоставив текст отчета Минздрава.