Обо всем ли договорились Лукашенко и Путин в «русском» городе Могилеве?

Кремль идет лишь на частичные уступки, а что обещает взамен Минск, покрыто мраком тайны…

Сегодня в Могилеве Александр Лукашенко так хотел сделать приятное Владимиру Путину, что даже назвал место встречи клочком «можно сказать, русской земли». Этого пассажа адепты белорусской независимости официальному лидеру не простят.

Фото kremlin.ru

На V форуме регионов двух стран президенты и их окружение пытались демонстрировать, что в двусторонних отношениях теперь сугубо мир, дружба, жвачка. Мол, все или почти все конфликтные вопросы сняты или вот-вот будут сняты.

«По итогам их последней встречи в Сочи был достигнут значимый результат в разблокировании тех проблем, которые были между двумя странами, и по нефтепродуктам, и по перетаможке, и так далее. Сейчас идет закрепление результата…» — пояснял Дмитрий Песков, пресс-секретарь Путина.

Лукашенко, однако, многозначительно отметил: «У нас это не последняя встреча в этом году. Еще запланирована встреча в Астане, потом в Москве».

Многоопытный белорусский президент наверняка предвидит новые раунды жесткого, и прежде всего закулисного, торга.

 

Кривая интеграция вылезает боком

Вопреки бравурному тону, царившему на форуме регионов, очевидно, что все узлы двусторонних отношений президенты не развязали. И в обозримой перспективе не развяжут.

Помните, в апреле прошлого года Лукашенко и Путин после затяжного нефтегазового конфликта провели этакий саммит примирения в Петербурге. Официоз вещал, что теперь-то уж все будет тип-топ. Но через считаные месяцы началась новая турбулентность, пошли терки.

И дело не в особой зловредности или хитрости неких персон. Одна из главных бед в том, что и Союзное государство, и Евразийский экономический союз были сданы в эксплуатацию с вопиющими недоделками. Что и вылезает боком.

Проект Союзного государства вообще де-факто заморозили, когда коса нашла на камень в вопросах единой валюты и союзной конституции. Лукашенко не хотел идти на условия Москвы, а та не желала давать много прав «младшему брату» (равноправная интеграция с самого начала выглядела байкой для наивных).

Поэтому и сегодня в Могилеве Лукашенко был вынужден повторять заклинания о равных условиях хозяйствования, вписанные еще в концепцию Союзного государства.

Договор о ЕАЭС Минск подписал под давлением Москвы, хотя Лукашенко упирался и открыто давал понять, что проект сырой. Он не видел гарантий для Беларуси, и чутье его не подвело.

И сегодня в ЕАЭС нет единых рынков электроэнергии, нефти, нефтепродуктов, газа. Потому составляются всякие причудливые балансы, в которых цифры определяются чиновниками, а не рынком.

 

Как возникла диковинная схема перетаможки

Ну какие тут равные условия хозяйствования, если газ, пересекая границу Беларуси, сразу становится почти вдвое дороже, чем для Смоленской области?

Да, Москва вроде бы признала, что ценник слишком крут. Но не стала его снижать, а для компенсации придумала пресловутую перетаможку 6 млн тонн нефти в год. То есть Минску стали перечислять деньги в размере экспортной пошлины за этот объем нефти.

Но потом нефть подорожала — и кому-то в Москве показалось, что белорусам слишком жирно будет. Деньги перестали перечислять, выдвинув претензию, что партнеры нечестно-де наваривают на реэкспорте нефтепродуктов.

Теперь вот, после долгих упорных переговоров механизм перетаможки снова заработал. Сегодня белорусский вице-премьер Игорь Ляшенко сообщил, что Россия перечислила 263 млн долларов. Накануне российский посол Михаил Бабич заверил, что механизм будет работать и впредь.

Но порок в том, что сами по себе подобные схемы далеки от прозрачных рыночных отношений. Между прочим, механизм перетаможки, о котором условились в апреле прошлого года, долгое время был почти секретным. Это независимые экономисты его вычислили и разоблачили.

Все эти тайны мадридского двора, закулисные гешефты, причудливые закамуфлированные схемы компенсаций — разве это нормально для экономических отношений в ЕАЭС, где формально провозглашены четыре свободы — передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы?

Эти схемы дают возможность, с одной стороны, хитрить, с другой — шантажировать партнера. И потом начинается: а вот вы реэкспортом занимаетесь, так мы вам краник-то закрутим!

 

Белорусов прижали с нефтепродуктами

Да, и таки закрутили. «Что касается автобензина, дизельного топлива, мазута — в индикативном балансе предусмотрены нулевые показатели», — заявил министр энергетики России Александр Новак после подписания в Москве 10 октября документов, которыми определен объем поставок в Беларусь нефти и нефтепродуктов до конца 2019 года.

Российская сторона открытым текстом говорит, что новые соглашения исключают возможность серых схем, из-за которых бюджет РФ недополучал доходы.

