Прирост ВВП на 4% в 2019 году: прогноз, которому не суждено сбыться

Существует план среднесрочного развития Беларуси, и прирастать менее чем на 4% по нему нельзя, даже если все складывается против такого прогноза.

20 декабря Александр Лукашенко подписал указ № 483 «О задачах социально-экономического развития Беларуси на 2019 год». Документ предполагает, что ВВП увеличится на 4%, реальные располагаемые денежные доходы населения — на 3,4%, а экспорт товаров и услуг — на 5,4%.

При этом совсем недавно был принят бюджет на 2019 год, предполагающий прирост экономики только на 2,1%.

 

Откуда взялись 4%?

При разработке проекта бюджета на следующий финансовый год рассматривается два сценария — базовый и целевой. Базовый сценарий — консервативный вариант, в рамках которого пытаются учесть все возможные неблагоприятные факторы развития экономики страны, чтобы оптимизировать расходы под уровень предполагаемых доходов бюджета.

В России, помимо базового и целевого сценария, разрабатывают шоковый вариант развития событий. Он, как правило, связан с сильным падением цены на нефть. В Беларуси шоковый вариант не рассматривают, предпочитая надеяться на лучшее.

Изначально целевой сценарий предполагал темпы прироста экономики на уровне 4,1%, однако в августе были пересмотрены в сторону уменьшения предполагаемые темпы роста российской экономики на 2019 год. Да и цена на нефть стала корректироваться в сторону снижения, а в целевом варианте она предполагалась на уровне 70 долларов за баррель.

Цену на нефть пришлось пересматривать до уровня в 65 долларов за баррель, но прогноз при этом скорректировали только на 0,1%. Все дело в том, что существует план среднесрочного развития Беларуси, и прирастать менее чем на 4% по нему нельзя, даже если все складывается против такого прогноза.

Очевидно, что снижение прогноза среднегодовой цены на нефть с 70 до 65 долларов за баррель окажет намного большее влияние, нежели 0,1%, но ниже написать было нельзя. И это первая причина, по которой в прогноз уже заложен вариант невыполнения.

 

Точки роста. На что рассчитывало правительство

75% прироста ВВП планировалось обеспечить за счет внутренних факторов и 25% — за счет внешних.

Инвестиции. В 2019 году планируется запустить БелАЭС. В связи с этим ожидается пиковое освоение средств. Стоит отметить, что только внешние займы, которые будут переуступлены субъектам хозяйствования для реализации инвестиционного проекта по строительству АЭС, составят более 2 млрд долларов. И это — не считая других затрат на реализацию проекта. И все эти инвестиции будут учтены в ВВП.

Кроме этого, существует программа дальнейшей модернизации промышленности Беларуси. Суммарно правительство ориентируется на объем инвестиций в 28 млрд рублей, только вот с источниками средств могут возникнуть вопросы.

И если для АЭС большую часть средств предоставит российская сторона, то где будут брать средства для инвестиций отечественные предприятия, часто испытывающие сложности с финансированием текущей деятельности, — загадка. Вряд ли банковская система вдруг снизит требования к платежеспособности заемщиков, привлекать валютные средства населения через выпуски облигаций уже нельзя, а рублевые облигации без гарантий нашим гражданам особо не интересны.

Сектор услуг. От экспорта услуг в 2019 году предполагается получить 9,7 млрд долларов валютной выручки, рост — на 7,6% к 2018 году. При этом ожидается, что туристические услуги и IT-сектор вырастут на 12%. В туристическом секторе два драйвера роста — безвизовый режим на 30 дней и Европейские игры.

Надежды на IT-сектор возлагаются в связи с декретом № 8. Надежды вполне обоснованны, валютная выручка Парка высоких технологий (ПВТ) в 2018 году по прогнозам вырастет на 40%, да и туристические потоки в Беларусь заметно выросли. На начало декабря возможностью побывать в Беларуси без визы воспользовалось более 178 тысяч человек.

 

Потенциальные точки роста, но это не точно…

Сельское хозяйство. Во время разработки проекта Минэкономики еще не знало, какой урожай получит отечественное сельское хозяйство. И если бы знало, наверняка включило бы этот фактор как точку роста. Дело в том, что в Беларуси в нынешнем году случилась засуха и урожай зерновых оказался минимальным за последнее десятилетие. А в следующем году будут сравнивать именно с этим слабым урожаем. Не будет очередного природного катаклизма — вот вам новая точка роста.

Легковые автомобили. За 11 месяцев в Беларуси произвели 9718 легковых автомобилей — втрое больше, чем в 2017 году. Оглашались планы выйти на производство 25 тысяч автомобилей в год. Однако реализовать столь амбициозную задачу мешает одно небольшое обстоятельство — продажи легковых автомобилей белорусской сборки в России будут порядка 5000 штук. И причин, которые бы смогли увеличить продажи в два-три раза, нет.

Российский рынок — основной для сбыта этой продукции. Даже если оснастить всю белорусскую милицию и органы госуправления машинами отечественной сборки, то выйти на нужные цифры не представляется возможным, да и бюджет подобные траты не одобряет.

               

 

Эпоха нефтяных субсидий заканчивается

Именно нефтепереработка является для белорусской экономики основной проблемой, решить которую самостоятельно страна не может.

