Верховный суд оставил в силе смертные приговоры убийцам трех человек

Этот вердикт обжалованию не подлежит.

30 мая Верховный суд Беларуси после рассмотрения в апелляционном порядке оставил практически без изменений приговор Минского городского суда от 20 января 2018 года по делу об убийствах трех человек в Колодищах и Минске.

Обвиняемые — рабочие пилорамы Вячеслав Сухарко, Александр Жильников, а также воспитательница детского сада, бывшая активистка БРСМ Алина Шульганова.

Главный эпизод дела — убийство мужчины и женщины в квартире на улице Алибегова в Минске 16 декабря 2015 года. Шульганова обвинена в организации причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть человека, и приготовлении к похищению человека. По данным следствия, она не могла смириться с тем, что ее бывший сожитель поддерживает близкие отношения с другой девушкой, и «заказала» Жильникову и Сухарко избиение соперницы.

Исполнители, будучи пьяными, совершили разбойное нападение на квартиру, где жили молодые люди, и убили их обоих, нанеся более 140 ударов ножом. После этого они забрали деньги, личные вещи и скрылись.

Во время расследования двойного убийства было установлено, что 15 декабря того же года обвиняемые совершили разбойное нападение в Колодищах, чтобы завладеть 10 тыячами долларов. В ходе нападения был убит 59-летний мужчина, у которого Сухарко ранее снимал комнату.

Первый приговор был вынесен Мингорсудом 6 марта 2017 года — пожизненное заключение для Сухарко и Жильникова и 12 лет лишения свободы для Шульгановой. С приговором не согласились все стороны процесса, дело было направлено на повторное рассмотрение. 20 января 2018 года коллегия по уголовным делам Мингорсуда после повторного рассмотрения дела приговорила Жильникова и Сухарко к высшей мере наказания с конфискацией имущества, Шульганову — к 12 годам лишения свободы без конфискации имущества.

Примечательно, что Сухарко просил заменить ему пожизненное заключение расстрелом, в то время как Жильников утверждал, что никого не убивал и что Сухарко его оговорил.

Апелляцию на приговор подавали Шульганова, защита Жильникова и Сухарко, а также сам Жильников.

30 мая в зал Верховного суда были доставлены только двое — Жильников и Сухарко. Присутствие Шульгановой на процессе необязательно. Оба обвиняемых находились в клетке с заведенными за спину руками в наручниках.

Верховный суд постановил приговор Жильникову и Сухарко в части назначения им высшей меры наказания (смертной казни с конфискацией имущества) оставить без изменений, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

При этом оба фигуранта освобождены от ответственности за хищение документов убитой девушки, поскольку срок привлечения к ответственности по данному составу преступления истек.

Без изменений оставлен и приговор Шульгановой.

Приговор Верховного суда обжалованию не подлежит. При этом Жильников и Сухарко, которые уже содержатся в камере смертников СИЗО № 1 в Минске, могут воспользоваться правом обратиться за помилованием к президенту.

Александр Жильников заявил, что сделает это.

«Это будет не прошение, это будет объяснение, потому что фигня полная», — сказал он. Никаких доказательств нет, заявил осужденный.

Вячеслав Сухарко ничего не сказал по поводу возможного прошения о помиловании. А его адвокат отметила, что этот вопрос сейчас обсуждается.

Напомним, процесс начался накануне, 29 мая. Во вторник Сухарко добивался, чтобы его удалили из зала суда. Он заявлял, что признает свою вину и согласен с высшей мерой наказания. Он также пытался отозвать из Верховного суда жалобу своего адвоката, но в этом ему было отказано. Сухарко неоднократно подчеркивал, что в камере смертников ему спокойнее, чем в зале суда.

Однако судья Сергей Гуров заявил обвиняемому, что его участие в процессе обязательно, а удалить его можно только за нарушения и неуважение к суду.

Тогда Сухарко принялся читать стихотворение Владимира Высоцкого «Райские яблоки», а затем начал петь песню Виктора Цоя «Кукушка». На требования конвоя прекратить пение он не реагировал.

В результате судья заявил, что обвиняемый удаляется из зала суда за неподчинение, на что Сухарко сказал «спасибо большое».

 

Фото Сергея Балая




Оставьте комментарий (0)