Почему белорусам не говорят правду о последствиях аварии на ЧАЭС

Власть придерживается позиции, что всё хорошо. Но всё совсем не хорошо!

О Катастрофе, которая принесла неисчислимое количество бед Беларуси и затронула в той или иной степени каждую семью, в последнее время упоминают только раз в году.

Embed from Getty Images

Рядовые граждане стали забывать о Чернобыле, чему в немалой степени способствует и официальная пропаганда. Естественно, в стране, строящей атомную станцию, держать память о радиационной катастрофе на уровне, сравнимым с памятью о Великой Отечественной, было бы в высшей степени нелогично.

И вот уже дежавю из коммунистических 80-х: «Все беды от радиофобии; роста заболеваемости, обусловленного катастрофой, нет, все это выдумки оппозиции подкармливаемой Западом». Обслуживанием тезиса заняты как ученые при степенях, званиях и должностях, так и полуграмотные пропагандисты, которые вопреки здравому смыслу и совести пытаются отрицать очевидные вещи.

Итак, большинство ученых и чиновников от медицины, обслуживающих позицию власти «всё хорошо», утверждают, что достоверно связь нарушения здоровья населения, попавшего под воздействие катастрофы, можно проследить только в части увеличения заболеваемости щитовидной железы у тех, кто пережил апрель 1986 года, находясь непосредственно в опасных зонах. Все остальное связать с катастрофой достоверно не удалось.

Типичные заявления на этот счет.

«Благодаря принятым государством мерам показатели здоровья в Гомельской области не хуже, а даже лучше, чем по республике», — заявляет директор Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека Александр Рожко.

«Фактического роста заболеваемости и смертности от злокачественных опухолей, а также показателей общей смертности среди населения и ликвидаторов … не установлено», — утверждает завкафедрой гигиены, экологии и радиационной медицины Гомельского медицинского университета Владимир Бортновский.

«Если брать данные по онкологической заболеваемости и сравнивать со среднереспубликанскими, то они тоже примерно на одном уровне», — считает заместитель директора по поликлинической работе Республиканского научно-практического центра радиационной медицины и экологии человека Анжелика Жарикова.

 

Статистика не успокаивает

Так ли это? Не будем спорить о влиянии облучения на рост заболеваемости в целом, хотя достоверно установлено, что в пострадавших регионах количество зарегистрированных врожденных пороков развития строгого учета увеличилось в два раза по сравнению с доаварийным периодом.

Постараемся не вспоминать о статистически значимом превышении заболеваемости раком молочной железы среди женщин, проживающих на загрязненных радионуклидами территориях. Проигнорируем данные об опережающем росте заболеваемости неонкологической природы у различных категорий пострадавшего населения, таких как заболеваемость аутоиммунным тиреоидитом, катарактой, болезнями системы кровообращения.

Оставим на обсуждение специалистам утверждение, что «частота нестабильных (дицентрические хромосомы, кольца) индикаторов радиационных воздействий значимо повышена у жителей Гомельской области по сравнению с таковыми у групп из г. Минска. Значимо увеличена также частота полиплоидных и анеуплоидных клеток, что также указывает на биологически эффективное влияние на наследственный аппарат лимфоцитов крови мутагенных факторов радиационной природы».

Рассмотрим только состояние дел с грозной болезнью, которая во многих случаях связана именно с воздействием радиации. Эта статистика ясна и понятна почти каждому тридцатому белорусу. Не считая членов их семей.

То, что заболеваемость раком в самой пострадавшей области — Гомельской — выше, чем в любой другой области Беларуси, «ученые», вероятно, объяснят простым совпадением. Ну что же. Такое бывает. Особенно, когда очень нужно выдать желаемое за действительное.

Приведем не требующие дополнительных комментариев данные из официального статистического сборника «Здравоохранение в Республике Беларусь», выпущенного в прошлом году. Цифры говорят! Более свежие данные пока не выложены в открытом доступе.

Кстати, разница в заболеваемости в начале 2000-х между «грязной» Гомельской и «чистой» Гродненской областями была почти в полтора раза. Сегодня мы наблюдаем выравнивание. За счет миграции и за счет того, что люди, больные раком, уходят в другое измерение чаще других.

Данные о заболеваемости в самых «грязных» районах еще тревожнее.

«Случаев заболеваний злокачественными новообразованиями за 2016 г. зарегистрировано — 129 (13,2 случая на 1000 населения). Всего на территории Хойникского района состояло на учете на конец 2016 года 656 онкобольных». (Сборник «Здоровье населения и окружающая среда на территории Хойникского района в 2016 году», выпущенный государственным учреждением «Хойникский районный центр гигиены и эпидемиологии»).

Нетрудно пересчитать — число вновь заболевших в 2,3 раза больше, чем в Гомельской области в целом и в 2,5 раза больше, чем в среднем по стране. Вероятно, это тоже не имеет связи с последствиями катастрофы и является какой-то случайной цифрой?

Итак, любому мало-мальски грамотному человеку ясно, что вранье (отбросим вежливость) «ученых» и властей в отношении благополучия с онкозаболеваемостью в пострадавших районах ничего не имеет общего с действительностью. Иных факторов, способных повлиять на ситуацию, кроме воздействия радиации, здесь не было.

Преодолима эта проблема? Преодолима!

