«Евровидение-2019». Зинаида Куприянович откровенно о семье, успехе и адреналине

Карьера звезды имеет свою цену. О том, чего это стоит Зине и ее семье, читайте в интервью Naviny.by.

Родителей называет по имени, зарабатывает с 14 лет, спит по 4-5 часов в сутки… На 16-летнюю минчанку Зину Куприянович обрушилась звездная жизнь и ответственность за чувство национального достоинства белорусов — выступление на сверхпопулярном конкурсе «Евровидение-2019», где девушка будет выступать под сценическим именем ЗЕНА.

О цене, которую платит лично Зина и ее семья за карьеру звезды, в интервью Naviny.by рассказали сама артистка и ее администратор Нелли, то есть мама.

До старта конкурса «Евровидение-2019» в Тель-Авиве чуть меньше двух месяцев, мы встречаем ЗЕНУ на пути в студию, где девушка занимается вокалом и танцами.

— Извините, а можно автограф? — на лету останавливаем нашу звездочку.

— Ммм… да, конечно! — Зинаида Куприянович на секунду смутилась, но сразу же собралась. Ни заносчивости, ни гордыни мы не заметили — деловая спешка, рабочий момент.

 

Песня Like it — творчество не для жизни, а для «Евровидения»

Студия, точнее филиал продюсерского центра «Куприянович», который основал отец Зинаиды Александр Куприянович, находится недалеко от стелы «Минск — город-герой» в арендуемом помещении на цокольном этаже жилого дома. В студии светло, тепло и уютно. «Снимайте обувь, — распоряжается ЗЕНА, — проходите».

Самая молодая участница «Евровидения-2019» — ЗЕНА, девушке 16 лет. Возрастной ценз конкурса вокалистка перешагнула в сентябре 2018 года. К этому времени в арсенале певицы накопились завоевания и титулы:

  • артистка продюсера Виктора Дробыша,
  • артистка продюсеркой компании «Куприянович»,
  • лауреат «Детской Новой волны-2013»,
  • студентка Академии популярной музыки Игоря Крутого,
  • обладательница первой премии детского конкурса «Славянский базар в Витебске 2014»,
  • победитель республиканского радиоконкурса «Маладыя таленты Беларусi»,
  • финалист национального отбора конкурса песни «Детское Евровидение-2015» и «Детское Евровидение-2016»,
  • участница, финалист и лауреат проекта «Новая Фабрика звезд» в составе группы «Север.17»,
  • обладательница первой музыкальной премии «Наша Лига-2017» (БелМузТВ и «Комсомольская Правда», Беларусь) в номинации «Открытие года».

    Удивительно, что вы в Минске. Казалось бы, работаете с московским продюсером Виктором Дробышем, и сразу туда надо ехать репетировать, готовиться. А вы в Минске. Почему?

    Мне нужно было творчество — и в 2018 году я приехала в Москву. У меня же подписан контракт с Виктором Яковлевичем Дробышем. На фоне этого появились новые контакты и предложения. Какие-то съемки, концерты, записи песен. И чтобы не брать домашнее обучение, я там поступила в колледж № 40 на актерское отделение на бюджет.

    И как вам Москва?

    В Москве очень все быстро, очень шумно, много людей. Такое ощущение: вот ты встал, а вот ты уже ложишься спать. Чувствуется, что город больше и эмоционально быстрее выгораешь.

    И вот вы снова в Минске…

    Из-за того, что я прошла на «Евровидение», я вернулась в Минск. Буду здесь готовиться, потому что здесь вся моя команда, друзья, семья и здесь, собственно, была написана песня. С Дробышем мы и сейчас, и всегда работаем дистантно. На качество работы это никак не влияет, поэтому я готовлюсь дома. У меня здесь созданы все условия.

    Для вы ступления вы готовите ту же песню, что и на отборе?

    На «Евровидении» остается моя песня — Like it, самый идеальный вариант, который может быть. Это такое творчество для «Евровидения», есть творчество для жизни, есть творчество для аудитории. А это специально для «Евровидения».

     

     

    — Как идет подготовка к выступлению?

    — По хореографии я занимаюсь сама, со своими тренерами. В Минске мои педагоги по вокалу…

    — Ваша команда работает за идею или как?

    — Все работают и стараются для меня, потому что это очень давние друзья, близкие и родные люди. Им это интересно и все за опыт.

    Сейчас «Евровидение» для меня основная цель, важнейший этап в жизни. Я хочу это пройти, а что будет дальше, не знаю. Хочу попробовать себя в киноиндустрии.

