«Меня оговорили». Бывший милицейский начальник из Чечерска всё отрицает

Дмитрий Евстратенко обвиняется по девяти эпизодам. Ни по одному из них виновным себя не признал.

В суде Центрального района Гомеля продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего начальника криминальной милиции Чечерского РОВД Дмитрия Евстратенко.

Напомним, милиционер обвиняется в мошенничестве, превышении власти, покушении на взятки — всего в обвинении девять эпизодов. Обвинение утверждает, что Евстратенко выманивал взятки у наркоманов, находил беспомощных стариков и с помощью махинаций отнимал у них деньги и имущество.

В преступную деятельность были втянуты его сестра Людмила Евстратенко — работница райисполкома, подруга Марина Евстратенко (однофамилица) — юрисконсульт больницы, а также двое сельчан — сожители Иванчикова и Донцов.

Накануне были допрошены другие участники «преступной группы», а 29 мая начался допрос основного фигуранта дела.

Дмитрий Евстратенко полностью не признает вину. Он утверждает, что все его оговорили, а инициаторами оговора являются сотрудники ГУБОПиК.

 

Борьба с наркотиками. Побочный эффект

Согласно обвинению, у Евстратенко была своего рода такса для наркоманов, которые не хотели попасть в тюрьму. Но суммы в каждом случае были разные — от 300 до 2400 долларов. На суде бывший начальник криминальной милиции заявил, что ни у кого не просил и не брал денег. Всё — оговор.

Первый эпизод уголовного дела касался выманивания взятки у местного жителя, которого взяли за наркотики.

«Он мне помогал в оперативной деятельности — рассказывал о лицах, которые занимаются наркотиками. Поэтому мы с ним встречались. Никаких встреч, связанных со взяткой, не было. Я не просил у него сто долларов. Встречался с ним для получения информации, не более того», — представил обвиняемый свою версию.

По его словам, впоследствии его секретный сотрудник попал под уголовное дело и получил 11 лет лишения свободы. «Он написал на меня заявление уже после моего задержания сотрудниками ГУБОП — чтобы мне навредить», — твердит бывший милиционер.

Второй эпизод, по обвинению, звучит так. Евстратенко под угрозой сфабриковать уголовное дело по распространению порнографии и наркотиков склонил жителя Чечерска Андрея Васильева продать по бросовой цене свой дом тёще милиционера. Васильев был вынужден продать дом и остался без жилья.

Евстратенко не отрицает, что содействовал тёще в приобретении этого дома, но заявил, что всё было законно.

«Я жил в 2015 году с бывшей женой и детьми в одном жилье, хоть и был разведен. Хотелось бы, как нормальному добросовестному человеку, чтобы у детей появилось свое жилье. Дом присмотрел в интернете по объявлению. Только потом узнал, что он принадлежит Васильеву, в отношении которого я проводил проверку», — дал показания Евстратенко.

По его словам, за дом он заплатил 5 тысяч долларов и доплатил автомобилем «Ниссан», практически новым, который ранее купил за 16 тысяч долларов.

«Васильев никуда не жаловался, пока я не попал под уголовное дело. Потом ГУБОП уже взял у него заявление на меня, когда он сидел в ЛТП», — сказал бывший милиционер на суде.

Третий эпизод касается жительницы Чечерска Татьяны Шлыковой, которая, согласно материалам дела, передала милиционеру 2400 долларов как взятку за то, чтобы ее сына не посадили за наркотики.

Эту информацию бывший начальник криминальной милиции тоже опровергает. По его словам, он действительно встречался со Шлыковым, в отношении которого ранее проводил проверку.

«Он сам попросил о встрече. Я думал, что он собирается передать мне какую-то информацию о лицах, которые занимаются наркотиками. Он в автомобиле при встрече предложил мне две с половиной тысячи долларов, сказал, что одолжил их у своей матери. И просил прекратить дело. Я отказался от денег. Я не хотел брать, потому что он был ранее судим, в том числе за сопротивление работникам милиции и по другим статьям», — рассказал обвиняемый.

Судья Виктор Козачек уточнил: «А если бы Шлыков не был ранее судим, взяли бы деньги?» Милиционер ответил, что нет.

Кстати, уголовное дело в отношении Шлыкова было прекращено. Экспертиза не нашла в его биологических материалах наркотических веществ.

 

Милиционер-альтруист

Еще один эпизод обвинения, по которому был допрошен Дмитрий Евстратенко, касался попытки завладения квартирой недееспособного пенсионера.

Начальник криминальной милиции уговорами и угрозами убедил Донцова, с которым был знаком, и его мать оформить на себя опеку над недееспособным стариком Амуровым. Помощь в оформлении документов оказывали сестра милиционера (сотрудница райисполкома) и его подруга (работница больницы).

После оформления так называемой опеки милиционер завладел квартирой старика в Чечерске и, как отмечается в обвинении, «распоряжался по собственному усмотрению».

На суде Евстратенко заявил, что всё было совсем не так.

Его версия такова. Донцов был его секретным сотрудником — предоставлял ему различную информацию. И этот Донцов сам захотел оформить опеку над стариком, чтобы поселиться в его квартире в Чечерске.

«Да, я возил Донцова в больницу сестринского ухода. Так как Донцов мне помогал — почему бы мне не помочь? В оформлении опекунства я никак не участвовал. Квартиру того дедушки он мне предлагал приобрести, после его смерти», — говорил на суде бывший милиционер.

В обвинении говорится, что Евстратенко завладел ключами от квартиры и тратил деньги на ее ремонт. Зачем, если не собирался там жить сам?

Здесь в деле появляется некий гражданин Лисимов, который делал Евстратенко забор в деревне, так как у самого начальника криминальной милиции «не было свободного времени». К тому времени пенсионер Амуров уже скончался.

«В октябре стало холодать, и я предложил Лисимову пожить в квартире в Чечерске — в этой квартире, которая осталась после смерти дедушки Донцову. Мы все договорились, что Лисимов поживет там и будет делать ремонт. Донцов мне обещал, что деньги, которые я затрачу на ремонт, отдаст мне после продажи квартиры. Я старался с ремонтом — привез доски, попросил сантехника поменять трубы, чтобы Лисимову было более комфортно жить в той квартире. Мне она была не нужна», — свидетельствовал Евстратенко.

«Вы альтруист?» — уточнил прокурор.

«Я нормальный человек, помогающий другим», — ответил обвиняемый.

Почему же Донцов и его мать на следствии рассказывали совсем другое, почему оговорили милиционера?

«Они не хотят отдавать мне деньги, которые я им одолжил. И еще, в 2018 году я начал собирать материал на Донцова, что он оформил телефон на чужого человека и забрал себе», — объяснил бывший милиционер.

По его мнению, его подруга — юрисконсульт больницы Марина Евстратенко, также его оговорила под давлением сотрудника ГУБОПиК.

 

Допрос бывшего милиционера продолжится 3 июня. Будет разбираться эпизод с другим недееспособным пенсионером, которому Евстратенко также помог найти опекунов. Несчастный старик привлек к себе внимание банковским счетом, на котором было 11 тысяч рублей, и собственной квартирой.