Лукашенко обвинили в том, что он устал от России, ищет опору в США и НАТО

Устать-то он, может, и устал, но убежать от заклятого союзника не в состоянии…

Российские СМИ продолжают изображать Александра Лукашенко неверным союзником. В частности, интернет-издание Lenta.ru утверждает: «Лукашенко устал от России. Теперь он ищет новых друзей в США».

Фото Okras / wikimedia

Это один из главных нарративов нынешней вялотекущей информационной войны Москвы против белорусского руководства: мол, оно ведет себя предательски, якшается с Западом и готово переметнуться. В этом контексте Лукашенко пугают повторением украинского сценария.

 

Так Беларусь уходит на Запад или становится бастионом Москвы?

Lenta.ru в конспирологическом духе упоминает о выступлении замминистра иностранных дел Беларуси Олега Кравченко в Атлантическом совете в Вашингтоне 31 января. Якобы в закрытой части мероприятия «по некоторым данным, Кравченко предлагал провести в Белоруссии учения НАТО и разместить в стране американских специалистов по исследованию социальных сетей и контролю над интернетом».

В подтверждение этой версии издание делает гиперссылку на анонимный телеграм-канал и мнение неназванных экспертов (хотя что могут знать не бывшие там люди?). Статья венчается зловещим выводом, что «по всей видимости, Белоруссия уже сделала свой выбор» (читай: в пользу Америки и НАТО).

И вот вам другой оценочный полюс. Литовские спецслужбы в свежем отчете об угрозах нацбезопасности утверждают, что Минск «все еще видит в НАТО основной источник внешней угрозы», поэтому «связывает свою военную безопасность с Россией». В документе подчеркнуто, что Беларусь и Россия создали региональную группировку сухопутных войск и единую региональную систему противовоздушной обороны.

Российские военные рассматривают Беларусь как буферное государство, в перспективе возможности Минска проводить самостоятельную оборонную политику уменьшатся, делают вывод авторы доклада.

Ряд экспертов в странах НАТО идут дальше и заявляют, что уже сегодня белорусская армия — это часть российской военной машины.

Так что же происходит на самом деле: Беларусь ускользает от Москвы, втихаря сближается с НАТО — или же, напротив, становится все более прочным военным буфером России, теряя остатки самостоятельности?

 

Российские генералы белорусской армией командовать не могут

Географическое положение Беларуси таково, что московские стратеги действительно рассматривают этот кусок земли, с одной стороны, как «свой форпост, передовое укрепление, предполье», а с другой — как возможный плацдарм, «направленный в сердце Восточной Европы». В этом плане 600 километров белорусской территории — де-факто и впрямь буфер, отделяющий, в частности, первую танковую армию России от польских дивизий, говорит белорусский военный эксперт Александр Алесин.

Другое дело, что «Лукашенко твердой рукой управляет белорусской армией как главнокомандующий», подчеркнул Алесин в комментарии для Naviny.by.

По словам аналитика, Минск строго придерживается буквы союзничества с Москвой: есть общее оборонное пространство — это территории обеих стран, и Беларусь вступает в бой только при нападении на союзника, равно как и Россия — в случае нападения на Беларусь.

При этом, подчеркнул собеседник, Лукашенко «не согласен участвовать во всех авантюрах Москвы, где бы она их ни предпринимала — будь то Сирия, Крым или другие точки», не собирается посылать войска в Центральную Азию, где активен исламский терроризм.

По мнению эксперта, наличие совместной с Россией группировки сухопутных войск и единой региональной системы ПВО не ставит белорусские вооруженные силы в марионеточное положение.

«Это спящие группировки, они активируются только в случае непосредственной угрозы агрессии», — поясняет собеседник Naviny.by. Причем и в таком случае российские бригады выдвигаются на помощь белорусской армии, «поступают под командование белорусских генералов».

В рамках ЕРС ПВО идет обмен информацией в режиме реального времени, но, вновь-таки, российские генералы не могут отдавать приказы белорусским зенитчикам или летчикам. И если какой-то летательный аппарат пересекает воздушную границу Беларуси (помните скандальный «плюшевый десант»?), то что с ним делать, решает именно белорусское военное командование, подчеркнул Алесин.

 

Доверие между Минском и Москвой снижается

Рассматривая военное сотрудничество Беларуси с Россией, не стоит путать координацию с интеграцией, заявил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

По его словам, в этой сфере налицо именно координация, совместимость военных организаций, единая стандартизация, но они — примерно на том же уровне, что и 15-20 лет назад. А в плане стандартизации, «что самое забавное, за основу берутся стандарты НАТО». Есть также схожесть в подготовке кадров, учебных программах, «хотя она уже не стопроцентная».

