Лидеры профсоюза РЭП называют обвинения против них «мифическими»

В суде Советского района Минска 30 июля начались слушания уголовного дела в отношении председателя независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадия Федынича и руководителя минской городской структуры организации Игоря Комлика.

Геннадий Федынич и Игорь Комлик

Процесс под председательством судьи Марины Федоровой проходит в Доме правосудия, в помещении суда Ленинского района. В начале процесса в зале суда находилось около 50 человек, еще несколько десятков — остались в коридоре, им не хватило места. После перерыва в зал принесли дополнительные лавки, на которых разметилось еще примерно пятнадцать человек.

В начале слушаний обвиняемые и их защита ходатайствовали о предоставлении более просторного помещения, так как несколько десятков желающих не смогли попасть на процесс — им не хватило места. Судья уточнила позицию обвинения, которое не поддержало это предложение, и отказала в просьбе.

Гособвинители — Вадим Казей и Лилиана Литвинюк.

Государственные обвинители

Уголовное дело было возбуждено в августе прошлого года. Федынича и Комлика обвиняют по ч. 2 ст. 243 УК (уклонение от уплаты подоходного налога в особо крупном размере). По данным Следственного комитета, они незаконно открыли счет в литовском банке, на который поступала иностранная валюта от нерезидентов Беларуси. В 2011 году на этот счет поступило более 140 тысяч евро. Факты поступления денег не отражались в финансовой отчетности и налоговой декларации профсоюза. Сумма неуплаченных налогов оценивается более чем в 22 тысячи рублей.

На суд пришел бывший председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич

Сопредседатель БХД Виталий Рымашевский и лидер ОГП Василий Поляков

 

Вину не признали

Гособвинитель Вадим Казей зачитал текст обвинения. Федынич и Комлик обвиняются в уклонении от уплаты подоходного налога в особо крупном размере. По версии следствия, Федынич и Комлик нарушили нормы законодательства о валютном регулировании и валютном контроле, а также декрета о получении и использовании иностранной безвозмездной помощи.

По данным обвинения, Федынич поспособствовал открытию в литовском банке SEB счета профсоюза, на который поступали средства от нерезидентов Беларуси, а также поспособствовал перемещению этих средств на территорию страны, в том числе «лицами, неосведомленными о преступном характере своих и его действий».

Эти поступления, по информации следствия, Федынич не отражал в регистре бухгалтерского учета профсоюза РЭП и не регистрировал их как иностранную безвозмездную помощь в департаменте по гуманитарной деятельности Управления делами президента Беларуси.

Тем самым, утверждает обвинение, Федынич получил доходы в период с 13 января по 22 марта 2011 года на сумму около 17,5 тысячи долларов, а в период с 9 марта по 9 декабря того же года — на сумму 140 тысяч евро.

«Таким образом, с января 2011 года по март 2012-го (конец налоговой отчетности) Федынич, действуя совместно с Комликом, из корыстных побуждений, исказив действительные результаты финансово-хозяйственной деятельности профсоюза, уклонился от уплаты сумм налогов <…> в размере 22 тысячи 867 рублей 10 копеек с учетом деноминации», — заявил обвинитель Казей.

На вопрос судьи, признает ли он обвинение, Геннадий Федынич заявил: «Обвинение в том виде, в котором оно написано, — некорректное и непонятное. Я не обеспечивал открытия счетов и не обеспечивал условий для снятия каких-либо денег. Насколько мне известно, Комлик никаких наличных денег в литовском банке не получал, и, соответственно, мне не нужно было ничего отражать в финансовых документах профсоюза РЭП».

Игорь Комлик в свою очередь отметил, что ему непонятно, откуда в обвинении взялась формулировка о корыстном побуждении вменяемых им действий, он также согласился со словами Федынича. Само обвинение Комлик назвал «мифическим и выдуманным».

