Власти объявили приватизацию, которой не будет?

Белорусские условия приватизации вряд ли заинтересуют инвесторов.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото pixabay.com

Обнародован официальный перечень госпредприятий, акции которых власти готовы продать в 2018 году. И не кому-нибудь, а транснациональным компаниям. Правда, условия продажи самых крупных госактивов такие, что вряд ли инвесторы готовы будут их купить.

 

Требуются щедрые инвесторы с мировым именем

Приватизации в Беларуси в последние годы не наблюдалось, но приватизационные планы при этом не исчезают — власти по-прежнему выставляют акции госпредприятий на продажу. Приватизационные списки нужны, чтобы показать внешним контрагентам (в частности, рейтинговым агентствам) формальную готовность проводить рыночные преобразования.

Официальный перечень предприятий, акции которых готово в 2018 году продать государство, включает 33 открытых акционерных общества. На продажу по конкурсу выставлены госпакеты акций предприятий Минпрома, Минтранса, Минэнерго, Минсельхозпрода, а также концернов «Беллегпром», «Беллесбумпром» и «Белгоспищепром».

Из приватизационного перечня предприятий, который подготовил Государственный комитет по имуществу, следует, что наиболее крупные активы на продажу выставило Министерство промышленности.

В частности, Минпром ищет инвестора для «Гомсельмаша» — госпредприятия, которое производит сельхозтехнику. Как поясняет Минпром, инвестору предлагается 50% минус одна акция в обмен на финансирование инвестиционного проекта стоимостью 500 млн долларов. Инвестором должна быть компания, «занимающая ведущее место в мировом рейтинге производителей сельскохозяйственной техники».

Еще одно довольно крупное госпредприятие, акции которого продает государство — ОАО «БАТЭ» — управляющая компания холдинга «Автокомпоненты». Продажа этого госактива также запланирована стратегическому инвестору на условиях реализации инвестиционного проекта. В качестве инвестора Минпром хотел бы видеть транснациональную корпорацию, которая специализируется на производстве широкой гаммы автокомпонентов.

Условия вхождения в капитал госпредприятия примерно такие, как и в предыдущем случае — инвестору не предлагается контрольный пакет акций. Государство рассчитывает, что найдется покупатель, который вложит 80 млн долларов взамен на не определяющий пакет акций (48,9%).

Наконец, третий по величине промышленный актив, выставленный на продажу — холдинг «Горизонт». В качестве будущего собственника холдинга Минпром хотел бы видеть компанию, которая занимает ведущее место в мировом рейтинге производителей бытовой техники и промышленной электроники. Чтобы получить акции «Горизонта», инвестору необходимо вложить 30 млн долларов в инвестпроект. Правда, в данном случае государство готово отдать госпакет акций полностью.

Остальные предприятия, выставленные на продажу, в основном небольшие, и за них государство просит считанные миллионы долларов. Правда, в последние годы властям не удалось продать ни малые, ни крупные госпредприятий — средств от приватизации в казну практически не поступало.

 

Почему приватизация фактически остановилась?

Стоит отметить, что многие госпредприятия находятся в перечене приватизируемых компаний уже не первый год. Периодически появляется информация, что к белорусским госактивам проявляют интерес инвесторы — в частности, китайские.

Между тем, эксперты рынка слияний и поглощений сильно сомневаются, что компании с мировым именем захотят покупать акции крупных госпредприятий на нынешних условиях.

«Краеугольным условием прихода транснациональной компании является получение полного контроля над предприятием. Если контрольный пакет акций государство не готово продать, вероятность заключения приватизационной сделки со стратегическим инвестором крайне низка», — отметил в комментарии для БелаПАН инвестконсультант, знакомый с подходами международных компаний.

По его мнению, большинство предприятий, которые в последние годы выставляло на продажу государство, были не привлекательны для инвесторов, поэтому приватизационные сделки и не состоялись.

«Основная причина отсутствия приватизационных сделок заключается в том, что госпредприятия, которые продаются — это скорее обременение, чем бизнес-возможность. Инвесторы приходят к выводу, что дешевле и эффективнее построить предприятия с нуля, чем покупать актив у государства со шлейфом проблем», — рассказал БелаПАН представитель инвесткомпании, знакомый с позицией иностранных инвесторов.

Следует отметить, что в 2018 году белорусские власти планируют вести поиск инвесторов и для тех госкомпаний, которые не вошли в приватизационный список, опубликованный Государственным комитетом по имуществу.

Так, в частности, Национальное агентство инвестиций и приватизации планирует привлекать консультантов к поиску инвесторов для двух предприятий нефтехимической отрасли («Крион» и «Лакокраска») и для двух предприятий легпрома («8 Марта» и «Лента»).

Также уже идет поиск инвесторов для «Банка Москва-Минск». А в первом квартале нынешнего года Европейский банк реконструкции и развития анонсировал подписание меморандума о подготовке к продаже госкомпании «Криница», крупнейшего производителя пива.

«Единичные приватизационные сделки возможны, но не более того. Власти, несмотря на рекомендации международных финансовых организаций, сегодня не демонстрируют высокую готовность проводить приватизацию. Поэтому прорыва в этом направлении ожидать не стоит», — полагает экономист Антон Болточко.

По его мнению, ускорение приватизационных сделок возможно в случае ухудшения финансового положения предприятий и макроэкономической ситуации в стране.

«Пока мы видим, что зачастую интересы инвесторов и государства не совпадают. Инвестор всегда покупает актив, чтобы получить прибыль и увеличить отдачу на вложенный капитал. Белорусские власти, в свою очередь, чаще всего ждут от инвесторов денег, предлагая им далеко не всегда привлекательные активы и зачастую не выгодные условия сделки», — констатирует Антон Болточко.

Научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая считает, что ситуация с привлечением инвестиций в госпредприятия может улучшиться лишь в том случае, если государство поменяет нынешние подходы.

«Белорусский рынок слишком мал для мировых производителей, их интересует российский рынок сбыта. Наша страна сегодня не в той ситуации, чтобы навязывать условия потенциальным инвесторам. Если Беларусь хочет привлечь крупных инвесторов, то должна предложить им условия лучше, чем Россия», — полагает Ирина Точицкая.

По ее словам, сигналы, которые исходят от посольств зарубежных стран, говорят о том, что иностранные инвесторы зачастую не готовы приватизировать белорусские промышленные предприятия, доставшиеся стране в наследство от Советского Союза.

Судя по настроениям иностранных инвесторов, отмечает Точицкая, они готовы рассматривать сегодня не приватизацию, а гринфилдовские проекты (строительство технологически нового предприятия с нуля) в Беларуси.

«Этот вариант позволяет избегать рисков, связанных с вмешательством государства, и не обременять себя старым оборудованием и долгами, накопленными госпредприятиями», — резюмировала Ирина Точицкая.