Дело Молнара. «Если заявил о своих правах — будут подводить под 411-ю статью»

Родные фигурантов дела заявляют о давлении на осужденных со стороны администрации тюрьмы.

Семерых фигурантов «дела Молнара» сотрудники администрации сознательно подводят под увеличение срока заключения, вменяя ст. 411 Уголовного кодекса. Об этом заявляют родные осужденных на длительные сроки лишения свободы.

Дело слушалось на территории могилевской тюрьмы в закрытом режиме

Дело об организованной преступной группе во главе с 53-летним бобруйчанином Сергеем Молнаром слушалось Могилевским облсудом больше года. На скамье подсудимых оказались 29 человек. Все слушания проходили на выездных заседаниях в могилевской тюрьме в закрытом режиме. Приговоры были оглашены областным судом 31 мая 2017 года.

Главный фигурант Молнар приговорен к 18 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Денис Макс, который, по версии следствия, был «смотрящим» за Беларусью, — к семи годам. Руслан Алейников, фигурирующий в материалах дела как держатель «общака», — также к семи годам. Руководители «банды боксеров», которые, как считает обвинение, обеспечивали силовую поддержку нелегального бизнеса с недвижимостью, приговорены: Евгений Абдуразаков — к 14 годам, Павел Белушкин — к 13 годам, Мирослав Расоян — к 15 годам лишения свободы.

Слева направо — Денис Макс, Сергей Молнар и Руслан Алейников. Фото primecrime.ru

Большинство обвиняемых вину не признали и подали жалобы. 17 ноября 2017 года Верховный суд оставил без изменения приговор Могилевского областного суда.

Как рассказала БелаПАН мать одного из осужденных Оксана Кудрявцева, Денис Макс уже дважды был привлечен к уголовной ответственности по ст. 411 УК за злостное нарушение режима в исправительном учреждении. Статья предусматривает наказание до двух лет лишения свободы и может применяться неограниченное количество раз. Таким образом, заключение может стать пожизненным.

Как отмечает Кудрявцева, администрации исправительных учреждений пытаются неправомерно воздействовать на семерых фигурантов, которые отказались дать расписку о ненарушении режима.

«Это как своего рода протест, потому что было очень много несправедливости на судах, и никаких негативных традиций уголовного мира, как заявил один из сотрудников тюрьмы, никто не придерживается», — утверждает Кудрявцева. По ее словам, в отношении этих осужденных применяются пытки.

О пытках заявил и Евгений Абдуразаков. В настоящее время суд Ленинского района Могилева рассматривает его дело по ст. 411 УК. По его словам, со стороны начальника тюрьмы с 2017 года к нему проявляются личная неприязнь и оскорбления, провоцирование на конфликт.

«Если ты каким-то образом о своих правах заявил, тебя будут подводить под 411-ю статью», — рассказал Абдуразаков на судебном заседании 22 марта. Заключенный сообщил, что в другом случае можно постоянно нарушать режим, но никаких санкций за это не будет.

На данном заседании свидетелями обвинения выступили сотрудники тюрьмы: старший контролер Андрей Висковский и начальник отряда Алексей Драздов.

Показания Висковского в некоторых случаях противоречили тому, что он говорил на предварительном следствии, и суд был вынужден зачитать его первоначальные показания. В конце концов свидетель признал, что может ошибаться по времени и фактическим обстоятельствам совершенных Абдуразаковым нарушений режима.

Алексей Драздов сообщил, что за все время нахождения Абдуразакова в тюрьме им было совершено порядка 35 нарушений, но далеко не все они фиксировались соответствующими актами. Он также говорил, что с заключенным постоянно проводятся индивидуально-воспитательные беседы. Абдуразаков категорически отрицал их проведение.

Как сообщили БелаПАН родные обвиняемого, его даже не ставили в известность о составленных актах нарушений, поэтому он не мог их обжаловать.

На суде Абдуразаков попросил, чтобы судья Татьяна Костюк не нарушала его право на эффективную защиту, когда он и его адвокат пытаются выяснить обстоятельства дела у сотрудников тюрьмы, которые, по его мнению, вводят суд в заблуждение. После допроса Висковского адвокат подсудимого Валерия Луговская просила суд не позволять свидетелю выйти из зала, пока не будут допрошены остальные сотрудники тюрьмы. Судья отклонила ходатайство.

«Согласно части 4 статьи 330 УПК, допрошенный свидетель остается в зале судебного заседания и не может его покидать до окончания судебного заседания без разрешения суда и согласия сторон. В данном случае защитник не только не давал согласия, чтобы допрошенный свидетель покинул зал судебного заседания, но и ходатайствовал, чтобы свидетель остался в зале до окончания сегодняшнего заседания. Данное ходатайство поддержал Евгений Абдуразаков. Поэтому суд не мог разрешать свидетелю покидать зал судебного заседания», — сказала БелаПАН Луговская. 

По ее мнению, ст. 411 УК в данном случае применяется неправомерно. «Более того, очень хотелось бы, чтобы наши законодатели услышали мнение общественности и пришли к тому, что ее необходимо отменить. В соседних странах нет подобной статьи — как в России, так и в странах ЕС», — отметила адвокат. 

Следующее заседание по делу Абдуразакова намечено на 28 марта.