    — Каким будет выступление на «Евровидении» от Беларуси?

    На «Евровидении» номера четко делятся на две части: шоу и минимализм. Продюсер Виктор Дробыш хотел ярко, мы смотрели в сторону минимализма. Если есть харизма, то нужно брать ею, а на фоне шоу может потеряться характер и эмоция. Затем всё обсудили: будем в минимализме и при этом яркие.

    Мы хотим сделать #MadeInBelarus, потому что все сделано в стенах Беларуси. Песню написала белоруска Юля Киреева, которая работает переводчиком и параллельно пишет песни, оправляет их известным артистам, а те берут, например Лобода и Бузова. Дробыш в песне сделал правки. Музыка и аранжировка белорусская, бек-вокал — белоруски, постановку я сама делаю, я же образы создаю — все #MadeInBelarus.

     

    Спать по пять часов в сутки: «Я получаю удовольствие от того, что устаю»

    А как вы отдыхаете?

    Я не отдыхаю. Я сейчас выбрала такой путь и мне нравится… Возможно, после «Евровидения» я смогу куда-то уехать одна к песку, к пальмам… Я не говорю «во-о-от, я так устала»… Я получаю удовольствие от того, что устаю. Без этого не будет результата. Говорят, что спать нужно 8 часов. Я сплю 4-5 часов. Пока что.

    И с каких пор вы спите по пять часов?

    С начала подготовки к «Евровидению». Это национальный отбор.

    Трудно, наверное?

    Ну а что вы хотите?! Я работаю, я пашу. Я занимаюсь, постоянно какие-то идеи в голове крутятся, что-то придумываю — и соответственно будет результат.

    А что заставляет вас двигаться?

    Отчасти я это делаю ради команды. Они в меня верят. Отчасти ради себя. Я работаю на результат. Не вижу смысла чем-то заниматься без результата.

    Кто у вас в семье такой — папа или мама?

    У нас все такие. Сейчас всё объясню: я к чему-то иду и если не получаю результата, то нет возмещения. Мне надо всегда быть наполненной. Я хорошенько поработала, отдала себя и сейчас я в финале «Евровидения». Еще больше отдамся, возможно, войду в пятерку или десятку.

    — А когда вы начали это понимать?

    Естественно, в пять лет я еще ничего не отдавала. По-настоящему всё началось с 2013 года, с конкурса «Детская Новая волна». Тогда я захотела стать артистом. До этого конкурса меня водили родители как ребенка: туда-сюда, окей. Но после того как я вышла на большую сцену — это был лагерь «Артек», понимаете, там было 11 тысяч людей! — я этого захотела.

    Я такой адреналин там словила! Вы не представляете! Я закончила выступление и тут же сказала: я хочу еще на сцену, дайте мне сцену!

    Меня заметили продюсеры и стали приглашать в свои проекты. Победителей даже не так активно приглашали. После этого конкурса сформировался иммунитет: главное не победа, а показать себя, эффектно выступить.

    Карьерный путь

    Пятилетняя Зина Куприянович хотела стать балериной — родители отдали ребенка на гимнастику, где маленькой балерине рекомендовали изучать французский язык и научиться играть на фортепиано. Так выяснилось, что у девочки есть слух и голос. В 6 лет родители привели малышку в музыкальную школу по классу фортепиано. Школу Зина окончила. Кроме того она играет на гитаре, но ее главный инструмент — вокал.

    Сейчас ЗЕНА учится в минской гимназии с углубленным изучением английского языка № 36.

    — Чем вы так цепляете?

    Подачей. Эмоциями. Когда есть энергия, которая идет в зал, а зритель тебе ее возвращает. Если ее нет, то тебя сливают. Зритель чувствует, когда артист не отдается и начинает засыпать. А когда артист любит свою работу, то это просто космос: оторваться невозможно! И ты смотришь на него, открыв рот.

    Я люблю свою работу, мне нравится быть на сцене, мне нравится видеть лица людей, когда я могу кому-то подмигнуть, и человек просто взрывается. Это круто, когда ты эмоциями можешь общаться с человеком, через вокальную строчку, песню. Это такой очень душевный момент.

    Как вам живется с вашей популярностью?

    Хорошо живется, классно. Это результат, я к нему шла, я этого хотела. У меня расширился круг общения. Да, остались друзья, с которыми я общаюсь всю жизнь, но постоянно добавляется кто-то новый из профессиональной среды, я с ними задруживаюсь. Все время идет обновление.

