Патриарх Кирилл в Минске. Лукашенко лавирует между Москвой и Киевом

Из белорусской столицы РПЦ дала залп по Константинопольскому патриархату и украинским властям. Это минус для имиджа Беларуси…

Приезд в Минск патриарха Кирилла, главы Русской православной церкви (РПЦ), поставил Александра Лукашенко в непростое положение. С одной стороны, надо показать лояльность Москве. С другой — не испортить отношения с Киевом. Да и вообще минимизировать репутационные потери на международной арене.

Священный синод РПЦ, впервые в истории собравшись 15 октября на заседание в Минске, принял жесткое решение, чреватое эскалацией конфликта, — полностью разорвать евхаристические отношения с Константинопольским патриархатом. Белорусская православная церковь (БПЦ) присоединяется к этому решению.

Причиной стал развернутый Вселенским патриархатом процесс предоставления автокефалии украинской церкви. Об автокефалии же весной попросил украинский президент Петр Порошенко. Что выглядело вполне логично с точки зрения интересов Киева после того, как РПЦ показала себя на фоне крымско-донбасских событий.

Москва же — как ее патриархат, так и Кремль — таким образом терпят в Украине капитальное поражение, еще в большей степени теряют влияние. Отсюда и клокочущий пафос: в одной из минских речей патриарх Кирилл де-факто сравнил украинские власти с нечистой силой, заявив, что «на братской украинской земле... враг рода человеческого ополчился на церковь православную».

Короче, сплошная политика под видом выяснения церковных отношений.

Белорусским же властям с их претензиями на многовекторность внешней политики, донорство стабильности в регионе, особую роль в урегулировании конфликта в Украине, — по идее, лучше бы дистанцироваться от этих церковно-политических раздоров.

Но попробуй тут дистанцируйся, когда БПЦ — это по сути подразделение, филиал РПЦ. И вообще Беларусь критически зависит от России во многих сферах.

 

Белорусский президент эксплуатировал нишу миротворчества

На сегодняшней встрече с членами Священного синода РПЦ и Синода БПЦ Лукашенко, похоже, старался не оценивать действия Киева в вопросе автокефалии, а лишь подчеркивал: в Беларуси «сделают всё, чтобы сохранить единство внутри народа и церкви».

Двусмысленно прозвучало и заявление белорусского руководителя о том, что вина за происходящее в православной церкви во многом ложится на политиков: «Наверное, впору нам извиниться перед вами за то, что происходит сегодня в православном мире, в котором мы живем».

Обозреватели сделали вывод, что белорусский официальный лидер вряд ли извиняется в буквальном смысле за собственные дела. Скорее, в столь вычурной форме он намекал на необдуманные действия властей соседних стран. Причем с равной долей вероятности это выглядело камешком либо в киевский, либо в кремлевский огород, а то и в оба сразу.

При этом Лукашенко постарался использовать повод, чтобы продвинуть свои собственные политические взгляды и интересы.

«Мы очень часто видим, что во имя некой мнимой демократии вольно или невольно такие государственные ценности, как защита прав и свобод граждан, подменяются вседозволенностью и отрицанием наших нравственных основ», — заявил белорусский президент на встрече с членами синодов.

В этой фразе прекрасно все: и «мнимая демократия» (у нас, надо понимать, настоящая), и «огосударствление» прав граждан, и попытка выдать требования Запада за атаку на некие особые нравственные устои (духовные скрепы, говоря сленгом РПЦ).

Белорусский президент также не преминул тонко прорекламировать идефикс официального Минска — запустить здесь миротворческий процесс под кодовым названием «Хельсинки-2»: «Пришло время обратиться к лучшему опыту мировой истории — процессу в Хельсинки прошлого века».

 

Минск неизбежно понесет репутационные потери

Но закавыка в том, что использование Московским патриархатом Минска для фигурального залпа по Константинопольскому патриархату и украинским «раскольникам» как раз-таки и подрывает миротворческий имидж Беларуси, считает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

«Это решение Священного синода РПЦ испортит отношения Минска с Украиной», — заявил Карбалевич в комментарии для Naviny.by.

Собеседник отметил: белорусские власти старательно культивируют миротворческий имидж, позиционируют нашу столицу как место урегулирования украинского конфликта, а вот решения Священного синода «направлены на обострение конфликта». Что разрушает так любовно отстроенный образ.

