Массовый мор рыбы: заводам выгоднее платить штрафы, чем тратиться на экологию

С начала лета зафиксировано уже два случая массового мора рыбы. Причина — отходы предприятий.

Два крупных случая мора рыбы зафиксированы за последнее время. Виновные понесут денежное наказание. Карать нарушителей природоохранного законодательства рублем надо, но этого недостаточно, считаю экологи.

Мор рыбы на реке Гольшанка. Фото gosinspekciya.gov.by

В реку Гольшанка в Сморгонском районе попали отходы Гольшанского крахмального завода. Сотрудники Госинспекции охраны животного и растительного мира нашли сотни погибших рыб, в том числе, краснокнижные виды — ручьевую форель и речных миног.

Другой случай произошел на Свислочи неподалеку от Минска. Сотрудники инспекции обнаружили более 2700 погибших рыб. Кто спустил в реку отходы — выясняется.

Предприятия в Беларуси регулярно штрафуют за загрязнения рек, а те регулярно продолжают сбрасывать в водоемы отходы. Почему так происходит?

«У нас в стране штрафы за загрязнение окружающей среды слишком низкие, даже по сравнению с нанесенным ущербом. Охрана природы — на последнем месте. Если стоит вопрос между модернизацией предприятия и уплатой штрафов, то выбирают штраф. Им выгоднее штраф заплатить, чем принимать какие-то меры», — считает координатор проектов Центра экологических решений Наталья Поречина.

Например, ущерб от загрязнения реки Гольшанка в Минприроды оценили в 2500 рублей. Теперь Гольшанский крахмальный завод должен будет выплатить эти средства. Дополнительно будет подсчитан ущерб от мора рыбы. По мору в Свислочи разбирательство продолжается.

Кстати, о том, что отходы крахмального производства сочатся сквозь технологическое заграждение, было известно давно. В начале мая в отношении предприятия даже был начат административный процесс. Однако действенных мер, чтобы предотвратить прорыв стоков, предпринято не было.

Но проблема в том, что штраф, который платит предприятие, идет не на возобновление природных ресурсов, а в бюджет.

«Если водоем находится у арендатора, то пополнять запасы рыбы — задача арендатора. Если нет — это на контроле у местных органов власти», — описывают ситуацию в Минприроды.

То есть за загубленную каким-то предприятием рыбу бюджет получает доход в виде штрафа, а возобновление запасов рыбы — задача или арендатора, или местных чиновников (то есть государства). А предприятие (если оно государственное) потом финансируется из того же бюджета, куда оно же и заплатило штраф.

Кстати, сегодня самый крупный штраф за загрязнение водоема юридическим лицом — чуть более 6 тысяч долларов (500 базовых).

Есть и еще одна проблема для белорусских водоемов, более серьезная.

«Если мы посмотрим сейчас на наши водоемы, то видим первые приметы эвтрофикации уж в июне, в виде цветения водоемов. Эвтрофикация — это в том числе активное размножение сине-зеленых водорослей. А размножаются они из-за попадания в водоемы большого количества биогенных веществ, они попадают туда от животноводческих комплексов и стоков с полей. Когда нет водоохранных зон, а растительность на берегах вырубают, то мы получаем такую воду. Процессы эвтрофикации могут вызвать, в том числе, и мор рыбы и вообще всего живого в водоеме», — отметила Наталья Поречина.

Но найти конкретного адресата претензий в такой ситуации очень непросто, потому что хозяйственную деятельность в бассейне реки или водоема могут вести десятки или даже сотни сельскохозяйственных и других предприятий.