Оппозиция готовит лозунги под выборы. У кандидатов от власти лозунг один на всех

Пробуем разобраться, про что будут выборы — какую повестку попытаются сформировать власти и оппозиция.

На начало или середину августа в Беларуси придется старт парламентской избирательной кампании, занимающей три месяца. Точная дата выборов пока не известна, предпочтительным днем глава Центризбиркома Лидия Ермошина считает 17 ноября. Но в принципе сроки более-менее ясны.

Попробуем разобраться, про что будут выборы — какую повестку попытаются сформировать власти и оппозиция.

 

Президент рассчитывает на провластные структуры

Президент Беларуси рассчитывает на активное участие профсоюзов в избирательной кампании. Об этом Александр Лукашенко сказал 2 мая на встрече с председателем Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ) Михаилом Ордой:

«От предвыборной кампании далеко не уходите — вместе с общественными организациями, органами власти, где-то партии будут подключаться к этому процессу (независимо, оппозиционные они или, как у нас принято говорить, провластные). Мы должны достойно, красиво и честно организовать этот процесс».

Следует отметить, что ФПБ вместе с общественными объединениями «Белая Русь» и «Белорусский республиканский союз молодежи» являются откровенно провластными структурами. При этом ФПБ — самая массовая организация, по официальным данным в ней состоит более 4 млн человек. Если иметь в виду, что в Беларуси около 7 млн избирателей, то это профсоюзное объединение получает взносы более чем у половины из них.

ФПБ приняла активное участие в президентских выборах 2015 года, собирая подписи за выдвижение в кандидаты действующего главы государства. Выступая в 2015 году на VII съезде ФПБ в качестве делегата, Лукашенко противопоставлял ФПБ, «Белую Русь» и БРСМ с одной стороны (он их назвал «одной из основных опор нашего гражданского общества») и оппозицию с другой («доморощенные партии, или, как в народе их называют, партейки. В основном оппозиционного толка, даже не оппозиционного, а пятой колонны»).

При этом глава государства дал понять, что шансов в электоральных кампаниях у «пятой колонны» нет: «И когда некоторые из них, допустим, на парламентских выборах или где-то выдвигают согласно закону своих кандидатов, то (...) результат их деятельности понятен. И в процессе парламентской кампании, о которой я сказал, результат тоже предсказуем».

 

Партийных групп в парламенте нет

Хотя на самом деле итоги выборов 2016 года в Палату представителей оказались с сюрпризом. После многих лет, когда нижнюю палату парламента иронично называли стерильной, мандаты получили член оппозиционной Объединенной гражданской партии (ОГП) Анна Канопацкая и пусть не оппозиционер, но инакомыслящая — лидер Таварыства беларускай мовы Елена Анисим.

В целом при распределении мандатов депутатов наличие партийности явно не способствовало успеху: из 110 депутатов Палаты представителей только 16 состоят в каких-либо партиях.

Партии не создали депутатских групп, их представителей в законодательном органе для этого оказалось мало (по регламенту палаты для создания группы нужно не менее десяти желающих, фракции вообще не предусмотрены).

Этого не сделала и ФПБ, в которой практически в полном составе состоит депутатский корпус.

В свою очередь, «Белая Русь» хотя и ссылается на то, что 68 депутатов Палаты представителей нынешнего созыва состоят в организации, но о создании своей структуры в палате также не помышляет.

Всего в составе «Белой Руси» более 170 тысяч членов, и эта организация практически заполняет место партии власти, но не является ею ни по сути, ни юридически. Она не получила президентского разрешения превратиться в политическую партию.

При этом «Белая Русь» вместе с другими лояльными правящему режиму организациями активно занимает места в избиркомах, чтобы они не достались оппозиционерам. А также направляет на выборы наблюдателей, которые пишут жалобы на независимых и оппозиционных наблюдателей, чтобы было основание удалять тех с процедуры подсчета голосов.

 

У кого какие лозунги

Предвыборные лозунги у ФПБ и других провластных организаций получаются неполитическими, так как в их системе координат есть единственный политик — Лукашенко. Дело в том, что эти структуры борются не за победу на выборах, а чтобы обеспечить удобство единственному политику.