Вдобавок в глазах Запада подобные события лишний раз подчеркивают политическую несамостоятельность Беларуси, ее зависимость от Москвы, считает собеседник.

 

Лавирование продолжится

Между тем Минску совершенно ни к чему портить отношения с Киевом. Беларусь выгодно торгует с Украиной. Нормальные отношения с ней важны Лукашенко и для внешнеполитического маневра. Но как раз это маневрирование и раздражает кое-кого в Москве, отсюда и рефрены иных российских СМИ про то, что Батька — неверный-де союзник, спелся с бандеровцами и т.п.

По косвенным симптомам можно судить, что в последние месяцы Владимир Путин на череде трудных переговоров с Лукашенко ставил и вопрос о позиции Минска по Украине. От белорусского союзника Кремль ожидает большей лояльности.

Но, несмотря на давление, Минск постарается лавировать в украинском вопросе и дальше. Не случайно Лукашенко на днях встретился с бывшим президентом Украины Виктором Ющенко. Причем большое интервью с этой демонической для Москвы персоной белорусское телевидение показало перед самым прилетом патриарха Кирилла.

Наблюдатели отметили, что на встрече с Ющенко Лукашенко скорректировал свои высказывания о потоке оружия с Украины, отметив, что есть факты, когда оно идет через российскую границу (читай: с сепаратистского Донбасса).

А в конце октября белорусский президент встретится с украинским коллегой на форуме регионов двух стран в Гомеле. Есть предположения, что к тому времени может быть помилован Павел Шаройко — украинский гражданин, осужденный в Беларуси по обвинению в шпионаже.

 

В Минске подумывали о большей самостоятельности БПЦ, но…

Будет ли Лукашенко пытаться как-то ослабить влияние Московского патриархата на Беларусь?

В свое время официальный лидер осторожно высказывался в том духе, что БПЦ не помешало бы заиметь больше самостоятельности. К слову, во время визита в Турцию в 2010 году Лукашенко встречался с константинопольским патриархом Варфоломеем, и тогда в некоторых СМИ появились предположения, что конфиденциально могла обсуждаться возможность автокефалии.

Красноречивый штрих: нынешний глава БПЦ митрополит Павел, не являясь даже гражданином Беларуси, был назначен Москвой, как поговаривают, вопреки мнению Лукашенко, который хотел видеть на этом посту здешнего священнослужителя, своего человека.

Впрочем, даже митрополит Павел в декабре 2014 года заговорил было о пользе самоуправления для БПЦ. Но уже через месяц его мнение резко изменилось. Злые языки сразу предположили, что был окрик из Москвы.

Правда, выступая на Рождество в январе 2016 года, Лукашенко снова вернулся к теме в своей противоречивой манере: «Мы не стремимся там к какой-то непонятной автономии и самостоятельности, хотя откровенно скажу — мы это обсудим еще на встрече со священнослужителями — церковь должна развиваться».

Он тогда добавил: «Мы не были суверенным независимым государством в такой степени, в какой являемся сейчас. Естественно, все институты власти и организации, в том числе церковь, должны приспосабливаться к этому, также совершенствоваться в этом направлении».

 

Белорусская автокефалия — пока из сферы фантастики

Однако сегодня понятно, что замахиваться на более самостоятельный статус (об автокефалии вообще молчок) ни БПЦ, ни президент не станут. Слишком сильна экономическая, политическая, ментальная зависимость от Москвы и слишком велик риск ее разозлить подобными инициативами.

«Тут коридор возможностей у белорусского руководства небольшой», — считает Карбалевич. По его мнению, государство просто постарается усилить контроль над БПЦ.

Отмечу также, что Лукашенко старается балансировать между православной и католической церковью, давно зазывает папу римского с визитом в Беларусь.

В целом же сама логика авторитарного персоналистского режима такова, что кроме официального лидера никаких других сильных игроков на внутреннем общественно-политическом поле быть не должно. Вдобавок чем слабее возможности Кремля влиять на Беларусь через РПЦ — тем крепче как устои нынешнего режима, так и независимость государства в принципе.

Поэтому можно спрогнозировать, что белорусское руководство постарается смикшировать резонанс минских решений Священного синода и не втягивать Беларусь в конфликт РПЦ с Константинопольским патриархатом и Киевом. А в перспективе — осторожно ослаблять влияние Москвы на белорусское православие.