     

    Цена артиста. «В меня родители постоянно вкладывают: без денег в наше время никак»

    Ваши родители вами гордятся?

    Кончено, мои родители мной гордятся. Я, всё то, что у меня сейчас есть, это результат работы моих родителей.

    — Как надо воспитывать ребенка, чтобы звезда такая выросла? Что они с вами делали?

    Они мной занимались. Не отдавали в чьи-то чужие руки, а сами. Они оставили работу. Папа в 2012 году оставил бизнес и начал вплотную вести мои дела. Он открыл продюсерский центр. Мама — психолог семейных отношений — стала большую часть рабочего времени отдавать на ведение моих дел.

    Постоянно нужна поддержка и вера. Если родитель будет унижать и как-то гнобить ребенка в его начинаниях, то это травма, вы сами ставите на ребенке крест. Мне не советовали, кем быть, намеков никаких не было. Я хотела чем-то заниматься — и родители меня максимально направляли и создавали все условия, чтобы мне было комфортно это развивать. Я хотела быть художником — меня отдавали в художественную школу, я хотела быть поваром — меня водили на какие-то кулинарные мастер-классы.

    Меня водили по разным кружкам и секциям. Однажды поставили перед выбором, либо ты поешь, либо рисуешь — в художественную школу тоже ходила — и я выбрала вокал.

    — Дайте совет, как стать артистом?

    Чтобы быть артистом, нужно, во-первых, иметь талант определенный, потому что иначе будет не по-настоящему. Во-вторых, нужно заниматься танцами, пластикой. Сейчас ты не можешь просто стоять как вкопанный и петь. В-третьих, это актерская игра, мастерство, чтобы было больше эмоций, обмен со слушателем.

    Этому нужно учиться, это всё занятия… В меня родители постоянно вкладывают, потому что без денег в наше время никак. Если есть продюсер, он тоже может инвестировать. Нет сейчас такой деятельности, где можно преуспеть бесплатно, ничего не вкладывая.

    Сейчас у меня, благодаря родителям, есть своя студия — и я пою. Главное, что у меня есть свое место, где я могу заниматься, где я могу петь, где я могу преподавать, проводить 24 часа без каких-то проблем.

    — А когда у вас ученики появились?

    Уже второй год у меня есть ученики. Это люди, которым нравится мое творчество, которые хотят развиваться, как и я — а я в этом плане много знаю, поэтому они ходят ко мне. Также у нас в студии работает много других педагогов, которые с другими детьми занимаются.

     

    Семейный бизнес: папа — директор, мама — администратор

    Открывается дверь в студию, заглянула, сказала «привет» и ушла администратор Нелли.

    Прибежала мамуля. Я к ней «мама» не обращаюсь — это Нелли.

    — А почему? Это маме так нравится?

    Нет. Это мне так нравится. У нас с ней деловые уважительные отношения на данный момент. Они появились с 2013 года, когда я начала участвовать в серьезных проектах, таких как «Детская Новая волна». Родители стали ездить со мной как менеджер и директор — и я общаюсь с ними как с директором и менеджером.

    — Вы с родителями живете?

    Да, мне же 16 лет.

    — А дома как друг друга называете?

    Я дома редко бываю, потому что плотный график, все время где-то пропадаю: репетиции, занятия, съемки, интервью. Мы даже утром не всегда пересекаемся. Я могу встать в пять утра, чтобы поехать на БТ. Можем увидеться только ночью. А так — «Нелли», иногда даже так «уважаемая Нелличка». Никогда не говорю «мама».

    — Для меня все равно что-то не совсем понятно…

    Да, она моя мама. Но из-за того, что мы перестроились в этот формат артиста и администратора, директора, появились другие отношения. Они оказались идеальными руководителями, с ними легче всего работается.

    — А папу как вы называете?

    Саша. Саша и Нелли. С папой попроще. У нас с ним творческие дружеские отношения, но при этом тоже уважительные. Мы с ним много думаем насчет музыки, обсуждаем новинки, советуемся насчет слов даже. Мой папа когда-то играл на гитаре, но это не он меня в музыку привел. Он мастер спорта по легкой атлетике. А в музыку меня привлекла моя учительница по фоно — Диана Гургеновна Галустян.

    Папа при этом сейчас мой директор, продюсер. В 2014 году у него появился продюсерский центр, он создавался специально для меня. Не могли найти подходящего студию и решили сами создать для меня условия, и поэтому моя семья открыла продюсерскую компанию «Куприянович».

    — Получается такой семейный бизнес?

