Работников «Светоприбора» можно заменить машинами. Но об этом даже не думают

Фактически это единственное предприятие в Минске, где люди с инвалидностью по зрению могут найти достойный заработок.

В рабочее время на главной проходной «Светоприбора» из динамиков всегда звучит радио — музыка или новости. На звук работникам проще ориентироваться, чтобы найти вход. Здесь работает 860 человек с ослабленным зрением или слепых.

 

Одна розетка — это около 12 деталей

«Светоприбор» принадлежит общественному объединению «Белорусское товарищество инвалидов по зрению» (БелТИЗ). Председатель центрального правления организации Олег Шепель говорит, что предприятия организации (их в стране 18) — это не только бизнес, но и социальная поддержка для людей с инвалидностью.

Олег Шепель

Здесь делают выключатели, розетки, электрические удлинители, монтажные коробки. В последнее время стали выпускать электробезопасные и энергосберегающие изделия, например, силовые разъемы, изделия с элементами УЗО (устройство защитного отключения).

На «Светоприборе» не просто собирают розетки, здесь налажен весь производственный цикл от изготовления оснастки до выпуска готовой продукции.

Одна розетка — это около 12 деталей. При этом одно из условий технологического процесса — розетка должна быть такой, чтобы незрячему человеку было как можно проще ее собрать.

Павел Степанович

Главный инженер предприятия Павел Степанович рассказал, что 65% продукции отправляется на экспорт в Россию, Казахстан, Украину, Молдову и Литву. Основная часть зарубежных поставок приходится на Россию:

«У нас развитая дилерская сеть. Мы работаем в вызывающе конкурентной среде, однако объемы экспорта в 2018 году увеличились в сравнении с аналогичным периодом 2017-го на 2%».

На самом предприятии на переоборудование тратится ежегодно более одного миллиона долларов. Сейчас стоит задача закупить новые энергоэффективные машины для изготовления пластмассовых форм.

«Светоприбор» имеет льготы в налогообложении. Освобожден от НДС и налога на прибыль. Размер взноса в ФСЗН — 11%, а не 33%. Шепель подчеркнул, что такие условия работы у всех предприятий, где более 50% работников имеют инвалидность. На «Светоприборе» их 60%.

 

500 человек может заменить одна технологическая линия

«Государство не выделяет средств на поддержку инфраструктуры наших предприятий, — сказал Шепель. — Мы воспринимаем льготы в налогообложении как компенсацию нерентабельного труда людей с инвалидностью. Наши работники с инвалидностью работают неполный рабочий день, им предоставляется более длительный отпуск в сравнении с теми, у кого нет инвалидности. Наконец, производительность труда у них также ниже».

Он подчеркнул, что поддержка работодателя, у которого трудятся люди с инвалидностью, практикуется во всем цивилизованном мире. Формы разные — где-то доплачивают каждому человеку с инвалидностью, где-то бизнес стимулируют налогами.

Шепель показывает цех, где собирают розетки и тройники, и говорит: «На сборке работает 500 человек, которых могла бы заменить одна технологическая линия стоимостью 1,5 млн долларов. И это было бы рентабельно, потому что затрат электроэнергии стало бы меньше, отпала бы необходимость платить зарплату и содержать социальную сферу».

Правда, налогообложение тогда изменится, да и миссия предприятия, которую здесь видят как поддержку слабовидящих, тоже.

Средняя зарплата у работников с инвалидностью по зрению на «Светоприборе» около 400 рублей. Шепель согласен, что сумма небольшая, однако обращает внимание: люди с инвалидностью получают пенсию, имеют особые условия труда, у них бесплатный проезд в общественном транспорте, есть льготы при начислении платы за коммунальные услуги.

«В результате, если все это подсчитать в денежном выражении, их доход не намного меньше, чем зарплата учителя или врача в Беларуси», — сказал Шепель.

На предприятии есть подразделения, где могут работать только люди без инвалидности. Например, участок по переработке пластмасс — в месяц здесь перерабатывает около 100 тонн пластика. Формы для розеток, удлинителей изготавливают здесь же.

Поскольку теперь производят и сложные механизмы — выключатели на основе датчика движения, светодиодные светильники и прожекторы — нужна электроника, платы изготавливают тоже на предприятии.

Как правило, на таких производствах работают здоровые люди.

Отвечая на вопрос, насколько конкурентоспособна их зарплата, главный инженер Павел Степанович сказал, что «вполне»: квалифицированный рабочий, например, наладчик станков с программным управлением, зарабатывает до 1800 рублей в месяц, а токарь в инструментальном цеху — до тысячи рублей.

