Жители деревни Капацевичи просят Лукашенко дать им воду

В 25 километрах от Солигорска люди живут без воды.

Жители деревни Капацевичи Солигорского района отправили президенту Беларуси телеграмму. Они просят главу государства помочь им вернуться к цивилизации — дать им воду. Без чистой питьевой воды люди живут много лет, а теперь собирают дождевую — чтобы постирать.

 

Ни воды, ни канализации, ни цивилизации

Семья зоотехника агрокомбината «Новополесский» Елены Плис, как и еще десять других семей из Молодежного переулка в деревне Капацевичи Солигорского района, живет без воды.

переулок Молодежный

Семья 11 лет назад вселилась в одноквартирный служебный дом. Этот дом, как и девять других, построен на месте животноводческой фермы. Раньше воду в дома подавали с водонапорной башни, но она уже не функционирует. Вместо нее пробили новую скважину, вода шла ржавая, но она хотя бы была. А потом сломался насос, и с 15 февраля воды нет никакой.

В доме Елены Плис есть котел, который отапливает помещение и греет воду для использования. Есть ванная и туалет, только теперь без воды. Отопление пока функционирует — вода в трубах и батареях осталась, вот и ходит по кругу.

Ну, а в остальном приспосабливаются.

«Приходишь с фермы, — рассказала Елена Плис корреспонденту Naviny.by, — и придумываешь, как вымыться. Мы с трудом, но приспособились».

«Пить воду из-под крана было невозможно, даже когда насос работал, — она была с примесями железа, имела неприятный запах. Для питья уже несколько лет возим воду из колодца, который от нас на расстоянии в 400 метров. Воды в нем мало, иногда хозяин выражает недовольство, что берем. В засушливые годы ездили в близлежащие деревни за водой. Возим в бидонах по 40 литров. Посуду мыли ржавой водой и споласкивали питьевой. Стирали или вручную, или в обычной, не автоматической машинке. У нас есть приспособленные емкости — собираем дождевую воду. Она нужна не только нам, но и птице. У нас же хозяйство».

Елена Плис говорит, что теперь стало очень некомфортно — нет ни снега, чтобы растопить на воду, ни дождя, чтобы ее собрать:

«У нас беда, правда. Вот мы и решили обратиться к президенту — отправили ему телеграмму. Для нас это жест отчаянья. Понятно, что не президент был первой инстанцией, куда мы обращались. В течение прошлого года велась переписка с различными инстанциями о качестве воды, а потом, когда она пропала, о ее отсутствии. Мы отправляли письма в областной исполком, были на приеме у различных чиновников. Нам отвечали, что вопрос рассматривается, спускали сверху письма местной власти. А что они могут сделать?»

Местные власти предложили жителям Молодежного переулка каждому сделать свою скважину. Однако этот вариант людей не устраивает, потому что дома, в которых они живут, им не принадлежат.

В прошлом году дом Плис и другие такие же дома передали от агрокомбината «Новополесский» на баланс местного жилищного хозяйства.

«Наши домики относятся к ЖКХ, а согласно договору о найме это дома с водопроводом. У нас нет лишних денег. В прошлом году считали — только на скважину надо потратить 650 рублей. Бурение на метр обходится примерно в 25 долларов, а у нас до воды 14 метров», — сказала Елена Плис.

 

Сельсовет делает, что может

Проблема жильцов Молодежного переулка — головная боль Копацевичского сельсовета. Главный специалист сельсовета Тамара Ефимович рассказала Naviny.by, что сельсовет делает, что может:

«Как объясняли нам специалисты, лучший вариант, если люди пробьют индивидуальные скважины. Это связано с тем, что трубы старые, они давно засорены, ведь вода в нашей местности имеет большое содержание железа. Я живу в Новополесском, и у нас есть станция обезжелезивания, поэтому мы можем воду из-под крана пить, ну и пользоваться для всех других целей. В Копацевичах — другая ситуация».

Отвечая на вопрос, почему местные власти не приняли мер, чтобы 90 жителям деревни Копацевичи, включая маленьких детей, привозили чистую питьевую воду, Ефимович сказала, что «жители отказались от того, чтобы питьевую воду им привозили в цистернах, потому что берут ее в колодце, где вода очень хорошего качества».

По словам Ефимович, до этого колодца метров сто от Молодежного переулка, и расположен он во дворе дома, где никто не живет: «Так что препятствий жителям никто не может чинить».

 

На «Дажынкі» деньги есть, а на воду — нет?

Региональный представитель Белорусского Хельсинкского комитета Леонид Мархотко считает, что власти должны обеспечить граждан беспрепятственным доступом к чистой питьевой воде:

«Меня удивляет, что не организован привоз в деревню воды. По моему мнению, сначала надо доставить людям воду, а потом уже обсуждать проблему».

Отсутствие доступа к питьевой воде — это нарушение 46-й и 117-й статей Конституции, а также Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, отметил Мархотко.

«Если говорить о практической стороне вопроса, вызывает недоумение, что в Солигорском районе люди не имеют доступа к питьевой воде. Солигорск — богатый город. Как развивать агротуризм и вообще туризм в Беларуси, если у нас нет питьевой воды. И я не думаю, что у государства на это нет денег. Можно их найти, потратив бюджетные средства не на показательные «Дажынкі», а на обеспечение белорусских граждан чистой питьевой водой», — подытожил правозащитник.