Минус нефтепродукты. Россия опять снижает уровень финансовой поддержки Беларуси

Москва перекрывает Минску схемы реэкспорта нефтепродуктов и вряд ли в значительной мере компенсирует последствия налогового маневра.

Представители Беларуси и России подписали 10 октября Протокол о внесении изменений в межправительственное соглашение от 2007 года о мерах по урегулированию торгово-экономического сотрудничества в области экспорта нефти и нефтепродуктов. Что сулит Беларуси этот документ?

Фото: pixabay.com

Сам он не опубликован. По словам участников переговоров с российской стороны, прописаны нулевые балансы поставок темных и светлых нефтепродуктов до 31 декабря 2019 года, за исключением ряда позиций, не производимых в Беларуси и необходимых для некоторых промышленных предприятий.

После подписания документа в течение двух дней Россия перечислила 263 млн долларов за так называемую перетаможку нефти, платежи по которой были приостановлены с июля.

Также Беларусь получила очередной транш в 200 млн долларов от Евразийского фонда стабилизации и развития.

Остается нерешенным вопрос о сумме межгосударственного кредита в 2019 году. Беларусь запросила у России 1 млрд долларов для рефинансирования платежей по госдолгу, Россия пока рассматривает сумму чуть выше 600 млн долларов.

Таковы итоги переговоров. Но чья позиция оказалась сильнее?

               

 

История вопроса

В 2012-2015 годах Беларусь ежегодно получала из России не менее 21 млн тонн нефти. В 2015 году цифра достигла почти 23 млн тонн, и она могла быть увеличена в дальнейшем до 24 млн тонн по мере роста объемов переработки на белорусских НПЗ после модернизации.

По этой причине схему, которая заработала с 2017 года — 18 млн тонн нефти плюс экспортная пошлина за 6 млн тонн нефти, не совсем верно рассматривать как компенсацию цены на газ или значительную уступку со стороны России.

Да, преимущество этой схемы по сравнению с поставками нефти в размере 24 млн тонн заключается в более оптимальной загрузке НПЗ. Но это преимущество несравнимо с суммарными потерями после обнуления балансов по поставкам нефтепродуктов. И уж тем более эта сумма не может компенсировать разницу в ценах на газ в России и Беларуси.

По итогам нынешних переговоров белорусская сторона в пиаровских целях акцентировала внимание на росте поставок нефтепродуктов для внутреннего рынка, старательно умалчивая, о каких объемах идет речь.

Чтобы понять порядок цифр, достаточно посмотреть данные по импорту нефтепродуктов в 2013 году, когда большинство серых реэкспортных схем было приостановлено. Это в районе 100-300 тысяч тонн ежегодно. Для сравнения: в 2017 году Беларусь импортировала 3,3 млн тонн нефтепродуктов и в 2018 году имела шансы значительно превзойти эту цифру.

Такой импорт для внутреннего рынка попросту не нужен без реэкспортных схем. Теперь же они снова будут прикрыты.

 

Плюсы и минусы

К плюсам заключенного соглашения можно отнести получение по схеме перетаможки живых денег напрямую из бюджета России, минуя все этапы переработки нефти и дальнейшей продажи нефтепродуктов.

Решены финансовые вопросы по кредитам, даже несмотря на невыполнение отдельных контрольных показателей. Госкредит от России с высокой вероятностью в 2019 году будет получен.

К минусам стоит отнести прекращение схем реэкспорта нефтепродуктов, на чем зарабатывали отдельно взятые предприятия и в меньшей степени — бюджет страны.

Белорусские НПЗ будут вынуждены полностью закрывать потребности внутреннего рынка в нефтепродуктах (ранее эти объемы частично замещались поставками из России). Это снизит объемы экспорта отечественных нефтепродуктов и усугубит и так непростую финансовую ситуацию на НПЗ, поскольку работа на внутренний рынок для них является убыточной. Больше поставок на внутренний рынок — больше убытков.

Помимо этого, подписание документа ставит в непростую ситуацию и правительство, поскольку планы экспорта и объемов товарооборота никто не отменял, а только перекрытие поставок нефтепродуктов — это потеря как минимум 1 млрд долларов как по экспорту, так и по импорту.

И найти позицию, которая сможет заместить такую сумму, в Беларуси проблематично. А у нас еще и рост экспорта на 2019 год запланирован.

 

Инвентаризация финансовой поддержки

Подписание протокола продолжает серию мероприятий со стороны России, направленных на подсчет всей финансовой поддержки в рамках ЕАЭС и ее дальнейшее сокращение.

Налоговый маневр в нефтяной отрасли, проводимый Россией, приведет к полному закрытию всех возможных реэкспортных схем с нефтью и нефтепродуктами и увеличению поступлений в бюджет России за счет повышения цены нефти, поставляемой в рамках ЕАЭС без пошлин, до уровня мировой цены.

Для российских нефтяных компаний предусмотрен механизм обратной компенсации из бюджета, а вот другим странам придется изыскивать финансовые ресурсы самостоятельно.

Перетаможка нефти привязана к стоимости барреля, и в случае понижения цены на нефть, а такие прогнозы имеются, снизится и размер трансфертов из бюджета России в белорусский бюджет. Кроме того, перетаможка нефти базируется на экспортной пошлине, а ее размер будет с каждым годом уменьшаться и достигнет нуля к 2024 году.

Переговоры о компенсации последствий налогового маневра для белорусского бюджета начнутся в ноябре, но не стоит сомневаться, что Россия постарается минимизировать эту сумму.

Немаловажным является и тот факт, что Россия фактически задекларирует размер помощи и выведет эту цифру из серой зоны.

Основные выгоды от схем реэкспорта российских нефтепродуктов получали определенные структуры, деятельность которых непрозрачна, а финансовые потоки скрыты. Перечисляя средства напрямую в бюджет Беларуси, Россия повышает прозрачность этих операций. Отследить потоки бюджетных ресурсов значительно проще.

Минфин Беларуси идет по пути большей открытости для граждан, что позволит увидеть, на какие цели были израсходованы поступившие средства. И если раньше можно было говорить о том, что белорусы особой пользы от подобных схем не получают, то сейчас Россия просто покажет, сколько средств она перечислила в виде помощи в бюджет. А бюджет — это и образование, и медицина, и силовые структуры.

Тезис о том, что Россия помогает Беларуси, получит документальное подтверждение в виде зафиксированной суммы поступлений по строке «Безвозмездная помощь от иностранных государств».

Самое же печальное для белорусского руководства состоит в том, что придется ежегодно согласовывать сумму помощи, доказывая необходимость новых перечислений. И какие уступки потребуются взамен — это вопрос.