Беларусь — страна хорошая, да только власть здесь отсталая

Лукашенко обеспокоен стремлением молодых учиться и жить за границей, но при этом руководство Беларуси не хочет реформировать образование и другие сферы в нашей стране…

Фото пресс-службы президента Беларуси

На встрече со студентами в Гродно 19 октября Александр Лукашенко на все лады расхваливал Родину. Назвал Беларусь одной из лучших для жизни стран.

Он же и выдал причину столь усиленной рекламы — тревожит «стремление молодых людей получить высшее образование за рубежом», после чего многие там и остаются. Или же получают диплом здесь, но потом р-раз — и за бугор.

Ныне за границей обучается более 35 тысяч белорусских студентов (а не две тысячи, как сегодня обмолвился Лукашенко). Причем с 2001 по 2015 год цифра, по данным ЮНЕСКО, увеличилась в пять с лишним раз.

 

Мы все больше отстаем от развитого мира

Официальный лидер прав, когда говорит, что у Беларуси — выгодное географическое положение и что это создает хорошие условия для заработка людей, экономического развития.

Я бы добавил: белорусы — нация с крепкой трудовой моралью, которую не разрушили десятилетия советского строя.

Но почему же тогда мы отстаем от соседей, других постсоветских и посткоммунистических государств?

В одном из романов белорусского классика Владимира Короткевича есть притча о том, как бог делил земли между народами. И вот, дав белорусам ну исключительно райский уголок, спохватился: «А чтобы не чересчур вы перед моим раем гордились, дам я вам наихудшее во всем свете начальство. Оно вам того рая немного поубавит…»

Впрочем, если серьезно, то белорусскому электорату нечего пенять ни на бога, ни на черта. Нынешнего президента избрали в 1994-м на относительно свободных выборах. Избрали человека, пообещавшего вернуть светлое прошлое, советский распределительный рай, который при небольшом выборе благ многих грел низкими ценами и спасительной (не надо рвать жилы) уравниловкой.

Пока можно было эксплуатировать советскую индустриальную базу и получать большие субсидии от России, белорусы по меркам постсовка и впрямь жили припеваючи. Но потом белорусское чудо быстро скисло.

С начала нынешнего десятилетия страна фактически топчется на месте. То девальвация, то экономический кризис. Средняя зарплата все никак не доползет до несчастной тысячи рублей, в то время как у литовцев во втором квартале она составила в пересчете 2286, у латышей — 2476, у эстонцев — 3258, у поляков в августе — 2749 рублей (данные Tut.by).

Причем речь идет не о самых богатых странах ЕС. Так стоит ли удивляться, что белорусских юношей и девушек манит «загнивающий» Запад?

 

Как зачищали Гродненский университет

Впрочем, дело не только в материальных благах. Лукашенко на встрече со студентами убеждал: за границей вы всегда будете людьми второго сорта.

Но закавыка в том, что как раз в Беларуси и студенту, и преподавателю легко попасть не то что во второй сорт, а в изгои, если начальство сочтет тебя нелояльным элементом.

В свое время, когда оппозиция была еще посильнее и за ней шли на улицы, студентов за политику исключали так много, что Польша даже открыла тогда для вылетевших из белорусских вузов программу имени Калиновского.

Да, и ведь именно в Гродненском университете несколько лет назад устроили позорную чистку преподавателей, уволив или вынудив уволиться тех, кого посчитали неблагонадежными. В опалу попали Андрей Чернякевич, Вячеслав Швед, Инна Соркина, Светлана Куль-Сельверстова, Геннадий Семенчук

Одним из поводов для репрессий стал созданный группой преподавателей учебник «Гродноведение», который показался некоторым начальникам даже не то что крамольным, а недостаточно проникнутым лояльностью к теперешней белорусской власти.

Причем отмашку на чистку дал тогдашний областной начальник Семен Шапиро (тот самый, которого позже бросили на хоккей). А из его высказываний стало понятно, что гродненский вуз (да только ли он?) — под колпаком КГБ. «В университете 16 человек призывают свергнуть власть…» — возмущался областной вертикальщик.

