Лукашенко удачно подморозил страну

На новых «выборах Лукашенко» белорусов придавят безысходностью.

Сегодня Александр Лукашенко признал, что белорусская экономика замедляется. Эксперты это прогнозировали. И уже понятно, что к выборам чудес благосостояния не будет. При этом на днях официальный лидер дал вертикали установку «подойти к выборам так, чтобы в умах людей даже не было альтернативы».

Фото kremlin.ru

Что имеется в виду? Агрессивная пиар-кампания? Но чем хвалиться, какими тезисами зомбировать? Или это установка еще сильнее давить оппозицию? Но ее и так уже задавили.

 

Чудес благосостояния к выборам не будет

«…Очень настораживает то, что основные тренды нашей экономики пошли в последнее время вниз, и Беларусь опять входит в зону развития с темпами ниже среднемировых», — отметил Лукашенко 26 ноября, заслушивая доклад экономического блока властей.

Удивляться, однако, могут лишь те, кто не читал, что прогнозировали независимые экономисты и международные финансовые институты. Те в один голос предупреждали, что эффект низкой базы после рецессии 2015–2016 годов скоро исчерпается.

Вдобавок обрисовались неблагоприятные глобальные тенденции — от замедления в мировой торговле до вероятных новых санкций США против России. Об этом говорится в очередном выпуске квартального обзора белорусской экономики, подготовленного Центром экономических исследований BEROC.

Авторы делают вывод: период восстановительного роста в Беларуси завершился, усиление же внешних вызовов ставит под вопрос стабилизацию роста ВВП даже в диапазоне 2−3% в год, как предполагалось ранее.

Проще говоря, мы стопудово будем отставать даже от среднемировых темпов, не говоря уже о том, чтобы хоть понемногу сокращать разрыв с развитыми странами или даже соседями из ЕС.

Сегодня официальный лидер традиционно ругал подчиненных (попал под раздачу и молодой премьер Сергей Румас), требовал ускорить экономику. Но уже очевидно, что к президентским выборам 2020 года (парламентские волнуют главу государства намного меньше) белорусы сильно не разбогатеют.

Проценты роста ВВП «массовой аудитории непонятны, это ничего не значит», отметил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский. В целом же большой части электората Лукашенко — людям с невысокими доходами, населению регионов, деревень и небольших городов — «жить стало хуже», подчеркивает аналитик.

Сегодня Румас рапортовал, что средняя номинальная зарплата за октябрь составила без тридцати копеек тысячу рублей. То есть даже до этого показателя тянут за уши и никак дотянуть не могут. А средняя зарплата в 2019-м — то есть когда начнется, по выражению Лукашенко, политическая вакханалия — должна составить, как заявил премьер, не менее 1025 рублей.

Но и тысяча с жалким хвостиком — это в долларах меньше пресловутых «всем-по-500», которые были еще к выборам 2010 года.

 

Парадокс: экономика подвисла, но режим только прочнее

Иначе говоря, в плане «чарки и шкварки» руководство страны не может обеспечить даже уровень конца прошлого десятилетия. Две пятилетки топтания на месте с откатами. Белорусская модель не работает, спеклась.

Но при этом бессменный президент, по мнению аналитиков, сидит в кресле крепче, чем-когда-либо. Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск), отметил в комментарии для Naviny.by, что опасности потерять власть для Лукашенко нет и до выборов пока не предвидится.

Что за парадокс? Экономика подвисла, но режим чувствует себя, пожалуй, даже увереннее, чем в годы, когда она динамично росла (другое дело, что во многом за счет российских вливаний).

Условно говоря, это «вопрос, почему народ не готов на революцию», замечает Карбалевич. Он перечисляет ряд факторов — и в первую очередь указывает на достаточно жесткий авторитаризм.

Действительно, режим сурово разобрался с заводилами и активистами Площади-2010, многие тогда сели за решетку. Решительно были подавлены и «дармоедские» протесты 2017 года. То есть белорус понимает, что выход на улицу чреват большими личными неприятностями, власти цацкаться не станут.

В Беларуси, перечисляет Карбалевич, нет сильного гражданского общества, нормальной политической жизни, публичной политики, когда люди широко обсуждают острые проблемы. В итоге «оппозиция с каждым годом слабеет по естественным причинам».

