Вопрос отмены смертной казни в Беларуси попал в замкнутый круг

В отмене смертной казни Минск пока видит для себя больше минусов, чем плюсов.

Изображение носит иллюстративный характер

Беларусь не торопится расставаться со званием последней европейской страны, в которой применяется смертная казнь. В ответ на многочисленные призывы Евросоюза, Совета Европы и правозащитников отменить этот вид наказания белорусские власти ссылаются на мнение народа, который еще в далеком 1996 году высказался против отмены высшей меры наказания.

Эксперты полагают, что пока Минск считает более выгодным для себя забалтывать проблему наличия смертной казни в стране.

Тема применения смертной казни в Беларуси на прошлой неделе поднималась и на заседании Комитета ООН по правам человека в Женеве, и на встрече Комитета по правовым вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге.

Для Европы проблема смертной казни является болезненным вопросом в отношениях с нашей страной. Долгие годы Минск убеждают ввести хотя бы мораторий на применение исключительной меры наказания, но белорусские власти не торопятся.

 

Что говорят представители власти

Беларусь пока не готова ратифицировать Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, заявил постоянный представитель Беларуси при ООН в Женеве Юрий Амбразевич 9 октября на заседании Комитета ООН по правам человека.

Второй факультативный протокол к МПГПП направлен на отмену смертной казни. Белорусские и международные правозащитники неоднократно призывали Беларусь его ратифицировать. Рекомендации о ратификации протокола Беларусь получила и в рамках прохождения Универсального периодического отчета ООН.

«Мы эти рекомендации приняли к сведению, но Беларусь пока к этому не готова, — сказал Амбразевич. — Это связано с общественным мнением в нашей стране по вопросу о применении смертной казни. Однако мы не отклонили эти рекомендации. Мы оставили возможность их рассмотрения и присоединения к протоколу в перспективе в расчете на то, что общественное мнение будет меняться».

По словам Амбразевича, опросы общественного мнения показывают, что сторонников сохранения смертной казни в Беларуси все еще больше, чем тех, кто выступает за отмену этого вида наказания.

Однако сторонников смертной казни в Беларуси уже не подавляющее большинство, как это было 20 лет назад. Депутат Палаты представителей Валерий Воронецкий, выступая 10 октября в Страсбурге в Комитете ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека, назвал нынешнюю цифру сторонников сохранения смертной казни в Беларуси.

«Во время национального референдума (в 1996 году. — Т.К.) более 80% белорусов проголосовали за сохранение смертной казни. А согласно последним социологическим опросам, более 52% респондентов выступает за ее сохранение», — цитирует депутата портал TUT.by.

Воронецкий заявил, что белорусское общество и правительство постепенно двигаются к тому, чтобы принять решение об отмене смертной казни, но для этого необходимо время. Он отметил, что в Палате представителей действует рабочая группа по изучению проблематики смертной казни как инструмента наказания, а в стране идет «обширная общественная дискуссия» на эту тему.

 

Правозащитник: «Не вижу дискуссии»

Однако правозащитник Валентин Стефанович не согласен с утверждением о том, что в Беларуси идет широкая дискуссия по проблеме смертной казни.

«Я не вижу этой дискуссии, — сказал он в комментарии для БелаПАН. — Ее нет ни в газетах, ни в электронных СМИ, ни по телевидению, которое большинство людей смотрит. Я бы вообще не сказал, что эта тема сильно на слуху в обществе».

Стефанович отметил, что проблему смертной казни пытаются поднимать белорусские правозащитные организации. В частности, они регулярно проводят «Недели против смертной казни».

«Но силы правозащитников весьма ограниченны. Мы не имеем широкого доступа к СМИ, как, например, тот же господин Наумович (Андрей Наумович — председатель постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации Палаты представителей. — Т.К.), будучи депутатом и возглавляя рабочую группу по проблеме смертной казни», — сказал Стефанович.

Однако о работе этой группы мало что слышно. Организуются встречи с чиновниками в регионах, на которые периодически приглашают зарубежных экспертов, подчеркнул Стефанович, но широкой общественной дискуссии и работы с гражданами по-прежнему нет.

Правозащитник отметил, что населению необходимо предоставлять рациональные, логичные аргументы в пользу отмены смертной казни.