 

Что делать

Необходимо реанимировать подходы, заложенные в Концепции безопасного проживания, которая была разработана неангажированными учеными в те времена, когда академия наук РБ была действительно Академией Наук.

В основу предлагаемой концепции был положен следующий тезис:

«Любая, даже самая малая дополнительная доза радиации не является безопасной для живого организма, что требует обязательного принятия мер по ее снижению».

Белорусские ученые придерживались принципа ALARA (англ. ALARA, сокр. As Low As Reasonably Achievable), сформулированного в 1954 году Международной комиссией по радиологической защите с целью минимизации негативного воздействия ионизирующей радиации. Предусматривает поддержание на возможно низком и достижимом уровне как индивидуальных (ниже пределов, установленных действующими нормами), так и коллективных доз облучения, с учетом социальных и экономических факторов.

На местах практики лучше многих столичных деятелей знают, как эффективнее преодолевать напасть. Мнение хойникских специалистов:

«Из 129 впервые выявленных злокачественных новообразований при профилактическом осмотре выявлено 109 случаев (84,5%), остальные выявлены при обращении. Высокий удельный вес выявленных случаев в III-IY стадиях заболевания — 37, что составляет 28,7% от всех впервые выявленных случаев. Эти цифры свидетельствуют как о низкой онконастороженности среди населения, так и о невысоких возможностях ранней диагностики онкозаболеваний в лечебных организациях первичного звена. Для улучшения ситуации в данном направлении целесообразно инициировать внедрение пилотных проектов по скрининговым исследованиям населения района современными диагностическими методами, что является основой современной профилактической медицины». (выделено автором)

«Низкая онконастороженность» — результат государственной пропаганды, которая изо дня в день успокаивает население. Всё прошло! Радиация «полураспалась». Можно опять пахать и сеять на некогда грязных землях. Они уже чистые! Никак иначе в стране, строящей на заемные деньги атомную станцию, быть не может.

В результате этой политики жители все меньше и меньше внимания уделяют контролю продуктов питания. И если городское население получает в основном чистые продукты, то жители села зачастую не обращают внимания на то, что произведенная на приусадебных участках продукция не вписывается в установленные нормы по содержанию радионуклидов.

Плюс «дары лесов», которые в той же Гомельской области загрязнены почти гарантированно в 20 районах из 21. Отсюда и более высокая заболеваемость сельчан. Если бы они обследовались на уровне горожан, то эта разница была бы еще выше.

Ранняя же диагностика, реальная, а не на бумаге, спасет десятки тысяч жизней не только в пострадавших районах, но и по всей стране. У нас есть врачи высокого уровня, которые справятся с проблемой, если она не запущена до четвертой стадии.

Скрининг населения группы риска, а это все, кто был в 1986 году ребенком и родился позже — до 1989-1991 годов, мероприятие очень затратное. Но государство, позволяющее себе тратить из бюджета на «судебную власть, правоохранительную деятельность и обеспечение безопасности» почти в 2,5 раза больше, чем на медицину, может безболезненно перераспределить средства в пользу безопасности граждан, а не государства, что совершенно не одно и тоже.

Могут сказать, что госбюджет — это не все расходы на медицину, что еще и из местных бюджетов на нее выделяются немалые средства. Но рядовой белорус прекрасно знаком с уровнем медицинских учреждений, финансируемых из местных бюджетов. И говорить серьезно в этом контексте о внедрении тотального скрининга вряд ли возможно.

По данным американского агентства финансово-экономической информации Bloomberg за 2016 год, Беларусь занимает всего лишь 48-е место в мире по эффективности системы здравоохранения. (The Most Efficient Health Care 2016). Оценка Всемирной организации здравоохранения примерно такая же. И это в стране, население которой по различным оценкам уже получило от 0,2 до 1,0 миллиарда предельно допустимых годовых доз облучения!

Средства, затрачиваемые на ведение сельского хозяйства на грязных землях, что с точки зрения здравого смысла вообще невозможно объяснить, также можно направить на развитие системы эффективной, а не формальной диспансеризации пострадавшего населения.

Давно пора прекратить закапывать миллионы в больную землю как в рамках государственной программы по преодолению последствий катастрофы на ЧАЭС, так и в рамках других источников финансирования. Купите на эти деньги установки МРТ!

Возможно, чиновникам в силу уровня образования и присущих им особых моральных установок трудно понять, что нельзя увеличивать риски потери здоровья как потенциальных потребителей «условно чистой продукции», так и крестьян, вынужденных обрабатывать радиоактивную землю.

Но до них должно все же дойти, что в условиях жесткой конкуренции с производителями сельхозпродукции из России не за горами тот момент, когда эти самые конкуренты выложат козырь в виде карты загрязнения цезием и стронцием территории, на которой с маниакальным упорством производят молоко и мясо.

А этот аргумент в умелых руках может заблокировать потребительский спрос в более широком географическом диапазоне, чем несколько районов Гомельской области.

 

Вместо заключения

Проблема есть, проблема очень большая, несмотря на искусственно сглаженную остроту. Но она преодолима. Преодолима в том случае, когда интересы граждан будут поставлены выше интересов государства, которое, согласно классику, всего лишь «есть частная собственность бюрократии».

И главное — прекратите врать!




Оставьте комментарий (0)