До 13 лет колонии: обвинение просит посадить гомельских таможенников

28 марта в суде Центрального района Гомеля закончилось судебное следствие, которое тянулось с июля прошлого года, и прошли прения по делу бывших гомельских таможенников.

В деле — 18 обвиняемых: старшие оперуполномоченные Гомельской таможни, начальник отдела по борьбе с контрабандой, руководители и работники частных предприятий, индивидуальный предприниматель, официантка придорожного кафе. Практически в полном составе в наручниках оказались два отдела таможни — оперативно-поисковой и по борьбе с контрабандой. Таможенников обвиняют в создании организованной группы, даче и получении взяток на белорусско-российской границе, а также в злоупотреблении служебными полномочиями.

Большинство обвиняемых таможенников не признают вину, заявляют, что дело было сфабриковано, при задержании и во время предварительного расследовании сотрудники КГБ угрожали и издевались над ними.

Многие обвиняемые находятся в СИЗО уже более двух лет.

 

Прокуратура поверила сотрудникам КГБ на слово

На последнем заседании перед началом прений судья озвучил ответ из прокуратуры. В надзорное ведомство таможенники обращались с требованием разобраться с сотрудниками КГБ, которые во время предварительного следствия применяли к ним физическое и психологическое давление.

Ответ за подписью сотрудника прокуратуры Сергея Дубовца гласит, что в возбуждении уголовного дела отказано в виду отсутствия состава преступления.

На суде о применении физического и психологического давления заявляли 12 из 15 обвиняемых таможенников. Они говорили, что под давлением КГБ написали явки с повинной, в которых оклеветали себя и коллег.

«Прокурор Дубовец, который давал ответ по проверке сотрудников КГБ, посчитал действия чекистов правомерными, а основным доказательством было их объяснение — «они настоящие офицеры и не могли этого сделать, это противоречит их кодексу чести», — заметили родственники бывших таможенников.

 

«Все взятки привозились в отдел, вываливались на стол и делились в равных долях»

Государственное обвинение уверено, что вина таможенников в совершении коррупционных преступлений полностью доказана.

«Достоверно установлено, что Александр Исаченко в 2010 году организовал и возглавил организованную преступную группу из числа сотрудников отдела по борьбе с контрабандой, и позже к ним присоединились сотрудники оперативно-поискового отдела», — отметил прокурор.

По его словам, после увольнения Исаченко группу возглавили Владимир Скрабовский и Дмитрий Погарцев. На то время Погарцев уже не работал на таможне, но, считает следствие, несмотря на это, таможенники дружно подчинялись бывшему коллеге.

Обвинение в основном ссылается как на доказательства вины на явки с повинной, от которых таможенники на суде отказались, заявив о том, что написаны они были под физическим и психологическим давлением со стороны следователей КГБ. Но отказ от явок прокуратура расценила как попытку уйти от ответственности, «реабилитировать себя в глазах бывших коллег».

По версии прокуратуры, все взятки свозились в отдел, вываливались на стол и делились: то в равных долях между всеми сотрудниками отдела, то половину отдавали начальнику отдела Исаченко — «подбрасывали под дверь его кабинета в белом конверте» или клали в средний ящик его рабочего стола.

Представитель прокуратуры, основываясь на явках, заявил, что на таможне был «общак», но в 2015 году он уже не существовал, а взятки брали просто кто сколько хотел.

Для Александра Исаченко гособвинение запросило 11 с половиной лет лишения свободы. Для Погарцева — как второго руководителя преступной группы — 13 лет.

Прокурор объяснил, что хоть Погарцев не являлся на тот момент должностным лицом, но разъяснения к законодательству допускают, что в организованные преступные группы могут входить и недолжностные лица.

«Погарцев — один из руководителей, так как его деятельность носила системный и координированный характер, он определял, кто сколько получит, говорил таможенникам, какой автомобиль пропускать», — заметил в прениях прокурор.

Для Владимира Скрабовского прокурор запросил пять лет лишения свободы. Скрабовский на следствии и суде признавал вину в получении взяток, но не в участии в организованной группе и руководстве ей.

 

В свидетелях — контрабандисты, валютчики, «металлисты»

Многие эпизоды обвинения сформулированы предельно неконкретно — «в неустановленном месте, в неустановленное время получил от неустановленного лица за проезд неустановленного транспортного средства взятку».

