Беларусь — Сербия. Идеологии — меньше, рынка — больше

Наличие особых отношений между Беларусью и Сербией получило очередное подтверждение, однако существенного расширения торгово-экономического сотрудничества это не гарантирует.

В апреле 1917 года послом Беларуси в Сербии стал Валерий Брылев. На снимке – белорусский дипломат (справа) вручает верительные грамоты президенту Республики Сербия Александру Вучичу. Фото: сайт посольства Беларуси в Сербии

 

Минск поддерживает Белград, но без фанатизма

На днях в отношениях между Минском и Белградом произошло несколько заметных событий. 28 марта состоялся телефонный разговор Александра Лукашенко и Александра Вучича. Согласно официальному сообщению, тот пригласил коллегу совершить визит в Сербию, проинформировал его о подробностях конфликта в Косово и попросил в ближайшие дни принять своего спецпредставителя.

Спецпредставитель — заместитель председателя правительства и министр внутренних дел Сербии Небойша Стефанович — действительно не заставил себя ждать, оказавшись в гостях у белорусского лидера уже на следующий день.

Белорусские государственные медиа, как обычно, основное внимание уделили стандартным заявлениям партнеров — о дружбе двух славянских народов, «совпадении позиций стран в сфере политики, по вопросам региональной и международной повестки дня». Между тем можно не сомневаться, что поводом для столь интенсивных контактов послужил конфликт в Косово.

26 марта спецназ косовской полиции ворвался в административное здание в центре сербского анклава Косовска-Митровице, где проходило заседание круглого стола по косовской проблематике, и в весьма жесткой форме задержал Марко Джурича, директора канцелярии по Косово и Метохии в правительстве Сербии. Он был обвинен в незаконном въезде в Косово и депортирован.

Вучич назвал происшедшее «грубой провокацией и тяжелым преступлением». Он связался с Владимиром Путиным, и российское внешнеполитическое ведомство «решительно осудило» действия Приштины.

Поведение Кремля вполне понятно: Сербия является кандидатом на вступление в Евросоюз, а Москва изо всех сил старается воспрепятствовать дальнейшему расширению ЕС и одновременно усилить свое влияние на Балканах.

Складывается впечатление, что Белград хотел бы добиться поддержки и от Минска. Однако, хотя 30 марта состоялась встреча главы белорусской дипломатии Владимира Макея с сербским послом в нашей стране Велько Ковачевичем, соответствующего заявления белорусского МИДа до сих пор не появилось. Министр подтвердил неизменность позиции Беларуси по вопросу территориальной целостности Сербии, подчеркнул готовность и впредь оказывать ей поддержку на международных площадках. Но не более.

Таким образом, белорусское руководство, похоже, продолжает демонстрировать некоторую отстраненность от политики Кремля.

Следует признать, что иное поведение выглядело бы не очень логичным в свете стараний Минска нормализовать взаимодействие с Западом. Очередным свидетельством чего стал недавний и вроде бы весьма содержательный официальный визит министра иностранных дел в Великобританию.

 

Торговля нестабильна

Вместе с тем, ставить под угрозу белорусско-сербские экономические связи тоже нет никакого резона. Не случайно в своем разговоре первые лица помимо политических проблем обсуждали и пути увеличения товарооборота.

Тем более что достижения последнего времени на этом направлении создают предпосылки для определенного оптимизма. Так, в минувшем году взаимный товарооборот вырос более чем в два раза и достиг 240 млн долларов. При этом белорусский экспорт увеличился в 3,5 раза, что обеспечило положительное сальдо в 46 млн. долларов.

Правда, тем самым удалось лишь почти вернуться на уровень двухлетней давности, когда те же показатели были рекордными и составляли, соответственно, 255 и 48 млн долларов.

То есть до полумиллиардного рубежа, намеченного во время посещения Беларуси тем же Вучичем год назад (тогда еще в ранге премьер-министра), еще довольно далеко.

Да и вообще торговля нашей страны с государствами бывшей Югославии не характеризуется высокой стабильностью. Например, Черногория обычно не входит в список белорусских внешнеторговых партнеров. Однако в 2014-м она туда попала, причем импорт из нее составил аж 61 млн долларов, тогда как экспорт — всего 80 тысяч долларов. В 2015-м похожий неожиданный скачок имел место в торговле с Македонией — 170 млн долларов оборота при отрицательном сальдо в 165 млн долларов.

В целом рекорд товарооборота с постюгославскими республиками был поставлен в 2015-м — свыше 600 млн долларов. Но и отрицательное сальдо оказалось рекордным — 242 млн долларов. Для сравнения: в прошлом году — соответственно, 385 млн и минус 36 млн долларов.

Возвращаясь к Сербии, можно, по-видимому, сделать вывод, что официальный Минск будет до последнего поддерживать ее территориальную целостность, но этим дело и ограничится. Пригласив Лукашенко, Белград показывает, что, по крайней мере пока, такая позиция сербскую сторону более или менее устраивает.

В то же время Сербия уже абсолютно рыночная страна, так что сохраняющаяся идейная близость вряд ли окажет серьезное стимулирующее влияние на сотрудничество в экономической сфере.

Не исключено, конечно, что братья Каричи — сербские бизнесмены, которых с белорусским руководством связывает давняя дружба, продолжат осуществлять у нас свои немалые по здешним меркам инвестиции. Однако поскольку направлены они преимущественно в строительство, в том числе громадных торговых комплексов и бизнес-центров, в сегодняшних условиях это вряд ли даст значительный эффект.