Обвинение запросило для лидеров профсоюза РЭП пять лет ограничения свободы

А также конфискацию имущества.

Сторона обвинения запросила для лидеров независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП), обвиняемых в неуплате налогов, по пять лет ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, конфискацию имущества и пятилетний запрет на занятие руководящих должностей, сообщает правозащитный сайт spring96.org.

Игорь Комлик и Геннадий Федынич

Дело в отношении председателя профсоюза РЭП Геннадия Федынича и руководителя минской городской структуры профсоюза Игоря Комлика рассматривает суд Советского района Минска под председательством Марины Федоровой. Гособвинители — Вадим Казей и Лилиана Литвинюк. Федынича и Комлика обвиняют в уклонении от уплаты подоходного налога в особо крупном размере (ч. 2 ст. 243 УК). По версии следствия, они нарушили законодательство о валютном регулировании и валютном контроле, а также декрет о получении и использовании иностранной безвозмездной помощи. Обвиняемые вину не признают, пишет БелаПАН.

На судебном заседании 17 августа состоялись прения сторон. Прокурор Литвинюк заявила, что на скамье подсудимых сидят «не профсоюзные работники, а только функционеры, которые живут по принципу «чтобы у меня все было, и ничего за это не было».

Обвинение убеждено, что лидеры профсоюза РЭП использовали лиц, не посвященных в преступный характер действий, в перевозке денег из-за рубежа, которые не регистрировались в департаменте по гуманитарной деятельности Администрации президента. Деньги они снимали со счета в литовском банке SEB. Они также уклонялись от уплаты налогов, умышленно искажая данные в бухгалтерском учете.

«Обвиняемые в зале суда вину отрицали, — сказала Литвинюк. — А также указали на подделку документов, но их вина подтверждается собранными по делу доказательствами. 2 августа 2017 года по адресу: Кульман, 4 (офис профсоюза. — БелаПАН.), был обнаружен банковский ключ, что полностью опровергает позицию обвиняемых, что они ничего не знают об открытом счете в литовском банке. Найдена на электронной почте профсоюза РЭП информация от банка SEB подтверждает, что профсоюз являлся клиентом банка».

В основу обвинения легли свидетельские показания о проектах с зарубежными организациями, в частности с датским профсоюзом 3F, за которые РЭП получал деньги.

«Доказательствами установлен факт сотрудничества с профсоюзами зарубежных государств, от которых поступали денежные средства, — отметила гособвинитель. — Факт перевозки денег через литовскую границу подтверждается показаниями Запривариной, Щукиным, Герасименко, Артемчик, Потаповой. <…> Точно установлено, что регулярно поступали денежные средства от датского и шведского профсоюзов. Таким образом, доказательствами установлен факт сотрудничества с профсоюзами зарубежных государств, от которых поступали денежные средства».

С учетом этого Литвинюк попросила суд наказать Федынича и Комлика пятилетним ограничением свободы без направления в исправительное учреждение, конфискацией имущества и запретом на занятие руководящих должностей на тот же срок. Она попросила засчитать Комлику в срок отбывания наказания пребывание в СИЗО.

Прокурор просит дом в деревне Суходолы (Дзержинский район Минской области) считать собственностью Федынича, а не его тещи Янины Борисевич, квартиру лидера РЭП — освободить от ареста, поскольку там живет его семья.

В свою очередь адвокат Наталья Мацкевич зачитала нормы Международного пакта о гражданских и политических правах, касающиеся общественных организаций и свободы ассоциаций, и подчеркнула, что государство не имеет права вмешиваться в деятельность профсоюзов.

Адвокат заявила, что обвинение кажется ей «неопределенным и неясным». «Ни пересечение границы, ни перевозка денег не являются преступлением. Преступление по ст. 343 УК — только сокрытие налоговой базы. Однако обвинение в подтверждение этого факта только представила сомнительных свидетелей, что объяснила в пользу обвинения. <…> Ни открытие счета, ни снятие средств, ни перемещение денег, ни получение иностранной помощи не являются преступлениями. Преступлением является невыплата налога», — пояснила Мацкевич.

Она указала на то, что, по нормам законодательства, «если бы даже и была прибыль», обвиняемые должны были бы уплатить налог только в марте 2012 года, поэтому, по мнению защиты, «обвинение не основано на законе».

Мацкевич также обратила внимание на то, что зарегистрировать иностранную помощь в департаменте по гуманитарной деятельности можно только в случае, если деньги поступили на цели, перечисленные в соответствующем декрете президента, а уставной деятельности профсоюза в этом перечне нет. Случай получения иностранных средств на другие цели требует согласования с президентом, что делает «получение безвозмездной помощи невозможным». Поэтому, по словам адвоката, при оценке получения иностранной помощи профсоюзом нужно «применять ту норму, которая соответствует международным обязательствам государства».

Защитник также обратила внимание, что «доказательства являются недопустимыми, когда они были получены с нарушением закона», а санкция на прослушивание телефонов обвиняемых, как выяснилось в суде, «была дана спустя несколько дней после начала прослушки».

«Обвинение указывало на клиентскую переписку «SEB-банка», — сказала Мацкевич. — Однако на электронной почте были только письма банка. То, что называют клиентской перепиской РЭП, — это просто письма на английском и литовском языках. Переводились ли они и о чем они — мы не знаем».

«И о выписке [со счета в банке] то же самое — она на литовском, и кроме слова «Балторуссия» мы там ничего не можем связать с профсоюзом РЭП». <…> Такие документы могут быть получены только в порядке правовой помощи между Беларусью и Литвой. Они должны быть переведены на русский язык соответствующим путем. Однако ответов на официальные запросы правоохранительных органов Беларуси от Литвы получено не было. Литовский прокурор никак это не аргументировал. Других доказательств открытия счета в литовском банке не получено», — констатировала Мацкевич.

Геннадий Федынич прокомментировал запрошенное стороной обвинения для него и Игоря Комлика наказание. Видеоинтервью с Федыничем опубликовал правозащитник Андрей Стрижак на своей странице в Фейсбуке.