Политик от бога. Почему митрополит Павел так громко молчит о крестах в Куропатах

Даже под давлением православного духовенства и прихожан глава БПЦ отказывается называть черное черным.

Ее нет и, судя по всему, не будет. Речь об официальной оценке православной церковью Беларуси сноса крестов в Куропатах — месте расстрела и захоронения жертв сталинских репрессий под Минском. Оскорбление чувств верующих, осквернение символа веры — креста, надругательство над памятью невинно расстрелянных оказались для митрополита Павла не столь вескими причинами, чтобы лезть поперек Батьки.

Митрополит Павел

4 и 13 апреля 2019 года в Куропатах были снесены около сотни деревянных и металлических крестов, установленных на деньги общественности. Урочище было обнесено забором с входными арками.

 

Обет молчания

Апрельский снос крестов в Куропатах и «благоустройство» народного мемориала, «благословение» на которое дал Лукашенко, вызвали мощный негативный резонанс в обществе. Надругательство над христианским символом веры осудил глава белорусских католиков Тадеуш Кондрусевич. В частном порядке — пресс-секретарь БПЦ Сергий Лепин. Даже министр иностранных дел Владимир Макей осторожно заметил, что процесс благоустройства надо бы проводить по-человечески. Это во-первых.

Во-вторых, православные верующие и духовенство, потрясенные происходящим, обратилось к своему главе с просьбой дать официальную оценку действиям властей в Куропатах. А в ответ — тишина.

Молчание о Куропатах главы Белорусской православной церкви стало для общества крайне красноречивым сигналом. Что же оно может означать, выясняли Naviny.by.

 

Факты и события

Сносить кресты в Куропатах начали 4 апреля, уже на следующий день канцелярия БПЦ получила петицию, под которой подписалось более 100 человек, в том числе и представители духовенства.

7 апреля после праздничной божественной литургии в Свято-Духовом кафедральном соборе представители подписавшихся Наталля Василевич и Наталья Гаркович встретили митрополита Павла и, пользуюсь случаем, передали ему черновик обращения с подписями для ознакомления.

В петиции люди просили главу своей церкви дать официально оценку сноса крестов в Куропатах. Учитывая законы христианской и общечеловеческой морали, она не могла быть никакой другой, кроме негативной.

«По поводу циничного и брутального уничтожения крестов в месте, поистине святом для многих белорусов, фактически сразу высказался председатель Конференции католических епископов Беларуси митрополит Тадеуш Кондрусевич. Православные верующие также ждут реакции от своего священноначалия, реакции не политической, но нравственной, простых и конкретных слов о том, что Крест — это святыня, которую не подобает попирать, что Куропаты — это место, которое подобает почитать, там покоятся останки тысяч людей разных национальностей, вероисповеданий и социального происхождения, возможно, там покоятся и мощи новомучеников, пострадавших за веру Христову и за крест Христов в годы богоборческих гонений. Такой реакции ждет от православной церкви и широкая общественность», — говорится в петиции.

Просили также об аудиенции с митрополитом.

 

Автокефалия дышит Павлу в спину

Встреча состоялась 18 апреля. Однако митрополит Павел сослался на занятость и принял решение послать на нее своих подчиненных: протоирея Сергия Лепина, главу Синодального информационного отдела БПЦ, и протоирея Андрея Волкова, секретаря Минского епархиального управления.

Представителями подписавших петицию были богослов Наталля Василевич и историк, регент хора и также богослов Наталья Гаркович.

Женщины говорили о росте недоверия к БПЦ со стороны обеспокоенных судьбой мемориала в Куропатах. О том, что это недоверие пытаются использовать альтернативные православные юрисдикции, например, Белорусская автокефальная православная церковь. Так, 7 апреля перед кафедральным собором священник этой церкви провел молитву.

«В ситуации протеста те озабоченные памятью жертв политических репрессий православные верующие, которые не смогли опереться на нравственное мнение БПЦ по поводу Куропат, вынужденно участвуют в инициативах альтернативных юрисдикций. И этот вопрос также актуализирует тему необходимости автокефалии Белорусской церкви», — подчеркивала Василевич.

Пресс-секретарь БПЦ протоирей Сергий Лепин для Naviny.by прокомментировал встречу по теме Куропат: «Со стороны митрополита по петиции, по результатам встречи заявления не будет».