«Люди в большинстве своем заблуждаются в том, что смертная казнь является защитой от каких-то преступных посягательств на их жизнь и здоровье, — сказал Стефанович. — Она не является сдерживающим фактором. Связи между уровнем преступности и наличием смертной казни не установлено. На преступность могут влиять другие факторы, в том числе экономическое положение, кризисы. И эти аргументы должны звучать не только от правозащитников, а, например, от представителей научных кругов и власти».

Стефанович подчеркивает: ни в одной стране мира смертная казнь не была отменена путем референдума.

«Ее отмена или мораторий на ее применение — это всегда было исключительно политическое решение руководства той или иной страны, — отметил собеседник. — Когда происходила отмена смертной казни в Западной Европе, там тоже общество не было готово к этому, тоже большинство выступало за сохранение. Но власти взяли на себя политическую ответственность за, возможно, непопулярный шаг».

Правозащитник считает лукавством постоянные ссылки белорусских чиновников и депутатов на общественное мнение в вопросе отмены смертной казни.

«Они ссылаются на общественное мнение, но ничего не делают, чтобы его изменить. Получается замкнутый круг, — сказал Стефанович. — При этом в других, не менее важных вопросах, государство не считает нужным спрашивать мнение граждан. Когда АЭС решили строить, почему-то референдум никто не проводил, власти посчитали, что лучше знают, что нам нужно».

Стефанович говорит, что ему сложно понять, почему в стране сохраняется смертная казнь.

«Никакой опасности для власти решение об отмене не представляет, — отметил правозащитник. — Оно не меняет никакие существующие координаты в той ситуации, в которой мы живем, не приведет к падению Лукашенко и его власти».

При этом собеседник пессимистично оценивает заявления чиновников о том, что Беларусь скоро придет к отмене этого вида наказания.

«Эти разговоры я слышу уже более десяти лет, — отметил Стефанович. — И ничего не меняется, никакой конкретики, никакого четкого сигнала о готовности отменить смертную казнь нет».

 

Аналитик: решение вопроса завязано на позицию Лукашенко

Запад не предлагает Беларуси каких-то преференций в случае отмены смертной казни, подчеркнул в комментарии для БелаПАН эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

«Реальных экономических и политических дивидендов от этого решения Минску не обещают, а просто призывают отменить смертную казнь безо всяких условий», — отмечает политолог.

Минск же, по мнению собеседника, пока видит в отмене смертной казни больше минусов для себя, чем плюсов. В частности, наличие смертной казни препятствует вступлению Беларуси в Совет Европы, что для властей пока плюс.

«Присоединение к Совету Европы означает, что белорусские граждане смогут обращаться в Европейский суд по правам человека, — подчеркивает Карбалевич. — Учитывая беспредел, который существует в правовой системе Беларуси, представляете, какое количество белорусов будет подавать иски в этот суд? Это будет кошмар для белорусской правовой системы».

Власти это понимают и не торопятся в Совет Европы, отметил политолог. Да, отмена смертной казни не обязывает Беларусь вступать в Совет Европы, но тогда придется придумывать какие-то объяснения, почему страна не хочет присоединиться к этой организации.

«Сейчас же можно занимать позицию, что мы, может, и хотели бы, но нас не принимают, все упирается в смертную казнь, однако белорусское общество против ее отмены, поэтому пока ничего не получится», — поясняет Карбалевич.

Еще одной причиной, по которой Беларусь не торопится отменить смертную казнь, Карбалевич назвал мнение главы государства.

«Думаю, что решение вопроса завязано на понимании ситуации Александром Лукашенко, — отметил аналитик. — Для него вопрос смертной казни, право карать или миловать — это вопрос власти. Власть должна быть полной, в том числе над жизнью и смертью подданных. И если он сам, своими руками лишает себя такой части власти, для него это очень болезненная вещь. И думаю, что это очень важный фактор, влияющий на проблему».

Собеседник также скептически относится к словам чиновников о возможной скорой отмене смертной казни.

«Чиновники тут вообще ничего не решают, поэтому что им остается еще говорить? Они готовы участвовать во встречах, обсуждать и ссылаться на общественное мнение. Всерьез относиться к их заявлениям по этой теме я бы вообще не стал», — резюмировал Карбалевич.




Оставьте комментарий (0)