«Мы — вместе — это уже слоган всей нашей страны, — утверждали в ФПБ на парламентских выборах 2016 года. — Мы вместе трудимся, мы вместе болеем за наших спортсменов и вместе делаем правильный выбор на благо нашей страны».

В свою очередь, «Белая Русь» во время избирательных кампаний проводит мобилизационные акции: «Голосуй ЗА!», «Сделай свой выбор», «Я — будущий избиратель» и т.п. И только собственно президент имеет политический лозунг «За будущее независимой Беларуси».

Другое дело — независимые кандидаты и оппозиционеры. Они в электоральных кампаниях решают свои задачи, не обязательно связанные с реальной борьбой за мандат, но в отличие от провластных структур не воспринимают Лукашенко как единственного политика в стране. Поэтому их послания больше похожи на предвыборные лозунги.

 

Зачем эти выборы оппозиции?

Хватит ли у оппозиции сил провести парламентскую кампанию, имея в виду скорую президентскую кампанию?

Ресурсов у оппонентов режима мало, но несколько десятков кандидатов на выборах в Палату представителей выдвинет каждая из структур, за исключением Белорусской партии «Зеленые» — у нее счет будет не на десятки, а на единицы.

Помимо этого, кампания «Право выбора» (входят ОГП, Партия БНФ, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), оргкомитет по созданию партии «Белорусская христианская демократия», «Зеленые», оргкомитет Партии свободы и прогресса, движение «За Свободу» и профсоюз радиоэлектронной промышленности) 20 февраля заявила о планах выдвинуть на выборах 18 кандидатов в депутаты и организовать тотальное наблюдение в этих округах. Впрочем, к маю пришло понимание, что есть шанс сделать это лишь в 16 округах.

За исключением представителей правоцентристской коалиции (ОГП, движение «За Свободу», БХД), никто в оппозиционных структурах не говорит о намерении разделить округа, чтобы снять конкуренцию между кандидатами условного демократического лагеря.

При этом, поскольку есть убеждение, что в Беларуси не будет свободных и конкурентных выборов, то основной задачей партии видят не борьбу за мандаты, а пропаганду своих взглядов и наращивание численности членов организации за счет контактов с избирателями во время сбора подписей и агитационной кампании.

При таком целеполагании действительно нет необходимости исключать конкуренцию между оппозиционными силами.

Это значит, что оппозиционные структуры будут максимально использовать в ходе электоральной кампании партийную символику, рассказывать об альтернативе правящему режиму — как политической, так и персональной.

Лето они используют, чтобы подготовить кандидатов, их избирательные штабы, а также потенциальных членов избиркомов и наблюдателей. При продолжающемся уже несколько лет крайнем недостатке ресурсов оппозиционеры вряд ли смогут мобилизовать и подготовить значительное число волонтеров.

 

Актива у оппонентов режима немного

Ситуация станет более-менее понятной, когда политические структуры начнут выдвигать своих представителей в избиркомы. Да, власти, скорее всего, как обычно, отфутболят оппозиционные заявки. Но и само по себе важно, сколько людей оппозиционеры смогут убедить выдвинуться в комиссии, в депутаты, зарегистрироваться наблюдателями.

На парламентских выборах 11 сентября 2016 года число таких представителей от всех оппозиционных партий вместе взятых составило, по статистике Центризбиркома, 1742 (от ОГП больше всех — 527, от Белорусской партии левых «Справедливый мир» — 516).

Если это число сравнивать с общей цифрой привлеченных в кампанию партиями (включая не относящиеся к оппозиции), то на оппонентов правящего режима придется порядка 23% — вроде бы и не так мало. Но если сравнить с общим числом граждан, выдвигавшихся в состав избиркомов, в кандидаты и в наблюдение за выборами, то доля оппозиционных активистов составит всего 1,53%.

В предстоящей кампании оппозиция вряд ли способна показать принципиально больший уровень массовости.