Либерализация для бизнеса: «В СИЗО сажают, чтобы ты признался и заплатил»

Послабление уголовной ответственности для предпринимателей обещали КГК, депутаты и президент.

«Ко мне пришли в 2016 году. Сперва обыск дома, потом в офисе, потом допросы в Следственном комитете, потом — ИВС и СИЗО», — рассказывает свою историю предприниматель из Минска.

Сергея (имя изменено по желанию собеседника) обвинили в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 243 УК). В виновности следствие не сомневалось с самого начала.

«Следователь сразу сказала, что сейчас поеду в ИВС, а если сознаюсь — поеду домой. Потом другие говорили, мол, чего ты включаешь мужика, признайся и езжай домой», — вспоминает предприниматель.

В СИЗО на Володарского Сергей провел два месяца, пока не признал вину и не согласился погасить насчитанный ему ущерб — около 30 тысяч долларов. На Володарке предприниматель встретил немало своих коллег, сидевших по такой же статье:

«В каждой камере был директор или «финарь» (пособник), а местами и тот и другой. Мест мало, а кандидатур много».

Позже суд вынес ему приговор — два года «домашней химии» (ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа), без конфискации имущества и без ограничения в занимаемых должностях. Но всё могло закончиться гораздо плачевнее…

 

Декриминализация на словах

В августе 2016 года заместитель председателя Комитета госконтроля — директор Департамента финансовых расследований Игорь Маршалов рассказал о планах по увеличению минимального размера ущерба, необходимого для привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Предполагалось, что размер ущерба, при нанесении которого наступает уголовная ответственность, увеличат с 1 до 2 тысяч базовых величин. Соответственно, изменились бы и нижние планки крупного и особо крупного размеров ущерба.

В случае предпринимателя Сергея это бы означало, что вменяемый ему ущерб считался бы не особо крупного размера, а просто крупным, а это подписка о невыезде вместо СИЗО и штраф вместо «домашней химии».

«Сидя дома под следствием с обвинениями проще бодаться, ведь на воле ты с семьей и можешь спасать свой бизнес», — говорит Сергей.

«Проще признаться и с наименьшими потерями получить «химию». Через два месяца в СИЗО я это понял. Туда сажают, чтобы выдавить признание (как правило, с доказательной базой у следствия проблемы, а держать в СИЗО можно до полутора лет) и деньги. Суды работают штампами, если ты вину признал и погасил ущерб, то получаешь два — два с половиной года «химии» без конфискации. Если сильно много крови попил следствию и суду, то могут дать и конфискацию. Не погасил ущерб — «химия» с направлением, не заплатил и не признал вину — колония», — объяснил Сергей.

Изменения по декриминализации 243-й статьи УК даже поступили в парламент в виде проект закона «Об изменении некоторых кодексов Республики Беларусь» и были приняты в первом чтении. Но дальше дело пока не пошло.

«Эта норма содержится в проекте закона, его депутаты будут рассматривать на осенней сессии. Сейчас этот проект находится в комиссии по национальной безопасности», — пояснили в Палате представителей.

Поручение по декриминализации содержит и декрет президента № 7 «О развитии предпринимательства», принятый 23 ноября 2017 года.

«Национальному центру законодательства и правовых исследований совместно с Советом Министров Республики Беларусь при разработке в соответствии с планом подготовки законопроектов на 2017 год проекта закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Республики Беларусь обеспечить корректировку мер уголовной ответственности, предусмотрев: увеличение крупного и особо крупного размеров ущерба, влекущего более строгую ответственность».

 

«Победили силовики»

За 2017 год суды оправдали только 6 человек, которые обвинялись по экономическим статьям. Процент оправдательных приговоров среди предпринимателей сейчас меньше 2%. Хотя тот же «либеральный» декрет № 7 требует максимального отказа «от назначения наказания в виде лишения свободы за совершение экономических преступлений».

Как считает руководитель научно практического центра «Мизеса» Ярослав Романчук, либерализацию в этой сфере тормозит «борьба за звездочки у силовиков».

«Тут две неправильные мотивации: конкуренция силовиков между собой и порочная система в правоохранительных органах получения вознаграждений за выполнение планов», — отметил эксперт.

По его словам, победил подход «наказывать до состояния, чтобы летели щепки», а не стимулировать предпринимателей работать честно и создавать для этого соответствующие условия.

 

Крупных бизнесменов за решетку

За последнее время, несмотря на обещания власти перестать кошмарить бизнес, в Беларуси привлекались к ответственности или были осуждены многие крупные предприниматели.

Основные статьи: уклонение от уплаты налогов, получение незаконного дохода и взятки.

Так, руководитель компании «СарматТермо-Инжиниринг» Александр Кнырович был осужден на 6 лет колонии усиленного режима, бывший владелец «Мотовело» Александр Муравьев получил 11 лет лишения свободы, председатель совета директоров группы компаний Fenox Global Group Виталий Арбузов провел за решеткой больше года до суда.




Оставьте комментарий (0)