«Тема Куропат нами развивается, исследуется, но не в русле противостояния (защитников мемориала в Куропатах и власти. — прим. автора), а исходя из исследовательских, богословских, духовных задач. У нас намечены мероприятия, мы намерены соборно выяснить, что и как предпринимать в данной ситуации… Следите за нашими новостями», — добавил пресс-секретарь.

 

Верующие отдельно — Павел отдельно

Молчанием о Куропатах митрополит Павел демонстрирует свою зависимость от власти, тем самым выстраивая стену между руководством БПЦ и православными, считают представители подписавшихся под петицией.

Богослов Наталья Гаркович разочарована отказом митрополита в аудиенции:

«Я чувствую беспомощность, печаль и разочарование. С самого начала, когда стало понятно, что митрополит с нами не собирается встречаться, не было ни желания идти в епархию, ни особых надежд, что это что-то даст.

В любом случае радостно, что этих сто человек, которые подписали письмо, и как православные христиане, и как граждане Беларуси небезразличны. Есть священники и миряне, которые на доступном им уровне попытались что-то сделать и делают, руководствуясь не политической конъюнктурой, но своей христианской совестью. И именно это — позиция Церкви».

Священник Александр Шрамко для себя сделал вывод: предстоятель формальный.

«Митрополит Павел мог бы прислушаться к голосу белорусских верующих. По крайней мере, хотя бы выслушать. В конце концов, это не его личная церковь или церковь патриарха Кирилла. Он представитель православной церкви, а значит, всех нас. И должен действовать именно как представитель нас, в том числе перед властью. Это его обязанность», — говорит священник.

«Митрополит Павел сознательно продемонстрировал свою солидарность с властью. И неважно, это искренняя солидарность или по обычной трусости перед начальством. Он не понял, что его призывают не снизойти к просителям, а наоборот, это мы снизошли к нему и дали ему возможность выступить от имени православных и сохранить лицо перед общественностью, — отметил Александр Шрамко. — Поскольку он отказался не только выступать от имени православных, но и отказался их даже выслушать, то логичный вывод: Павел только формально является предстоятелем БПЦ».

Наталля Василевич отметила, что «официальная церковная реакция на высшем уровне на снос Крестов в Куропатах могла бы стать мощным инструментом привлечения внимания общества и государства к этой проблеме».

«По результатам петиции к митрополиту Павлу, к сожалению, приходится констатировать, что в данный момент этот инструмент недоступен — официальной реакции нет. С одной стороны, этот инструмент — не единственный, и именно из-за его недоступности повышается ценность других инструментов, в том числе и различных православных общественных и неформальных инициатив по Куропатам. Но мы и дальше собираемся пытаться повлиять на официальную позицию, достучаться до церковных верхов», — сказала Василевич.

 

Свято место пусто не бывает

Религиозный обозреватель, соучредитель проекта Cerkvarium Татьяна Деркач (Украина) для Naviny.by рассказывает, чем может обернуться молчание митрополита Павла в конфликте верующих и властей.

Нечто подобное произошло в свое время в Украине, когда митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий (УПЦ МП) назвал голодомор 1932 — 1933 гг. заслуженным вразумлением Господа за гордыню украинцев («катюзі по заслузі») и призвал из-за этого не вбивать клин между русскими и украинцами. Хотя, когда в 2012 году в Киеве участницы движения Femen спилили поклонный крест, посвященный жертвам сталинских репрессий, в России это было воспринято как свидетельство полной моральной деградации украинцев.

«Если митрополит Павел будет продолжать в том же духе, то неизбежна более тесная консолидация между активным обществом и неправославными церквями, в частности католиками. Свято место пусто не бывает», — отметила эксперт.

Однако среди пула экспертов бытует и другое мнение. Некоторое напряжение в среде православных верующих, не нашедшее выхода в официальной позиции церкви, вероятно, может расти, но вряд ли оно приведет хоть к какому-то перетоку паствы между конфессиями. В Беларуси вера слишком сильно завязана на семейной традиции.

Нежелание митрополита Павла как официального лица выступать в конфликте между властью и верой также можно понять, учитывая исторически сложившуюся аффилированность православия и государства.

«Пусть те, кто занимается политикой, занимаются политикой. А мы здесь занимаемся спасением души и молимся о прощении грехов», — заявил иерарх 7 апреля, который в праздник Благовещения вел службу в главном православном храме Беларуси, а на улице перед храмом люди молились за Куропаты.

Для митрополита Павла молчаливая позиция в оценке сноса крестов в Куропатах наименее проигрышная.