Подписанные в 2018 году соглашения привели к следующему. Перечисления из Москвы по схеме «перетаможки нефти» будут с каждым годом сокращаться. Причина проста и понятна — объем средств прямо зависит от величины экспортной пошлины. Чем меньше пошлина, тем меньше средств получит белорусский бюджет напрямую из российского.

С каждым годом размер экспортной пошлины будет сокращаться по 5 процентных пунктов — с 30% до 0% в 2024 году.

Но это только часть потерь.

Активное использование растворительно-битумных смесей и их реэкспорт привели к запрету на поставку нефтепродуктов из России в Беларусь — кроме тех, которые здесь не производятся и нужны для промышленных предприятий. Объем таких нефтепродуктов оценивается приблизительно в 300 тысяч тонн в год.

И потери несут не только различного рода частные компании с широким государственным протекторатом. Неизбежны и потери в экспорте нефтепродуктов для белорусских НПЗ.

Дело в том, что ранее за счет поставок российских нефтепродуктов частично закрывалась потребность внутреннего рынка в дизельном топливе и бензине. Так, в 2017 году при объеме потребления внутреннего рынка в 1232 тысячи тонн бензина — 108 тысяч тонн импортировалось из России. Ситуация с дизельным топливом еще более впечатляющая — при 2828 тысячах тонн внутреннего потребления из России поставлялось 790 тысяч тонн.

Частично это топливо могло в дальнейшем реэкспортироваться в Украину или другие страны, но с 2019 года этих объемов топлива (а это суммарно только по бензину и дизтопливу более 900 тысяч тонн) не будет. И закрывать эти внутренние объемы потребления будут вынуждены НПЗ за счет снижения поставок на экспорт.

К этому можно добавить утрату экспорта в размере более 600 млн долларов за счет прекращения различных схем. Эти суммы с легкостью перекрывают весь потенциальный объем дополнительной экспортной выручки от туризма и ПВТ.

Не стоит забывать, что прекращение схем и снижение импорта нефтепродуктов по цепочке затронет показатели добавленной стоимости в таких сферах, как транспорт (снижение объема перевалки нефтяных грузов), оптовая торговля, в которой доля реализации нефтепродуктов доходит до 40%, нефтеперерабатывающая и химическая промышленность, в которых происходило преобразование импортных нефтепродуктов в «инновационные вещества».

Дополнительную головную боль у правительства в последние месяцы вызывает обвал котировок цен на нефть. Под угрозой уже находится и бюджет, ведь даже в консервативном сценарии цена на нефть прописана на уровне в 60 долларов за баррель, а 25 декабря цена барреля марки Brent упала ниже 48 долларов. Для 4% прироста ВВП среднегодовая цена должна быть 65 долларов за баррель.

По этой причине ситуация в сфере переработки нефти способна буквально растворить все потенциальные плюсы от ПВТ и туризма.

Но и это еще не все проблемы, с которыми может столкнуться белорусская экономика в 2019 году.

 

Промышленность: план по инвестициям под угрозой

Внешне ситуация в промышленности выглядит неплохо. По итогам 11 месяцев объем промышленного производства увеличился на 6,1%, деревообработка выросла на 14,1%, да и складские запасы сильно не увеличиваются.

Но картина серьезно меняется, если посмотреть динамику в 2018 году помесячно. Год начинали с индексом в 109,7%, а уже в октябре было 102,8%, и в ноябре ситуация не улучшилась.

               

Финансовые результаты отдельных отраслей и вовсе заставляют беспокоиться за дальнейшую судьбу предприятий. Деревообработка, нефтеперерабатывающая промышленность, металлургия закончили три квартала с убытками.

Перед отраслями стоит задача увеличить инвестиции в основной капитал и продолжать модернизацию. С такими финансовыми показателями банки вряд ли предоставят новые кредиты, у самих предприятий денег попросту нет. План по инвестициям под угрозой.

И это не всё. Неурожай в сельском хозяйстве — прямая угроза, что снизится объем сырья для предприятий пищевой промышленности.

Еще один фактор — высокая сравнительная база.

Например, БелАЗ в 2018 году продемонстрировал высокие результаты. Основной рынок сбыта — Россия. А там постепенно снижается спрос на инвестиционные товары, в том числе из-за снижения цен на сырьевые товары. Повторить результат 2018 года в 2019 году БелАЗу будет непросто.

Таким образом, высокая сравнительная база — еще один риск для планов прироста ВВП даже на уровне базового сценария.

 

Почему завышается планка?

Если подвести итоги, то шансы на выполнение целевого прогноза стремятся к нулю. Явных точек роста недостаточно, на ключевых внешних рынках ожидается замедление спроса, но руководство страны на это не обращает внимания. Либо делает вид, что не обращает.

С учетом всех позитивных и негативных факторов успехом можно будет считать выполнение базового прогноза, при этом в начале года не исключен вариант незначительного падения ВВП.

Но руководство страны, ставя завышенную планку, в любом случае окажется в плюсе. Не выполнили завышенный план — плохое правительство, можно и поменять в очередной раз перед выборами. Случилось чудо, выполнили план — значит, когда разрабатывали базисный сценарий, не напрягались во всю силу, и если бы не президент... Всегда можно покритиковать. Оптимальная позиция, чтобы не отвечать за стратегические просчеты и ошибки.

На самом деле Беларусь находится в ситуации, при которой без реформ темпы прироста экономики будут ограничены 1-2% в год либо и вовсе окажутся отрицательными. А граждане, не видя перспектив поднять свои доходы, будут все чаще выбирать для жизни и работы другие страны.