Вера Полякова-Макей: похвала мужа — это как «Оскар» получить

«Мы живем на государственной даче, где всё очень просто. Сам дом скромный, вся мебель белорусская, ковры белорусские…»

Нынешний год для актрисы и супруги министра иностранных дел Беларуси юбилейный — в октябре ей исполнится 40 лет. Эта цифра Веру Полякову-Макей совсем не пугает, даже наоборот — она готова отмечать круглую дату круглый год. И начнет 10 апреля — в концертном зале «Минск» пройдет творческий вечер-концерт «С Верой по жизни…».

Накануне Naviny.by поговорили с актрисой о концерте, театре, любимых ролях в кино и любимых людях рядом.

— Вера, когда мы договаривались об этой встрече, я поняла, что вы редкая женщина — вы любите дни рождения…

— Очень! В прошлом году мои мужчины у меня спросили: «Что тебе подарить?» Я попросила подарить мне праздник. Когда ты приходишь к определенному возрасту, ты понимаешь, что материальные подарки тебя не радуют так, как впечатления. Мне подарили впечатления.

— А какой день рождения запомнился больше других?

— Конечно, дни рождения из детства. Мне кажется, что и у моих детей дни рождения из детства будут самыми яркими моментами. Потому что в это время ты еще очень ждешь, что тебе подарят, ждешь друзей. Правда, у меня в детстве не было особых условий, чтобы приглашать много друзей. Мы жили в своем доме, разделенном на две половины. На одной половине — мама, папа и я, на второй — моя тетушка, двоюродная сестра и бабушка. Дни рождения проходили так: взрослые собирались за столом в большой комнате, а я с подругами — в закутке за телевизором «Горизонт» за маленьким столиком, практически на коленках. Мне разрешалось пригласить трех подружек — просто больше не помещалось. Я получала подарки, мы быстро ели и убегали гулять на улицу.

А вот своим детям я уже придумываю праздники. Сейчас все по-другому, возможности другие. Мы за несколько месяцев начинаем думать, что это будет. Когда младшему сыну Артему исполнялось пять лет, устроили классную пиратскую вечеринку в агроусадьбе в Плещеницах. Все — и дети, и взрослые — переоделись в пиратские костюмы, прошли все квесты. До сих пор вспоминаем. А самый запоминающийся день рождения младшего сына в его семь лет был на «Линии Сталина». Стреляли из пушки, катались на танке. Это было круто!

— Свой день рождения в этом году вы начинаете отмечать аж за полгода до даты…

— Потому что юбилей — это отличный повод что-то сделать, почему бы и не сейчас? В концертном зале «Минск» меня долго уговаривали на творческий вечер, а у меня такой плотный график, что с трудом нашла свободный день. 10 апреля — хороший день, как раз после Пасхи и накануне Дня космонавтики. Поэтому и называется «С Верой по жизни…»

Начинаться мой творческий вечер будет со слов: «Накануне Дня космонавтики я решила поговорить о высоком: о вере в любовь, в человечество, в зрителей, в свою профессию, в звезды…» Я буду читать стихи и петь. Будут песни из кинофильмов, в которых я спела саундтреки. Самая популярная — песня «Белый снег» из фильма «Еще о войне». Куда бы я ни приезжала, в какой бы стране ни выступала, эта песня всегда находит отклик. Еще зрители любят очень нежную песню «Девять волшебных месяцев» из сериала «Ой, мамочки!». Спасибо большое Сергею Сухомлину, который ее написал. Наше сотрудничество с Сергеем длится уже 11 лет, с выхода моего сольного альбома «Актриса».

 

 

Выступать я буду не одна, будут еще помощники, в частности, мой коллега, артист театра и кино Артем Давидович. На сцену, кстати, выйдет мой младший сын — в белорусском блоке прочитает стихотворение на белорусском языке, а потом мы споем с ним пару песен. Он прирожденный артист! Свободен перед любой аудиторией, уверен в себе — и это в восемь лет.

— Ваши артистические гены передались только младшему сыну?

— Да, хотя у старшего есть все задатки. Но он уже с седьмого класса мечтал о медуниверситете. И сейчас уже на втором курсе, будущий фармацевт-провизор.

— Вы вообще замечаете, как летит время?

— С невероятной скоростью! Кажется, я вот только родила старшего, а ему без пяти минут девятнадцать лет. Но что важно — время летит не зря. Сколько я себя помню, я всегда была занята, никогда не была в простое. Неприятное слово для артистов — простой. Я всегда находила, куда двигаться. И сейчас у меня уже настолько много всяких ответвлений от моей основной актерской профессии, что время стало лететь еще быстрее. Редко бывают такие дни, когда я прихожу домой с мыслью вроде «совершенно бездарный день, я ничего сегодня не сделала».

— Сорокалетие — это некий рубеж. С какими мыслями подходите к нему?

— Для женщины период от тридцати до сорока — это самый расцвет. Но я чувствую, мне есть еще куда расцветать. (смеется) Не чувствую себя на 40. И люди меня не воспринимают 40-летней, и когда я куда-то прихожу со старшим сыном и говорю, что это мой сын, удивляются: «Вы что, в школе его родили?» Если ты чувствуешь себя счастливой, молодой, активной, то и те, с кем ты общаешься, не ощущают твоих лет. У меня еще есть большие цели, к которым я активно двигаюсь. И все это должно случиться в период от сорока до пятидесяти.