«Говорить об интеграции, которая ставит белорусских военных под российский контроль, не приходится», — утверждает собеседник.

С учетом же постоянных торгово-экономических конфликтов и других трений уровень «совместимости и координации» в оборонной сфере между Беларусью и Россией или останется на том же уровне, или даже «будет сжиматься из-за политических факторов», снижения взаимного доверия, прогнозирует аналитик.

В то же время, считает он, по пути сближения с НАТО Лукашенко далеко не пойдет. Во-первых, для этого нет должной договорной базы. «Она у Беларуси более бедная, убогая, чем даже у России», — отметил Поротников.

Во-вторых, добавил он, «в НАТО нет доверия к Беларуси».

Вместе с тем, как подчеркивает, со своей стороны, Алесин, Беларусь давно участвует в программе НАТO «Партнерство ради мира».

В витебской воздушно-десантной бригаде есть миротворческая рота, которая готовится де-факто по натовским стандартам. Так что совместные миротворческие учения в принципе возможны. Другое дело, что пока не решен в правовом порядке вопрос пребывания у нас натовских военнослужащих с оружием, подчеркнул Алесин.

Поротников, в свою очередь, отмечает, что Североатлантический альянс занимается и борьбой со стихийными бедствиями, последствиями техногенных катастроф. На этой почве в учениях, к организации которых имеет отношение и НАТО, участвуют, например, представители белорусского МЧС.

Так что если замминистра Кравченко и вел речь о каких-то совместных учениях, то наверняка не военных, делают вывод эксперты.

 

Дело не только в страхе перед Кремлем

Утверждение же автора Lenta.ru, что Лукашенко пытается найти себе в лице США союзника вместо России, и вовсе притянуто за уши.

Правда то, что белорусское руководство стало не на шутку опасаться России после Крыма. В Минске примерили крымско-донбасский сценарий на себя. Стало неуютно.

Дискомфорта добавил прозвучавший в декабре прошлого года «ультиматум Медведева»: хотите финансово-экономических преференций — соглашайтесь на продвинутую интеграцию в духе союзного договора 1999 года: единая валюта, таможня и пр. А единая валюта — это уже мощнейший удар по суверенитету.

В условиях, когда давление Москвы нарастает, белорусское руководство действительно ищет дополнительные точки опоры в разных центрах силы — от Китая до США. Но на каждом из направлений есть довольно жесткие ограничители.

Если говорить о сближении с Западом, Североатлантическим альянсом, то, во-первых, Москва сама не позволит, чтобы стратегически важная белорусская территория ускользнула из-под носа. Лукашенко прекрасно понимает, что за переход красных линий, очерченных Кремлем, кара была бы неотвратимой и беспощадной. Украинский кейс — наглядный пример.

Но дело еще и в том, что сам Лукашенко не готов менять свою систему настолько, чтобы тесно интегрироваться в сообщество западных демократий. А НАТО, давайте не забывать, это альянс демократических стран, причем военная организация — лишь одна из его ипостасей. Туда не принимают по принципу «это наш сукин сын».

«Нас уже чуть ли не в НАТО готовы взять, только, конечно, чтобы власть поменялась, демократии побольше, еще чего-то», — заявил белорусский президент с долей эпатажа в начале декабря в интервью телеканалу «Россия 24».

Но главное, что это было сказано с твердым подтекстом: при Лукашенко такого не будет.

 

В чем слабое место белорусского руководителя

Таким образом, перед Минском стоит адски тяжелая задача — маневрировать в узком геополитическом коридоре.

Лукашенко не может отказаться от союзничества с Россией, но в то же время будет противиться ее попыткам установить контроль над военной и экономической сферами Беларуси, потому что это угроза его власти. Белорусская дипломатия будет работать на укрепление отношений с Западом, НАТО, но никаких прорывов («предательства» в понимании московских комментаторов) ожидать не стоит.

Отказ Москвы компенсировать Минску потери от налогового маневра в российской нефтянке — не тот рычаг, который может сломить волю Лукашенко, готового драться за полный контроль над страной хоть с чертом. Иные эксперты допускают даже, что этот фактор подтолкнет экономические преобразования.

Слабое место Лукашенко в этом контексте — его страх перед реформами. Он тоже, впрочем, понятен, потому что даже чисто экономические реформы будут исподволь подтачивать политическую систему.

Факт то, что золотые времена «белорусской модели» закончились, и ее стареющему архитектору теперь приходится выбирать из богатого меню страхов — перед Россией, Западом, трансформацией и пр.

Лукашенко будет крутиться. В Россию шестью областями не пойдет, крутым рыночником и тем более демократом не станет, но и в НАТО не убежит. В этом плане московские деятели могут расслабиться.