Сочи, дубль два. Лукашенко и Путин разошлись молча

Какие-то узлы будут развязаны, но для Беларуси в принципе плохо то, что серьезно ослабить зависимость от российской подпитки не удается…

Александр Лукашенко, вероятно, предвидел, что громких заявлений по итогам этих переговоров с Владимиром Путиным может и не быть. Потому в начале встречи в Сочи 21 сентября белорусский президент заявил: «Я уверен, что мы до конца года практически все вопросы развяжем». Этим «до конца года» он аккуратно подстраховался.

Кадр из сюжета телеканала «Беларусь 1»

Но и такое заявление слишком оптимистично. Всех проблем союзники не разрешат никогда — и по объективным, и по субъективным причинам. Саму интеграцию Минск и Москва видят очень по-разному. По ряду вопросов интересы России и Беларуси резко расходятся и, видимо, никогда не сойдутся (если не считать печального сценария инкорпорации).

 

Когда президенты договариваются «по понятиям»

Даже в Евросоюзе между государствами — или отдельными государствами и Брюсселем — порой сильно искрит. При том что там работает рынок, есть сильное общее законодательство и уважение к нему.

В России же рынок специфический, сильны лоббисты, госмонополии, велика коррупция, разъедающая всю пирамиду власти. В Беларуси рынка вообще мало, ставка делается на директивное управление, процветает протекционизм.

К тому же постсоветские интеграционные структуры — сырые, недоделанные, со множеством изъятий. Кремль спешил с этими проектами (кружили голову планы реинтеграции постсоветского пространства), подгонял партнеров. В итоге, например, до провозглашенных четырех свобод в Евразийском экономическом союзе — как пешком до Луны. По сути, даже зона свободной торговли еще не выстроена.

Вдобавок и подписанные соглашения стороны предпочитают исполнять выборочно: то, что выгодно себе.

Беларуси выгодно получать энергоносители подешевле и продавать на российский рынок побольше. Москва же отнесла создание единых рынков нефти, газа и нефтепродуктов аж на 2025 год. И то не факт, что сдержит слово.

Во всяком случае, пока договоренности в нефтегазовой сфере — и не только в ней — во многом строятся по понятиям. Та же пресловутая перетаможка нефти — по сути, компенсация белорусам за дороговатый (почти вдвое дороже, чем для соседней Смоленской области) газ.

Какое-то время схема работала, но вот Москве показалось (а может и не показалось), что Беларусь хитрит, наваривает на реэкспорте нефтепродуктов — прижали с этим делом, прекратили перечислять деньги за перетаможку.

 

Политика в одном флаконе с экономикой

И это только один пример того, как все сложно, запутанно, непрозрачно и не ахти как рыночно выглядит в экономических отношениях Минска и Москвы. С поставками продовольствия на российский рынок — те же пироги: с одной стороны мутят воду лоббисты, с другой — шустрят контрабандисты, добавила неразберихи санкционная война России с Западом... Короче, сам черт ногу сломит.

А вдобавок в одном флаконе с экономикой в этих отношениях идет политика. В последние два-три года нарратив российских СМИ относительно Беларуси и белорусов заметно изменился: это уже не верные братья, не добрые пейзане, а нахлебники и хитрюги.

Достается и «Батьке» (почему-то в Москве уверены, что белорусы так кличут своего официального лидера). Мол, заигрывает с Западом, потакает доморощенным бандеровцам и т.п. Да, и не торопится поддерживать Москву в ее святой борьбе с силами зла — от «укрофашистов» до американского монстра.

 

А что за кулисами?

Судя по симптомам, в Кремле вызрела новая линия. С одной стороны — постепенно перевести белорусского партнера если не на голодный паек, то на довольно строгую диету. Отчасти скупость диктуется тем, что ресурсы Кремля тают, но дело не только в этом.

С другой стороны — строже спрашивать за каждый скормленный витамин. Чтобы не соскакивал партнер, не уклонялся от исполнения союзнического долга. А, например, согласился разместить российские части с «Искандерами» для достойного ответа Варшаве, если та уговорит-таки Дональда Трампа создать в Польше американскую военную базу.

Конечно, Путин не станет на камеру предъявлять такие претензии к союзнику или заводить разговор о базе. Тем более что уже был облом в 2015 году, когда Лукашенко, которого пытались публично прижать к стенке с авиабазой, дал жесткий отрицательный ответ.

Сейчас по ряду политических и военно-политических вопросов, вероятно, преобладает закулисный прессинг. О нем мы можем догадываться по косвенным симптомам — вроде безжалостных наездов некоторых телеграм-каналов на белорусское руководство.

 

Бабич тоже в Сочи

При этом серьезные аналитики скептически относятся к распространяемым по таким каналам страшилкам. Типа что Кремль решил менять Лукашенко на стопроцентно своего человека, ставит ультиматум и все такое. А новый посол в Беларуси Михаил Бабич станет-де таким наместником, возьмет Беларусь под контроль.

Хотя стоит отметить, что особый статус Бабича (он еще и спецпредставитель президента России) уже чувствуется: дипломат участвовал в сегодняшних переговорах в Сочи, делал доклад.

Видимо, Кремль действительно постарается делегировать Бабичу разруливание некоторых споров хозяйствующих субъектов.

Однако поскольку многое в двусторонних отношениях решается по понятиям, а экономика переплетается с политикой, то главные узлы все равно доведется развязывать двум президентам.

 

Беларусь прикована к России

Показательно, что сегодня именно Путин заявил в начале встречи: нужно «некоторые вопросы доурегулировать». Пояснил: «Совсем недавно возникало много споров в области сельского хозяйства, по энергетическим вопросам нам нужно некоторые точки над i поставить».

Если предыдущая встреча в Сочи 22 августа оказалась, видимо, обидно короткой для белорусского гостя (Путин принял его между катанием на яхте с финским президентом и посещением турнира по самбо), то сегодня главы государств общались более четырех часов.

По итогам лидеры не стали делать заявлений. Возможно, Лукашенко через несколько дней кое-что опубличит, как это было в прошлый раз, когда белорусский президент, видимо, почувствовал, что молчание после встречи играет против него в плане пиара. Впрочем, интервью гостелевидению по итогам Сочи-1 тоже оказалось не слишком убедительным.

Априори среди экспертов преобладает прогноз, что по итогам Сочи-2 Минск, конечно, не получит всего желаемого (речь идет о нефти, нефтепродуктах, кредитах и пр.), но на некоторые уступки российская сторона пойдет. Все-таки союзника надо поощрять, а не только пугать. Особенно когда уже почти с половиной мира перессорились, а бескорыстных друзей и вовсе нет.

Для Беларуси же в принципе плохо то, что из-за заскорузлости ее политической системы, отсутствия реформ создать экономическую модель, способную дышать и развиваться без российского допинга, не удается. Потому раз за разом приходится просить чего-то у Кремля.