Чтобы специалисты без инвалидности не уходили на другие предприятия, «мы стараемся обеспечить нормальные условия труда»: «Люди знают, что два раза в месяц получат заработанные деньги. В нашем медпункте принимают врачи почти всех специализаций, включая стоматолога. Там бесплатно могут проходить лечение не только работники предприятия, но и члены их семей».

 

Больше, чем работа

Рынка труда для незрячих в Минске почти нет.

«Работа на нашем предприятии для незрячего — больше, чем работа, — сказал Олег Шепель. — Если для человека с ослабленным слухом или колясочника есть выбор, чем заняться, для людей, которые теряют зрение в зрелом возрасте, он достаточно ограничен. За редким исключением они осваивают простую сборку или массаж. У нас на сборке работает около 150 человек с высшим образованием, это бывшие музыканты, учителя. Для них сама возможность работать очень важна».

Римма Сергеева за смену может собрать 100-200 единиц продукции в зависимости от задания, зарплата сдельная. На предприятии уже десять лет. У нее нет бинокулярного зрения — ей сложно различать расстояние между объектами и ориентироваться в пространстве.

«Хотите понять, как я вижу? — спросила она у журналистов. — Попробуйте закрыть один глаз и налить воду в стакан или вдеть нитку в игольное ушко. У меня еще врожденная катаракта, операцию делали в советские годы в Москве. Я неплохо видела после этого, расслабилась. Работала продавцом и сорвала зрение. Теперь вот на одном глазу тотальная отслойка сетчатки. Но я кое-что все же вижу. На работу сама езжу. В городе жизнь меняется — появляются информаторы для слабовидящих, специальные ограничители, формируется безбарьерная среда. Работа для меня очень важна. Здесь я нашла не только заработок, занятие, но и подругу, которая стала у меня поручителем для строительства квартиры».

На предприятии рассказывают, что когда у «Светоприбора» были трудные времена, а рабочая неделя длилась три дня, люди все равно приходили на завод каждый день. Многие и в Минск-то попали, потому что «Светоприбор» не только дает незрячим работу, но и обеспечивает работников местом в общежитии. И люди приезжают из всех регионов.

На заводе создана специальная среда для незрячих и слабовидящих — специальные тактильные дорожки, выкрашенные в контрастные цвета бордюры и перила. Банкоматы на предприятии говорящие.

Олег Шепель говорит, что встречался с людьми, которые, потеряв зрение в зрелом возрасте, отчаивались, говорили о планах свести счеты с жизнью. Поздняя слепота очень драматична:

«Ослепший человек становится беспомощным — он не знает, как ему жить, как есть, как купить продукты. На нашем предприятии оказывается комплексная поддержка — работает не только много кружков и секций, но и занимаются реабилитацией потерявших зрение».

Инструктор по социально-трудовой реабилитации Регина Кривошей более 40 лет работает на предприятии, она помогла большинству из работников адаптироваться. Примерно месяц занимает процесс обучения — дойти до завода из дома и обратно, до цеха с тростью, научиться ориентироваться на предприятии.

Регина Кривошей

«Когда проблемы со зрением случаются у ребенка, есть система поддержки — специальные садики, школа, — говорит она. — Если теряет зрение взрослый человек, ему дают инвалидность, а реабилитация проходит у нас. Для взрослых в стране нет тифлопедагогов, которые работают с людьми с нарушениями или потерей зрения. Мы на предприятии учим ориентации в городе, в квартире, учим приготовить еду, стирать, наконец».

Регина Кривошей показала прибор, который с легкостью определяет цвет и называет его. Еще одно приспособление может помечать различные предметы. Достаточно назвать их один раз и приклеить специальную бирку на предмет, чтобы потом ее прибором считывать. Стоит каждое приспособление около 150 долларов.

Сотрудник предприятия Николай Заброцкий, который также занимается реабилитацией работников, обучая их компьютерной грамотности, этими приспособлениями не пользуется. Ему их заменяет мобильный телефон.

Николай Заброцкий

«Теперь телефон для незрячих заменяет многие девайсы. Ну а на компьютере я могу сделать почти всё, что и зрячий, разве что рисовать не стану. Незрячие люди осваивают компьютер или телефон ровно в той степени, в какой у них есть мотивация. Некоторые не подходят к компьютеру, а когда им становится необходимо освоить интернет-банкинг, довольно быстро это делают», — сказал он.

Николаю Заброцкому 47 лет, не видит с семи. У него были незрячие родители, и когда он сам потерял зрение, не воспринял это как катастрофу, потому что «видел, что родители как-то живут, справляются». Сам он тоже научился хорошо справляться. У Заброцкого семья, вырастили с женой дочь, ей 22 года.

Он говорит, что благодаря современным технологиям инфраструктура для незрячих меняется в лучшую сторону.

 

 

Фото Сергея Сацюка