Без АЭС. Как живут в Красной Поляне, где хотели строить атомную станцию

Площадку для белорусской атомной станции выбирали из четырех основных. Наиболее подходящей называли Краснополянскую в Чаусском районе Могилевской области, но стройку начали совсем в другой точке — Островецком районе Гродненской области. Сегодня Островец процветает. А деревни под Могилевом, куда мирный атом так и не пришел, медленно умирают.

​Примерно на этой площадке к востоку от Красной Поляны могли построить АЭС

Naviny.by съездили в Красную Поляну и Грязивец — деревни, возле которых могла быть построена белорусская АЭС. Многие местные жители, хоть и живут в зоне радиоактивного загрязнения, жалеют, что станцию строят не у них — они могли бы получить новое жилье и работу.

 

Из двух десятков домов — больше половины разрушены

Красная Поляна находится вдали от трассы Р71, связывающей Могилев и Славгород. От нее по неасфальтированной лесной дороге нужно ехать еще около семи километров.

Деревня встречает ухоженным домом с выложенной пластиковыми пробками от бутылок цифрой «2017» на пороге и беседкой с единственным на многие километры «животным» — игрушечным львом.

Но кроме валяющейся на земле обертки от прошлогоднего гомельского мороженого ничего нового здесь нет.

Дома стоят вдоль одной, метров на триста, улицы. Из двух десятков больше половины разрушены. На остальных висят замки. Некоторые окна заколочены изнутри. Постоянно здесь уже никто не живет. Мы не встретили ни одного человека.

 

«Бурили и взрывали года два»

С местными жителями удалось пообщаться лишь на славгородской трассе, в деревне Грязивец — здесь живут около пятидесяти человек. Как и Красная Поляна, она входит в Волковичский сельсовет.

Дом супругов Геннадия и Ларисы находится прямо у развилки на Красную Поляну.

«Зачем нам та станция нужна? Здесь много ягод, грибов. А так что было бы? На работу все равно китайцев бы набрали. Без АЭС спокойней», — считает Геннадий.

Он вспомнил, как в 2006 году здесь активно шли работы по изучению грунтов: «Комиссий знаешь сколько было — такие джипы приезжали». По его словам, бурили и взрывали года два, а потом неожиданно прекратили.

«Когда пошли новости про станцию, молодежь начала прописываться в Красной Поляне, чьи родители там жили и умерли. Деревня шла под снос — можно было рассчитывать на компенсацию. А так жизни нет, постоянно никто не живет: только летом дачники приезжают. Местные пьянчуги там каждый год воруют. Один взял старый велосипед, а телевизор не заметил», — вспомнил собеседник.

Лариса стала жить в Грязивце, как вышла замуж. Сейчас она работает в магазине через дорогу от дома. Говорит, что у местных жителей никто на счет АЭС не спрашивал: хотят они эту стройку или нет.

«Когда начались работы, нам сказали, что снесут Красную Поляну, Грязивец и еще ряд деревень. Пускай бы снесли — хоть бы новое жилье получили. Конечно, рады бы все были. Тоже всё умирает. Небольшая ферма у нас, да колхоз с лесхозом в Волковичах», — сказала Лариса.

 

«Конечно, мы хотим станцию»

В Грязивце встретили и уроженца Красной Поляны. Валерий отучился там два класса, а потом родители переехали сюда. Позже он выкупил у государства здание краснополянской школы, разобрал, перевез и до сих пор живет в нем здесь, в Грязивце.

«Красная Поляна — новое название. После войны так коммунисты переименовали Орехов Поселок. Дальше, по Быховской зоне, спроси кого Красную Поляну — никто не покажет. В войну партизаны там убили офицера и двух солдат на мотоцикле, и немцы расстреляли полдеревни: на въезде могилка стоит. Там хватает захоронений в лесу, снарядов разных. Если начнут строить — много чего накопают», — вспомнил он.

На малую родину Валерий почти каждый день ходит пешком. По работе: он мастер леса. Как раз только что оттуда. На лесозаготовке уже 18 лет трудится.

«Конечно, мы хотели бы станцию. Рабочие места были бы. К ее строительству местное население не привлекали бы, но поселок бы строили, инфраструктуру. Планы были по сносу всех домов с компенсацией. Я бы был доволен», — считает Валерий.

По его словам, Грязивец скоро повторит судьбу Красной Поляны. Работы почти нет, зарплаты очень низкие. Молодежь уезжает сразу после школы. Если раньше отсюда десятки ребят в соседних Волковичах учились, то сейчас — всего двое. Единственное, что поменялось в лучшую сторону: асфальтированная дорога и школьный автобус.

 

«Краснополянская площадка наиболее предпочтительна»

О строительстве АЭС в Беларуси говорили с 1960-х годов, когда рассматривали площадку в Браславском районе. В 1992 году Совет министров принял программу по развитию энергетики, где была прописана возможность строительства станции. В качестве одной из самых подходящих уже тогда называли Краснополянскую площадку.

В 1998 году в Беларуси был введен десятилетний мораторий на строительство АЭС. А уже в 2005-м Александр Лукашенко подписал указ о Концепции энергетической безопасности, где среди прочего написано о необходимости строительства АЭС.

Тогда были выбраны две потенциальные площадки в Могилевской области: в качестве основной — Краснополянская, резервной — Кукшиновская. Площадка под Красной Поляной — в 50 километрах от Могилева и в 60 километрах от границы с РФ — рассматривалась как основная.

В 2008 году заведующий лабораторией Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» Ваган Казанян отмечал, что Краснополянская площадка наиболее предпочтительна для строительства АЭС. Она «наиболее изучена», а ее главное преимущество — небольшая населенность.

«Островецкая площадка находится в области возможного землетрясения. Земля там растресканная, как блюдце. А на разломах АЭС строить нельзя», — пояснял Казанян.

В декабре 2008 года в качестве места строительства станции окончательно определили площадку под Островцом — ту, где «строить нельзя».

 

 

Фото Сергея Сацюка




Оставьте комментарий (0)