В итоге, как отмечал ранее в комментарии для Naviny.by философ Владимир Мацкевич, «один из нормальных вузов Беларуси в течение нескольких лет был разгромлен». Между тем ректор Андрей Король, «наведший порядок» в ГрГУ, в прошлом году получил повышение — возглавил столичный БГУ.

 

Минск в Болонском процессе: ну а что вы нам сделаете?

Хотя Беларусь три года назад авансом приняли в Болонский процесс, выполнять его дорожную карту Минск не разогнался.

Тут ведь вот в чем фишка. Это студента вышибить из универа у нас как раз плюнуть. А вот механизма исключения из Европейского пространства высшего образования наивные западники не предусмотрели. Так что лишь кивают пальчиком.

Никакой университетской автономией и академическими свободами у нас и не пахнет. Если нет политических свобод, то откуда взяться академическим? Чтобы милиция не имела права заходить в университетский городок, как полиция на Западе? Ага, сейчас. А как же мы будем деструктивных элементов выковыривать?

Ректоры в Беларуси по-прежнему назначаются, а не избираются (ну как же пускать такой идеологически важный процесс на самотек, изберут еще какого-нибудь карбонария). Остается советская в своей основе система распределения выпускников-бюджетников.

А студентов традиционно гонят на досрочное голосование, делая за их счет нужные цифры. Так, кроме всего прочего, с младых ногтей воспитывается конформизм, сервильность. И вы хотите, чтобы потом эти люди, которых приучили не высовываться, совершали дерзновенные прорывы в своих сферах?

Сегодня президент расхваливал отечественное образование, но как минимум общественные науки у нас в полной яме. Политолог, социолог, историк, экономист (нужное вписать) должен идти строго в русле генеральной линии, иначе карьеру не сделаешь. Иначе тебя запишут в тот самый второй сорт и, может быть, милостиво позволят что-нибудь кропать в маргинальной нише. Ну не 37-й же год.

 

Страну законсервировали

Дело даже не столько в давлении и репрессиях, режим их дозирует, старается не дразнить Европу чересчур. Драматизм белорусской ситуации прежде всего в том, что бессменный официальный лидер по-прежнему обращен мысленным взором в то самое светлое прошлое, куда обещал привести свой добрый народ.

Причем за четверть века взгляды белорусов заметно эволюционировали: многие, например, уже не боятся рынка и слова «реформы» как черт ладана. Но сменить власть на более прогрессивную белорусы не могут, потому что механизм выборов сломан, вместо него — муляж.

В итоге страна все глубже погружается в застой. С самого верха по-прежнему насаждается даже не консервативный, а по многим позициям ретроградский дискурс. В лучшем случае глава государства согласен совершенствовать, шлифовать созданную модель.

Это касается и экономики, и образования, и других сфер. Например, на встрече с премьером Сергеем Румасом три дня назад Лукашенко подчеркнул за двоих: «…Мы люди опытные, нам уже экспериментировать нечего».

Короче, будь Румас со товарищи хоть трижды рыночниками, выше пояса они не прыгнут. Хотя по дружному заключению международных экспертов, именно из-за отсутствия реформ белорусская экономика не может развиваться приличными темпами.

На встрече же со студентами в Гродно Лукашенко сетовал, что в Беларуси порой предпринимаются попытки сломать систему образования и привнести в нее не всегда положительные новшества: «…У меня сложилось такое впечатление, что всех начали делать бакалаврами, загонят всех в магистратуру — вот тогда ты будешь действительно специалистом. Это неправильно…»

Короче, аккуратный камешек в огород того самого Болонского процесса. С выводом, что «нам не надо ни систему ломать, ни наших людей».

Но дело ведь не в бакалаврах и магистрах. На самом деле идеология Болонского процесса дискомфортна белорусскому начальству не этими диковинными для советского уха званиями, а духом свободы.

Страну погрузили в застой, законсервировали — и еще удивляются, что наиболее умные, мобильные и вольнолюбивые уезжают.