 

За профсоюзными лидерами следил КГБ

Бывшая секретарь независимого профсоюза РЭП Юлия Юхновец, работавшая в этой структуре в 2014-2016 годах, на суде призналась, что была завербована Комитетом госбезопасности.

Юхновец, проходящая по делу в качестве свидетеля, на суде показала, что в ее должностные обязанности входило «составление писем, приказов, протоколов, телефонные звонки, входящая и исходящая корреспонденция». На вопрос гособвинителя Казея, выезжала ли она за рубеж во время работы в профсоюзе, Юхновец заявила, что выезжала за счет обвиняемых «раз десять только в Вильнюс».

Как утверждает экс-секретарь профсоюза РЭП, о целях поездок, в которых, по ее словам, ее и других членов профсоюза сопровождали Федынич и Комлик, ей не сообщали. А на обратном пути, как она сказала, руководители этой организации передавали ей и другим членам профсоюза деньги, которые они должны были перевезти через границу.

«Кто передавал? Это был либо Комлик, либо Федынич. Для каких целей, не пояснялось. <…> Были моменты, когда говорили, что [это деньги] для деятельности профсоюза и всё. Точную сумму я не помню, ориентировочно пять тысяч евро. Сумма говорилась либо Комликом, либо Федыничем», — заявила Юхновец.

На уточнение гособвинителя, пересчитывала ли она эти деньги сама, свидетель сказала, что такое было один раз, деньги были без упаковки или конверта купюрами по 500 евро.

Юхновец также показала, что деньги у руководителей профсоюза РЭП появлялись после похода в литовский банк, как правило, после встречи с неким Константином.

Сторона защиты попросила свидетеля поподробнее рассказать об эпизоде с походом в литовский банк. На вопрос адвокатов, когда это произошло, Юхновец сказала, что это было зимой, но не смогла вспомнить ни месяц, ни год, ни адрес банка, ни его точное название.

На вопрос о том, насколько регулярно в таких поездках ей передавали деньги для провоза в Беларусь, Юхновец запуталась и стала говорить, что ей давали «через раз» разные суммы.

Сторона защиты спросила у свидетеля, сколько раз она пересчитывала полученные деньги и зачем их фотографировала. Юхновец ответила: «Один раз пересчитала для личного интереса. [Фотографировала] тоже как бы для себя».

Адвокаты уточнили, «для себя или для того, чтобы воспользоваться в какой-нибудь ситуации». После этого вопроса Юхновец призналась, что с момента прихода в профсоюз РЭП «сотрудничала с Комитетом государственной безопасности в качестве агента», деньги пересчитала по поручению органов, а за сотрудничество получала от КГБ вознаграждение.

Зал встретил это признание криками «Ганьба!» и «Правакацыя КДБ!».

 

Свидетели заявили о давлении со стороны следствия

Несколько свидетелей, опрошенных 30 июля, заявили о давлении со стороны следствия.

Свидетель Надежда Есипович, которая в 1998-2012 годах работала в профсоюзе РЭП уборщицей, отвечая на вопрос гособвинителя Вадима Казея, выезжала ли она когда-либо за границу в рамках деятельности профсоюза, ответила, что ездила в Литву на образовательные семинары. Однако она не вспомнила, с кем ездила, кто оформлял визы и оплачивал поездки.

Есипович также заявила, что ничего не знает о счете профсоюза РЭП в литовском банке и что ни Федынич, ни Комлик ей никогда не передавали деньги, чтобы провезти через границу в Беларусь.

Гособвинитель Лилиана Литвинюк усмотрела противоречия в показаниях Есипович на суде и на этапе предварительного следствия и выступила с ходатайством зачитать прежние показания женщины.

Судья Федорова огласила протокол допроса Есипович, в котором со слов свидетеля было указано, что она многократно бывала в Вильнюсе в 2013-2016 годах вместе с другими членами профсоюза.