— И что именно должно случиться?

— Я хочу открыть свой театр. Точнее, Белорусский культурный центр, в котором мог бы работать и мой театральный проект «ТриТформаТ», и центр экспериментальной режиссуры, которым руководит талантливейший человек Татьяна Троянович — у них нет своей площадки, им некуда деваться, они существуют в аудитории при Академии искусств. Мы могли бы делать также какие-то камерные концерты, актеры театра и кино могли бы выступать со своими сольными программами. Там могла бы быть детская студия — кроме взрослого театрального проекта «ТриТформаТ», у меня есть еще детский коллектив «Алые паруса», который уже тоже заявил о себе.

С детьми случайно получилось — когда младший сын пошел в школу, меня попросили помочь поставить сказку в школе. Мы поставили «Муху-Цокотуху», и сделали настолько крутую постановку, что она вышла за рамки школы, наш класс победил на районном конкурсе и занял второе место на городском. Вот так внезапно и образовался театральный кружок «Алые паруса». Я вижу в этих детях большой потенциал, мы могли бы вырастить из них будущих студентов Академии искусств, уже подготовленных к профессии.

— Давайте поговорим о настоящем. Вы довольны своей актерской судьбой?

— Да, я считаю, что у меня сложилось. Для актера самое главное — найти своего режиссера. Я считаю, что нашла — это Татьяна Троянович. Мой проект «ТриТформаТ», которым я руковожу шесть лет, возник именно потому, что я поняла, что не могу ждать ролей и полной реализации себя как актрисы в Театре-студии киноактера. Им руководит Александр Васильевич Ефремов, который 15 лет назад сыграл в моей жизни большую роль. Он пригласил меня в театр, и я сыграла и продолжаю играть достаточно много ролей в его спектаклях. Просто у него есть своя муза. (улыбается) В том числе и поэтому я решила делать что-то свое, а не ждать.

На сегодняшний день в театральном проекте «ТриТформаТ» 17 человек, 11 из них — артисты, большинство из Театра-студии киноактера. Мы себя называем «товариществом театральных трудоголиков», отсюда и три «Т» в названии проекта. Я не только играю в спектаклях, я еще идейный вдохновитель и менеджер. Веду бухгалтерию, сама продаю билеты, организую гастроли, нахожу деньги на новые постановки. Сейчас у нас уже есть репутация, мы ставим шестой по счету спектакль.

Мой проект — мое дитя, которое сподвигло меня на многие подвиги. Сподвигло сплотить талантливых людей вокруг себя, постоянно быть в движении, окончить Академию управления при президенте — теперь я не только артистка театра и кино, но и экономист-менеджер, управленец высшего звена.

— А в Академии искусств вы по-прежнему преподаете?

— Да, уже восемнадцатый год преподаю сценическое движение, сценический бой и фехтование. И сама использую на сцене свои навыки. В спектакле «13-я пуговица Наполеона», например, фехтую.

— Не скучаете по телевидению и съемочной площадке?

— Я и сейчас снимаюсь, но не так часто. От каких-то ролей отказываюсь, у меня нет задачи просто заработать денег. У Омара Хайяма есть хорошие строки: «Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало. Два важных правила запомни для начала: Уж лучше голодать, чем что попало есть, И лучше одному, чем вместе с кем попало». Это мой жизненный принцип, именно его я придерживаюсь последние лет пятнадцать.

Когда только начинала свою карьеру, была готова всё пробовать. Слава богу, мне везло на роли. Я с удовольствием пересматриваю сериал «Ой, мамочки!», фильмы «Еще о войне», «На спине у черного кота», «Поводырь», с которого всё началось. Но сейчас я очень избирательно подхожу к тому, в чем я играю, где снимаюсь, в каких программах участвую, какие интервью даю, потому что я должна думать о том, чтобы не подставить человека, которого люблю.

— Попробую обобщить: Театр-студия киноактера, собственный театральный проект, детская студия, Академия искусств, плюс протокольные обязанности супруги министра иностранных дел, плюс семья. Как вы все это успеваете?

— Я умею хорошо распределить свой день. Я настолько научилась выстраивать свою жизнь, что моя работа и мои семейные обязанности отлично совмещаются. Конечно, муж благодарен мне за то, что я нахожу силы и на дом, и на работу.

— Вы счастливая женщина, это написано у вас на лице. Не завидуете сама себе?

— Нет, потому что я очень много работаю. И в плане быта я совсем не булгаковская Маргарита, готовлю, стираю, убираю — как все. Знаете, если бы все пахали столько, сколько я… У меня иногда в шутку спрашивают: вы что, молодильные яблоки едите? Нет, говорю, мне просто некогда сесть и постареть. Это чистая правда. Я все время занята.