    Да, семейный бизнес для меня. И, естественно, моя отдача тоже есть. Пришли к тому, что так удобнее.

     

    Мама ЗЕНЫ: «Каждый шаг стоит денег»

    Нелли Куприянович — практикующий психолог с 2000 года, психолог семейных отношений, сексолог.

    — Расскажите как психолог, почему дочь вас называет Нелли и Александр, а не мама и папа?

    На заре создания нашей семьи мы тоже были мама, папа и доченька. Но совершенству нет предела: мама и папа — это семейные роли. А имя — это личность, а фамилия — род. И мы все друг друга в семье называем по имени. Не то чтобы я это придумала. Просто я осознанно к этому пришла, и мы с мужем стали постепенно это вводить.

    — А остается место для родительско-детской любви?

    Почему нет? Я же остаюсь ей мамой! Это же как вы с коллегой. Можете говорить: фотограф, подойдите ко мне, пожалуйста. Глупо же, вы ведь по имени общаетесь. Я считаю, что обращение по имени — это очень уважительно и корректно, потому что сохраняются границы. Потому что мешанина в семейной системе начинается тогда, когда путаются роли.

    — У вас семья счастливая?

    Мы с мужем в браке более двадцати лет, все дети [трое: Зина, 16 лет, Любава, 11 лет, Семен, 6 лет. — Naviny.by] незапланированные и при этом желанные. Как в обычной нормальной семье, я мама для своих детей, я жена для своего мужа. При всем этом мы умеем четко определять формат: вот здесь мы рабочий организм, коллектив, а вот здесь мы семья.

    — Вы реализуетесь в семье своей?

    Я на 1000% реализована как мама, как жена, как профессионал. С Зиной я работаю как администратор, а Александр у нас директор, который решает вопросы на высшем уровне, а я на подхвате: организую встречи, походы какие-то, вместе с Зиной мозгуем костюмы, образ. Большинство костюмов я шью Зине сама.

    — А как вышло, что костюмы стали сами шить?

    Первый костюм для Зины я сшила на отбор на детскую «Новую волну». Педагог по вокалу тогда сказала, что нужен комбинезончик. Был кусочек ткани, с которым я пошла к швее. Профессионал развела руками, сказав, что ничего не выйдет — ткани мало. И я сама как-то примеряла, прикрепляла, примеряла снова… С тех пор я поняла, что мне легче самой, тем более для детей шить проще.

    — Что вы сделали с ребенком, что она становится звездой?

    Как всё было. Муж был весь в бизнесе, я вся в психологии. В моих 27 родилась Зина. И я стала мамой, причем очень универсальной, и у меня очень универсальные дети. Для меня никогда ребенок не был грузом: всегда в одной руке Зина, в другой коляска. И когда ей исполнилось три годика, я поняла, что не тяну ее активность. С года она уже не спала днем! Очень много энергии. И только у нас в Беларуси открылись детские дискотеки — я повела туда Зину. И понеслось...

    — А внутренне наполнение?

    Всё очень просто. Нам это интересно и мы получаем удовольствие. Мы так устроили свою жизнь, что всё, что делаем, оно в удовольствие. Выматывает ужасно. Иногда хочется трупиком лечь и сказать: «Всё, больше не могу».

    — А кто у вас готовит, убирает в доме?

    Как получится. Я вообще-то не готовлю. Мне повезло: у меня муж замечательно готовит, посуду моет, шикарно утюжит. Это не потому, что я такая избалованная. Я всё это умею делать, просто ему не сложно и ему нравится. В семье мы занимаемся тем, что каждому из нас нравится.

    — Сколько нужно ресурсов, чтобы вырастить артиста?

    На все нужны деньги. Аренда помещения для студии на сегодняшний день стоит около 2000 рублей, купили мониторы, клавиши, зеркала. Специалисты тоже стоят денег. Педагоги по вокалу стоят от 20 до 80 рублей час. Хореография — от 20 до 50 рублей час. Каждый шаг стоит денег.

    — Эти затраты отбиваются?

    Мы об этом не думаем. Это как человек едет на отдых в Турцию. Он же не думает, отобьется ему отдых или нет. С 2012 года, попадания Зины на «Детскую Новую волну», мы ни разу не были в отпуске, нигде не отдыхали. Для нас лучше поехать на какую-то тусовку, например, в Академию Игоря Крутого. Вот это эмоции, вот это впечатления! Какое там море, пляж! Это отдых для тела. А мы постоянно на эмоциональном подъеме и нам безумно нравится.

     

     

    Фото Сергея Балая