«Перед отъездом из Вильнюса в поезде Комлик передавал мне конверт с денежными средствами и говорил, что это нужно перевезти, чтобы не декларировать. <…> Сумму денежных средств Комлик мне никогда не говорил, а я и не спрашивала, поэтому что-либо пояснить, какую сумму и в какой валюте мне передавал Комлик, я не могу. Точно не вспомню, но несколько раз ездила Юлия Юхновец и Федынич. По приезду в Минск я отдавала обратно конверт с денежными средствами Комлику», — значится в протоколе допроса Есипович.

Литвинюк уточнила у свидетеля, с чьих слов записан протокол допроса. «С моих слов, но я давала показания под давлением. Не поддерживаю показания, что я перевозила деньги и оказывала какие-то услуги», — сказала Есипович.

Она добавила, что давление на нее оказывал следователь, проводивший допрос. По ее словам, он угрожал заключить под стражу, запугивал «вызовом конвоя». Свидетель сказала, что следователь «сам записывал, что считал нужным», но не смогла внятно пояснить, откуда в протоколе допроса подробные детали поездок и эпизодов с провозом денег.

Главный бухгалтер — секретарь-казначей Белорусского независимого профсоюза (БНП) Светлана Гринцевич, также проходящая по делу в качестве свидетеля, показала суду, что с обвиняемыми познакомилась в 2015 году, когда «стала участвовать в совместных мероприятиях — семинарах, круглых столах на профсоюзную тематику».

В протоколе ее допроса на этапе следствия, который зачитала судья, значилось, что Федынич передал Гринцевич на вокзале в Вильнюсе конверт с суммой 1-2 тысячи евро и попросил перевезти его через границу.

Свидетель отказалась от этих показаний, заявив, что на нее оказывали давление следователи — сначала в департаменте финансовых расследований Комитета госконтроля, а после — в Следственном комитете.

По словам Гринцевич, во время допроса в ДФР 2 августа 2017 года «ее запугивали угрозами тюрьмы и вызовом конвоя», на повышенных тонах требовали от нее «рассказать все, что знаю о совместном сотрудничестве и проектах» профсоюзного движения.

«Мне требования дознавателя не были понятны, так как мне не пояснили, какое именно уголовное дело заведено против Федынича и Комлика, о чем конкретно я должна была рассказать, — сказала свидетель. — Дознаватель обвинял меня в преступлении, за которое я сегодня же поеду в тюрьму, и сын меня дома не дождется, если, конечно, я не начну сотрудничать. От (дачи) показаний я не отказывалась, но и не знала, что я должна рассказывать».

Гринцевич заявила, что ее допрашивали в нескольких кабинетах. Один из следователей, по ее словам, «много раз выходил из кабинета и возвращался с новой информацией», которую она «не всегда подтверждала, но должна была записать».

Во время допроса в Следственном комитете, сказала свидетель, следователь советовал ей не менять показания, данные в ДФР, чтобы не навредить себе. Гринцевич поддалась на уговоры и подписала протокол нового допроса с прежними показаниями в неизмененном виде

Суд над Федыничем и Комликом продолжится 31 июля.

 

Политический подтекст

Международные профцентры и белорусские правозащитные организации призывали власти Беларуси прекратить уголовное преследование Федынича и Комлика, считая его политическим. А сам Федынич предполагал, что «власть может использовать приговор по делу профсоюзов для зачистки перед президентскими выборами 2020 года».

При этом лидер независимого профсоюза подчеркнул: «Каким бы ни был приговор, РЭП будет работать. Профсоюз перестанет работать только в том случае, если потеряет поддержку людей. Сегодня каждый день к нам идет народ со своими проблемами».

Белорусский профессиональный союз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) действует с 1990 года. До 2003 года профсоюз формально входил в состав провластной Федерации профсоюзов Беларуси, оставаясь при этом самостоятельной в своих решениях организацией, позже вошел в состав Белорусского конгресса демократических профсоюзов.

 

 

Фото Сергея Сацюка