Налоговый маневр. Почему власти Беларуси стали успокаивать электорат

Государство не хочет терять в лице населения чистого продавца необходимой для погашения госдолга валюты. Особенно на фоне вероятного падения валютных доходов от нефтепереработки.

Последние несколько месяцев власти Беларуси заявляли об огромных потерях страны в связи с проводимым Россией налоговым маневром в нефтяной сфере. Ущерб оценивался в сотни миллионов долларов ежегодно. Но на этой неделе вдруг началась другая риторика — катастрофы нет, населению беспокоиться не о чем.

Учитывая, что Москва уклоняется от переговоров о финансовой компенсации, а это значит, что проблема выпадающих доходов бюджета далека от решения, поведение белорусских властей требует пояснений.

 

Бюджет-2019: эконом-вариант

На этой неделе парламент принял бюджет на 2019 год. В бюджете предусмотрен профицит, а социальные расходы по сравнению с 2018-м вырастут на 18%.

Предусмотрено и увеличение зарплат бюджетникам — до уровня 80% от средней зарплаты по стране. Плюс к этому запланированы трансферты в размере 1,3 млрд рублей в Фонд социальной защиты населения. Ожидается, что в результате этого пенсии увеличатся на 14%.

Рост социальных расходов создает иллюзию того, что в сфере госфинансов наступили тучные времена. В действительности, как всегда, дьявол кроется в деталях.

Действительно, расходы на социальную сферу вырастут, но произойдет это не в связи с увеличением доходов казны, а за счет экономии.

На будущий год запланировано сокращение на 10% расходов на господдержку реальному сектору. Поскольку стоимость кредитных ресурсов существенно снизилась, бюджету уже не нужно в том объеме, как раньше, компенсировать ставки по кредитам отдельным отраслям экономики.

Деньги, сэкономленные за счет сокращения бюджетных вливаний в госсектор, как раз и пойдут на увеличение социальных расходов. Что касается совокупных доходов казны, то их динамика не позволила бы обеспечить существенный рост социальных расходов в 2019 году.

Доходы республиканского бюджета на 2019 год определены в размере 23,7 млрд рублей и увеличатся только на 0,8% по сравнению с 2018 годом.

«В основном ожидаемая динамика доходов связана с более консервативной оценкой мировой цены на нефть по сравнению с нынешним годом, а также с влиянием на нас нефтяного налогового маневра в России», — пояснил первый заместитель министра финансов Юрий Селиверстов, выступая на этой неделе в Палате представителей.

К слову, из-за влияния российского налогового маневра на Беларусь выпадающие доходы республиканского бюджета составят более 300 млн долларов, а это около 3% совокупных расходов казны на будущий год.

Мало этого, если компенсацию от России за налоговый маневр Беларусь не получит, то с 1 января для НПЗ вырастет входящая цена нефти. Тогда государству придется думать, за счет каких источников поддерживать нефтепереработку, чтобы не допустить быстрого роста цен на топливо на внутреннем рынке.

 

Успокоительная риторика на фоне тревожного будущего

Но депутаты, которые готовили заключение по проекту бюджета на будущий год, подчеркивают, что населению не стоит беспокоиться о влиянии на страну последствий российского налогового маневра.

«Мы помним предыдущие годы, когда сложности возникали на определенном периоде, то, что касается приоритетных задач (зарплат, пенсий, пособий), они решались. Та поддержка, которая идет населению, она будет обеспечена. Здесь нет никаких оснований для волнений со стороны общества», — подчеркнула в минувший вторник глава парламентской комиссии по бюджету и финансам Людмила Добрынина, отвечая на вопрос журналистов о влиянии налогового маневра на Беларусь.

Успокоить общество, комментируя ситуацию с налоговым маневром, постарался на этой неделе и президент.

«Меня настораживает, что белорусы заволновались. Я хочу прямо сказать: волноваться абсолютно нет причин. Это наша проблема — руководства страны, которую мы должны решить. Даже при худшем варианте ничего не обрушится», — пообещал Александр Лукашенко.

Успокоительная риторика властей ожидаема, считают эксперты. Население пока еще остается чистым продавцом иностранной валюты, и чтобы государство могло и дальше выкупать ее на внутреннем рынке, надо, чтобы граждане не беспокоилось о завтрашнем дне.

К слову, в январе-ноябре население на чистой основе продало 1 млрд 136,7 млн долларов. Правда, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, объем чистой продажи иностранной валюты со стороны населения сократился на 36,8%.

«Возможно, если население станет еще больше беспокоиться, оно может еще больше сократить продажу валюты, что в текущих условиях нежелательно для государства», — считает финансовый консультант компании «Форекс Оптимум» Жанна Кулакова.

Кроме того, полагают наблюдатели, успокоительная риторика властей объясняется еще и тем, что даже если Беларусь не получит компенсацию от России за налоговый маневр, на населении это действительно никак не скажется в 2019 году.

«Суммы возможных потерь Беларуси, которые называются на следующий год из-за налогового маневра, не создают проблем ни для госфинансов, ни для финансового рынка страны в целом, поэтому успокоительная риторика властей обоснована», — считает старший аналитик форекс-брокера «Альпари» Вадим Иосуб.

Проблема, полагает эксперт, заключается в том, что существует накопительный эффект, и потери Беларуси из-за налогового маневра с каждым годом будут увеличиваться.

Напомним, по данным Минфина Беларуси, в случае отсутствия компенсации со стороны России совокупные потери нашей страны в 2019-2024 годах могут составить 10,8 млрд долларов (речь идет о потерях бюджета и дополнительных расходах нефтеперерабатывающих заводов на закупку нефти).

«Ответа на вопрос, как страна себя будет чувствовать через шесть лет, когда налоговый маневр в России завершится, пока нет», — констатирует Иосуб.

При этом финансовый аналитик предполагает, что, возможно, испытания, связанные с налоговым маневром и потерей части нефтяных доходов, наведут руководство страны на мысль о необходимости структурных реформ.

«Реакция на налоговый маневр, которую мы сейчас видим, — с большего, политическая. На мой взгляд, более логичными стали бы экономические меры, направленные на повышение эффективности экономики и увеличение валютной выручки. Но все это требует реализации пресловутых структурных реформ», — отмечает Жанна Кулакова.

По ее мнению, если занимать наблюдательную позицию и просто ожидать компенсации от России за налоговый маневр, последствия могут быть печальными.

«Потери в связи с налоговым маневром, которые может понести страна в будущем году, не являются критичными. Проблема среднесрочная. Нефтяные доходы — один из основных источников иностранной валюты, и если они каждый год будут выпадать на фоне больших выплат по госдолгу, то может сформироваться давление как на курс рубля, так и на инфляцию», — резюмировала Кулакова.