Ничего странного в таких формулировках прокуратура не видит: «Это не установили из-за давности, но мы проанализировали, были типичные нарушения».

Одна из контрабандисток, гражданка Украины Елена Швед, проходящая по делу как свидетель, на суде утверждала, что давала деньги за помощь при пересечении границы только Дмитрию Пограцеву, причем в то время, когда он уже не работал на таможне, но эпизоды получения взяток от гражданки Украины легли в обвинение многим таможенникам.

Гражданку Швед, кстати, раньше звали совсем по-другому — Людмила Гончаренко. Она неоднократно попадалась таможенникам и пограничникам за контрабанду. Ей был запрещен въезд в Беларусь. Но это препятствие на пути своего бизнеса она легко обошла — изменила имя и фамилию и получила чистый паспорт.

Еще один свидетель — гражданин Беларуси, промышлявший поставкой украинских товаров на гомельские рынки. В 2009-2010 годах он неоднократно попадался таможенникам, у него изымался товар, в связи с чем он писал многочисленные жалобы, в том числе и в КГБ.

Чекисты по его заявлениям проводили проверки, но в возбуждении уголовных дел отказывали, заявляя о честности и неподкупности таможенников. Однако сейчас заявления данного гражданина легли в основу обвинения.

Обвиняемый Сергей Савельев просил суд истребовать из таможни дела оперативного учета в отношении украинских и белорусских контрабандистов, которые, как утверждает следствие, давали взятки таможенникам и являются свидетелями на суде.

«Истребование дел из таможни позволит дать характеристику гражданам, оценить мою работу, установить причинно-следственные связи между тем, что я неоднократно фиксировал нарушения законодательства со стороны этих граждан, был инициатором запрета на въезд в Беларусь, следовательно, они имели ко мне неприязнь. Это позволит доказать, что я невиновен», — заявил Савельев.

Однако судья отклонил данное ходатайство.

Прокуратура показания свидетелей — контрабандистов, валютчиков, нелегальных перевозчиков металлолома — называет последовательными, логичными, взаимодополняющими, «им можно доверять». А показания бывших таможенников расцениваются как «попытка уйти от ответственности».

 

За 20 долларов взятки — пять лет?

В судебных прениях представители государственного обвинения заявили, что вина всех обвиняемых доказана в полном объеме и попросили суд приговорить их к наказанию от штрафа до 13 лет лишения свободы.

Минимум запросили для тех, кто давал взятки — это предприниматель Артур Джалунян (штраф — 24,5 тысячи рублей), нелегальный перевозчик металлолома Юрий Денисовский (штраф — 36 тысяч рублей). Любовь Новикову, работницу придорожного кафе, за посредничество просят приговорить к 4 годам ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа.

По 5 лет ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа прокуратура запросила для Дмитрия Васюченко и Василия Раковца, которые признавали вину и «активно способствовали выявлению преступлений, изобличению других участников преступлений».

Такая позиция прокуратуры возмутила родственников бывших таможенников.

«У Васюченко и Раковца больше всех эпизодов получения взяток! Но для них прокуратура просит «химию». В прошлом году судили мозырских таможенников, они с первого дня и вину признавали, и сотрудничали со следствием, но их приговорили к шести с половиной годам лишения свободы! Получается — устраивайся в таможню, бери взятки, и отделаешься потом «химией»? У Валерия Качковского идет один эпизод, который он не признает, — двадцать долларов. Но для него прокуратура запросила пять лет», — прокомментировали родственники.

Не признал вину и Николай Куклин. Он во время суда находился не под арестом. Для него прокуратура затребовала пять лет.

По 8 лет заключения прокуратура запросила для Сергея Баслыка, Сергея Савельева, Николая Емельянченко, Вячеслава Якушева и Дмитрия Коробкина.

Остальным обвиняемым прокуратура просит по 6-7 лет заключения, всем — с конфискацией имущества и лишением специального звания инспекторов таможенной службы.

«Весь суд был полностью абсурдным, так что мы не удивились, что прокуратура запросила такие сроки. Не удивились бы также, если бы сейчас всех выпустили», — прокомментировали родственники таможенников.

 

На следующих заседаниях обвиняемые выступят с последним словом, затем суд огласит приговор.