Особо собеседник Naviny.by отмечает то, что самые активные и недовольные режимом уезжают из страны (и в этом важное отличие от СССР). Из-за этого оппозиция тоже потеряла немалую часть своего электората. Наконец, Запад сегодня готов работать с Лукашенко, почти перестал поддерживать оппозицию, «что тоже ее демобилизует».

И поскольку она слаба, то вряд ли власти перед выборами станут прибегать к неким экстраординарным мерам в отношении партий, активистов. Официальная агитация будет спокойной, без особого креатива, с упором на процедуру. Правящая верхушка предпочтет избежать предвыборной мобилизации, потому что иначе есть риск мобилизовать и оппозиционный электорат, считает Карбалевич.

Быковский также отметил, что если ужесточить подход к оппозиции, то это может осложнить отношения с Западом. Но поскольку во внутриполитическом плане «живой боеспособной альтернативы и сегодня нет» и вряд ли к выборам ситуация резко изменится, то «дергать Запад за усы нет смысла».

При этом Быковский допускает, что в новом составе Палаты представителей может и вовсе не оказаться оппозиционеров, поскольку Европа ослабила требования к Минску в плане демократии.

 

Все схвачено

Итак, Лукашенко удачно подморозил страну, довел до совершенства механизмы удержания власти и к тому же мастерски использовал момент после Крыма, чтобы разблокировать отношения с Западом.

Экономическая модель буксует, но разрухи и голода не предвидится, а народ терпелив и нынешний набор тягот и лишений переносит без гроздьев гнева. Да, трудновато, но далеко не та ситуация, чтобы — ну, все, баста, айда на площадь, долой режим!

Оппозицию же система методично перемолола. Сейчас не нужно особой брутальности, чтобы удерживать политических противников в маргинальной нише.

Мелкий же фол в отношении «пятой колонны», гибридные репрессии типа дела РЭП или дела БелТА — это, конечно, вызывает замечания, но рвать из-за таких вещей сотрудничество, возвращать санкции Евросоюз и США не станут.

Лукашенко стал нужным геополитическим игроком. Его даже важный заокеанский эмиссар Уэсс Митчелл недавно похвалил за успехи в деле обеспечения политической стабильности в Беларуси. Это же просто песня, бальзам на душу вчерашнего «последнего диктатора Европы»! Тем более если хвалит Америка, ранее рьяно продвигавшая демократию.

 

Противники режима даже не знают, сколько их

Да, и если уж говорить об уничтожении альтернативы в умах, то в этом плане власти в 2016 году очень вовремя, предусмотрительно разрушили в лице НИСЭПИ последний бастион независимой социологии, которая рисковала соваться в политику.

В частности, в 2006 году НИСЭПИ зафиксировал перед выборами резкий рост рейтинга Александра Милинкевича, в 2010-м — Владимира Некляева, в 2015-м — Татьяны Короткевич. Об этом писали независимые СМИ, и это вдохновляло оппонентов режима.

Из отчетов этой социологической службы было четко видно, что «элегантные победы» первого лица далеко не элегантны. То есть, судя по всему, победителю показатель нагоняли, а его соперникам урезали.

В частности, по данным НИСЭПИ, 19 декабря 2010 года за Лукашенко проголосовало 58% белорусов, пришедших на избирательные участки, в то время как Центризбирком огласил цифру под 80%. В 2015-м, по версии НИСЭПИ, Лукашенко набрал и вовсе лишь 50,8% (по данным ЦИК — 83,5%), Короткевич — 22,3% (официально — 4,4%).

Сейчас такой альтернативной цифири не будет, и недовольные властью даже не смогут хоть примерно оценить, сколько их. Что усугубляет фатализм, безысходность.

Короче, внутри все схвачено, с Западом дело на мази, и даже демонизированный Кремль, если без страшилок, особо мутить воду на очередных «выборах Лукашенко» вряд ли станет.

При этом ежу понятно, что выборов как таковых нет. «Народ, может, и созрел, чтобы проголосовать против Лукашенко, но кого [во власти] интересует, как народ голосует?» — иронизирует Карбалевич.

В общем, все хорошо, прекрасная маркиза, за исключением того, что страна выпадает из эпохи и выглядит черепахой даже с точки зрения среднемировых темпов развития.