Хотел ли Франциск Скорина отравить Мартина Лютера?

Этому вопросу посвящена одна из глав книги историка Сергея Абламейко «Нечаканы Скарына».

В какую церковь ходил первый белорусский книгопечатник, был он русином, литвином или белорусом и собирался ли отравить Мартина Лютера — эти вопросы в своей книге «Нечаканы Скарына» поднимает историк, журналист Сергей Абламейко.

Книга состоит из авторских эссе в 25 частях и  интервью с учеными, которые занимаются изучением наследния Скорины. Презентация состоится 29 мая в Литературном музее Максима Богдановича.

Naviny.by пообщались с автором накануне презентации книги.

— Почему вы решили написать книгу о Франциске Скорине, ведь, казалось бы, его жизнь и его наследие изучены вдоль и поперек?

— Моя книга посвящена его фигуре, его вкладу. Начались заявления, даже от знакомых, что Скорина написал Библию не по-белорусски, а на церковно-славянском языке, что он был не патриотичным интеллектуалам, а обычным бизнесменом и торговцем, который хотел заработать на книгах. Мне не хотелось его отдавать в сферу таких представлений. Поэтому я взялся еще раз пересмотреть то, что мы о нем знаем, подумать над этим. И получилась книга.

— Есть ли в вашей книге неожиданные или, может, даже сенсационные выводы?

— Скорина был высоким интеллектуалом эпохи Возрождения, гуманистом и главное — большим патриотом, который хотел добра своему народу. Это видно по тем предисловиям, а он написал 50 предисловий и два послесловия своей рукой.

В моей книге есть часть: «В какую церковь он ходил». Там я рассматриваю четыре варианта: православный, протестант, католик или униат. Скорина действовал в контексте унии 1439 года. Это малоизвестная часть истории, была такая уния между Константинополем и Римом, и она признавалась в ВКЛ некоторыми митрополитами. Есть малоизвестная книга отца Александра Надсана, где он об этом пишет.

Я нашел в Библии четыре новых изображения Скорины, а всего их в Библии шесть. Предлагаю считать их его портретами. Также я нашел портретные изображения всей его семьи с братом и отцом. Это гравюра «Иисус Навин ведет Израилевых людей через Иордан» из книги Иисуса Навина, которая вышла в Праге в 1517 году.

— Одна из глав называется «Хотел ли Скорина отравить Лютера». На самом деле хотел?

— В немецкой литературе XIX века появлялись сведения, что Лютера хотел отравить польский доктор медицины, подкупленный католическими бискупами. Визитов какого-то «польского доктора медицины» к Лютеру было два — в 1525 и 1532-1533 годах.

Но в 1525 году Скорина не мог пытаться отравить Лютера, потому что был занят печатанием «Апостола», своей последней известной нам книги, и никак не мог выезжать из Вильни. Он еще и в 1526 году там оставался.

А вот в 1532-1533 годах это действительно мог быть Скорина. Он мог приезжать с какими-то предложениями или бизнес-проектами. Но это был глубоковерующий человек, интеллектуал, навряд ли он мог быть наемным убийцей.

— Он был богатым человеком?

— Я нашел сведения, что он был из очень богатой семьи. И только благодаря этому он стал тем, кем стал. Чтобы послать сына за границу в то время, нужно было иметь много денег. Книги он издавал за счет виленских мещан, например, Богдана Онкава.

— Все-таки он был белорусом, литвином, поляком?

— Я рассуждаю в книге о его национальности. Предполагаю, что тех русинов XVI века можно спокойно называть белорусами.

— Можно ли каким-то образом отыскать его потомков?

— Я не большой специалист в медицине, биологии и химии. Но мне кажется, по ДНК можно найти. Если поискать следы ДНК на его книжках. Но более вероятно такие следы найти на документах, связанных с деятельностью его сына Семена Скорины. Например, в Чехии такие документы есть.




Оставьте комментарий (0)