По данным Рейтер, в Беларусь не будет поставляться также сжиженный углеводородный газ.

Но для Минска намного выше цена другого вопроса. Беларусь хочет получать компенсацию за налоговый маневр в российской нефтяной отрасли. Это еще одна мудреная схема, суть которой в двух словах не объяснишь. Однако она тоже вытекает из недоделанности ЕАЭС, в котором нет свободного рынка энергоносителей.

И факт то, что вопрос компенсации пока подвешен. Переговоры начнутся лишь с ноября. Белорусский премьер Сергей Румас надеется, что дело удастся утрясти до конца года, причем признает, что полной компенсации может и не быть.

Без компенсации же Беларусь уже в следующем году потеряет 300 млн долларов (это скромная оценка нашего Минфина, аналитики российского «Сбербанка» допускают и вдвое большую цифру), а к 2024 году потери вырастут до 2 млрд долларов.

 

Балансы поют романсы

Или взять балансы взаимных поставок сельскохозяйственной продукции. Вчера в Могилеве аграрные начальники двух стран подписали такой документ на следующий год.

По информации министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонида Зайца, мяса и мясопродуктов в Россию мы сможем поставить 320 тыс. тонн (на 11% больше, чем запланировано на нынешний год), молока и молочной продукции — 3,71 млн тонн (на 2,6% больше).

Больше — это хорошо, но в любом случае документ накладывает ограничения. Где же свободный рынок и честная конкуренция?

И потом, ведь нет гарантий, что Россельхознадзор станет добрее. Правда, именно с 12 октября он снял запрет на поставки продукции с пяти белорусских сельхозпредприятий. Однако не исключено, что это жест именно к встрече двух президентов.

В принципе же эта инстанция непредсказуема, и, как подметили эксперты, становится придирчивее, когда между государствами начинаются какие-то терки.

 

Деньги Москва дает, но скупо

Да, и еще под рубрику «Навстречу съезду КПСС» — простите, форуму регионов. Сегодня стало известно, что Евразийский банк развития перечислил Беларуси 200 млн долларов — шестой транш финансового кредита Евразийского фонда стабилизации и развития.

Поскольку Минск так и не выполнил три условия из числа контрольных, то это явный жест Москвы: ладно уж, знайте нашу доброту!

Но при этом говорить о большой победе белорусской стороны на финансовом фронте не приходится. По графику давно уже полагалось получить и седьмой, последний транш, однако его судьба пока в тумане. Узелок на память: в случае с предыдущим кредитом ЕФСР последний транш вообще не был выдан.

Также неясна пока судьба запрошенного Минском для рефинансирования прежних займов межгосударственного кредита в 1 млрд долларов.

Во всяком случае, Россия считает, что миллиард — это много. «В следующем году будем рассматривать вопрос по кредиту на рефинансирование погашения долга перед РФ, это сумма около 630 млн долларов», — сказал сегодня журналистам в Могилеве министр финансов России Антон Силуанов.

 

А что обещано Кремлю?

Наконец, можно только гадать о закулисных условиях, которые ставит Кремль в контексте всех этих тяжелых переговоров.

Зловредные российские источники делают вбросы, что Путин-де вообще требует от белорусского руководителя уступить власть преемнику (понятно, удобному Москве). Белорусская оппозиция и некоторые аналитики предполагают, что Кремль дожимает или уже дожал с ужесточением позиции по отношению к Украине и размещением военной базы.

Да, и сегодня, приветствуя дорогого гостя, Лукашенко позволил себе тираду, которую ему долго будут припоминать жестокие критики: «По настроению — знаю вас давно — вижу, что вы чувствуете здесь как у себя дома, на этом клочке, можно сказать, русской земли. Это такой город, я бы даже сказал, больше русский, чем белорусский. Это восток Беларуси…»

 

Желая сделать Путину приятное, оратор вольно или невольно дал козыри тем в России, кто грезит «собиранием земель». И кто убежден, что никаких белорусов как отдельного народа нет, а независимость Беларуси — это лишь временное историческое недоразумение.

Оппозиционная же часть белорусского общества получила новый повод для тревог, что независимость страны будет сдана.

Публика в соцсетях тут же напомнила, что самом деле Могилев далеко не всегда был приветлив к восточным соседям. Во всяком случае — если те приходили как захватчики. В 1661 году, подняв восстание, могилевчане вырезали семитысячный гарнизон московских стрельцов после шести лет оккупации, которая сопровождалась грабежами и насилием.

Да, сегодня другие времена. Но пассионарные поборники белорусской независимости, напоминая о действиях России против Грузии, Украины, подчеркивают, что великодержавные замашки Москвы никуда не делись. Свежий пример — нашумевшая монография под эгидой МГИМО с планом поглощения Беларуси по крымскому образцу.

Впрочем, Беларусь настолько зависит от Кремля экономически, политически, ментально, что при хитром сценарии и стечении обстоятельств прибрать ее к рукам можно и без всякой войны, тихой сапой.