У мужа тоже сумасшедший график. В итоге мы редко видимся, и в этом залог нашего счастья. Нет-нет, у нас все прекрасно, мы живем вместе, не подумайте чего дурного. Но он с работы приходит — я на спектакле. Я прихожу — он уже спать, потому что завтра рано вставать. И когда вдруг получается, что у меня спектакля нет и он пораньше пришел с работы, мы встречаемся — сидим, говорим друг с другом, с детьми.

Вера Полякова-Макей с супругом Владимиром Макеем
Вера Полякова-Макей с супругом Владимиром Макеем принимают гостей Дня белорусской вышиванки, 25 июня 2016 года. Фото пресс-службы МИД Беларуси

— Муж часто говорит вам комплименты, хвалит вас?

— Почти никогда. Только если я реально что-то крутое сделала и меня похвалили мужу, он вечером может сказать: «Молодец, всё было хорошо». И это высшая степень похвалы, как «Оскар» получить. То же самое после премьеры — зрители десять минут стоя аплодируют, а муж может сказать: «Ну… Хорошо». А вот когда скажет, что чего-то не хватило, я могу двое суток рыдать.

— Вы такие разные по эмоциональному настрою. В кого дети больше?

— В меня — они тоже такие ярко выраженные холерики. Младший, Артем, взял от папы проницательный ум, от меня — артистизм. Он мне такие комплименты говорит! «Мама, ты красавица! Ты самая красивая девушка в мире!» Он всегда заметит, что у меня новое платье или новые сережки. Никто не заметит, а он заметит!

Старший, Дима, сейчас свою энергию направляет на учебу и на реализацию своего плана — хочет скопить капитал, чтобы после мединститута открыть сеть аптек. Поработал в прошлом году, где только можно — и на стройке, и в кино монтировщиком, и в жюри на соревнованиях по таэквондо — там, оказывается, неплохо платят. Всё сам находит, я не помогаю. Хороший парень, я им горжусь.

Бывает, конечно, спорим. Лично я не могла бы никогда наговорить столько всего своей маме, сколько может мне наговорить мой сын. Меня бы наказали, меня жестко воспитывали, за что я на самом деле очень благодарна родителям, потому что в итоге из меня все-таки вышел толк. Я ведь всегда была огонь. И если бы меня не удерживали в подростковом возрасте, это была бы беда.

— Интересно, вы дома такая же энергичная и активная, как на работе?

— Да. Но бывают моменты, когда прошу меня не трогать, дать мне посидеть помолчать. И муж также — он приходит домой помолчать.

— Будет не очень банально, если я спрошу у вас о секрете красоты?

— Ничего с собой не делаю, даже волосы у меня ни разу не крашеные. Не делаю уколы, нигде ничего не подтягиваю. Мне не нравится эта искусственная красота. Пока я могу сама справляться, я буду это делать. Конечно, это генетика, я в папу, а он очень моложавый. Мой уход за собой максимально прост: я делаю маски, причем использую довольно бюджетные варианты — китайские или корейские, а после них наношу хороший дорогой крем — французский или швейцарский, вот на этом не экономлю. Хотя недавно нашла в «Белите» интересную серию, которая очень понравилась. Теперь даже беру ее в подарок, если еду за границу, и все благодарны.

— А спорт или спа-процедуры в вашей жизни присутствуют?

— В отпуске стараюсь походить на массажи, на аквааэробику, в тренажерный зал, но в Минске практически не удается.

— Вы хорошая хозяйка?

— Конечно! Я умею вкусно готовить и люблю вкусно поесть. У меня получаются вкусные голубцы, котлеты из индейки, супы — рассольник, борщ, щи, суп с колбасками. А муж вкусно запекает телятину с горчицей. И никто так вкусно не готовит зеленый салат, как мой муж. Ходит сам на рынок, все покупает и потом долго-долго колдует. Не знаю, в чем фокус, но у меня так не получается.

— Давайте развеем какой-нибудь миф о Вере Поляковой.

— Людям кажется, что я живу на всем готовом, ничего не делаю, что у нас штат прислуги и золотой унитаз в доме. На самом деле мы живем на государственной даче, где все очень просто. Сам дом скромный, вся мебель белорусская, ковры белорусские. Место хорошее, это да — вокруг лес, и это в черте города. Газоны выкошены, дорожки аккуратные. Есть где ребенку погулять, есть куда с собакой выйти. У нас овчарка, недавно завели, сын очень хотел собаку. В итоге каждое утро с ней гуляет муж.

Что касается прислуги, то вряд ли так можно назвать единственную помощницу, которая приходит раз в неделю помочь с уборкой. Раз в неделю, подчеркну. Спасибо, что есть хотя бы такое подспорье.

— О чем вы можете сказать сегодня: вот только сейчас, в свои почти 40, я поняла, что…?

— Что самое главное в жизни — это твой дом, твоя семья, любимый человек и твои дети. Но еще я поняла, что не готова положить свою карьеру на алтарь семьи. Такое самопожертвованиея понимаю и уважаю, но сама из другого теста. Для меня очень важна моя реализация. И я бесконечно благодарна тем людям, которые живут со мной под одной крышей и для которых я вечно занята, — за то, что они меня прощают.

 

 

Фото из семейного архива Веры Поляковой-Макей