Студентка, которой Лукашенко подарил ручку, записала песню о любви

«Я стояла боком, уже слышала голос, понимала, что сейчас мне придется петь перед ним. Такой мандраж внутри, было очень страшно».

20 марта во время встречи с творческой молодежью Александр Лукашенко подарил свою позолоченную чернильную ручку 19-летней студентке факультета музыкального искусства Белорусского государственного университета культуры и искусств Елизавете Запеке. Этой ручкой девушка по просьбе главы государства записывала вопросы, которые ему задавали.

Встреча с президентом так эмоционально всколыхнула девушку, что на вдохновении она завершила, наконец, работу над сольной композицией «Не раз делимы». Это совместный проект Елизаветы Запеки и Павла Юшина (Pavel Rize), который называется BONi.KA.

Сегодня состоялась интернет-премьера композиции, одной из площадок для премьеры стали Naviny.by.

 

 

А накануне мы поговорили с Елизаветой о белорусской музыке, «Евровидении» и, конечно, о встрече с президентом.

Вы с Александром Лукашенко успели пообщаться?

— Это все было на виду, мы пообщались только, когда он мне предлагал ручку и блокнот, чтобы я записывала. Потом, в шутливой форме спрашивал, не устала ли я слушать разговор. В зале посмеялись. А так лично — нет, мы не общались.

И как впечатление?

— Сразу было очень волнительно. Когда мы были еще на выставке, я стояла в бальном платье, исполняла номер из мюзикла. Я стояла боком, уже слышала голос, понимала, что сейчас мне придется петь перед ним. Такой мандраж внутри, было очень страшно. Но когда он подошел к нам, начал смотреть на нас, спросил, почему мы не зовем его на спектакль, волнение пропало, я выдохнула, спела. А когда ему понравилось, как мы спели, стало совсем комфортно.

Как вы вообще попали на эту встречу?

— Просто на кафедре в университете предложили.

Но песню вы написали до этой встречи?

— Песня писалась с января. У нас сразу было желание делать проект, мы написали песню. Но спустя месяц-полтора появились посторонние дела. Песня была готова, но мы ее не сводили, просто не было вдохновения. А так мы ее за три дня написали, записали демку. По планам была запись, мы записывали два раза, потому что первый раз не нашлось настроения, вроде пелось, но не хватало эмоций.

Включилась, и второй раз записали. Потом опять было затишье, то работа, то еще что-то. А потом, после встречи с президентом, загорелись снова, решили, что тот самый момент, когда надо всё доделать.

Давайте про саму песню немного поговорим. Что за стиль?

— Это поп, но там есть элементы других жанров. Очень простые слова, всё пережито, всё просто. Основано на реальных событиях. По звуку, я думаю, белорусам будет близко. Там есть элементы, сделанные голосом, но непонятно, что это голос. Когда я показывала ребятам, которые согласились поработать над обложкой, они сказали, что даже есть что-то народное такое.

Как думаете, в Беларуси можно зарабатывать музыкой?

— Мне кажется, можно. Если есть хороший материал, то почему нет. Главное — добиваться хорошего звука и делать качественный продукт.

Есть пример Александра Солодухи, который обзванивает предприятия, чтобы продать билеты на свои концерты. Так можно зарабатывать?

— Мне кажется, нужно делать что-то непохожее на остальное. Сейчас много хорошего материала выпускается, и белорусского в том числе. И уже сейчас есть конкуренция, тут нужно выделяться чем-то необычным, хорошим уровнем. Чтобы все услышали и сказали: «Ух ты, это белорусы делают!».

Из белорусских исполнителей можете назвать лучших?

— IOWA, Макс Корж, Lima Osta, Mikita, Ян Ярош. По уровню они делают хорошо.

А кто из белорусских музыкантов сейчас узнаваемый вне Беларуси?

— IOWA, «Ляпис Трубецкой», «J:Морс».

На каком языке в Беларуси лучше петь: на русском или на белорусском?

— Актуально и то, и то. Вот сегодня утром я слушала Mikita, он классно на белорусском поет. Но мы решили, что пока будем работать на русском, чтобы выходить на СНГ. Может, потом на английском попробуем.

Как вам выступление белорусов на «Евровидении» в последние годы?

— Navi очень классно смотрелись. Это мои фавориты. Они как-то попали и нашли то, что нужно. Я, кстати, долгое время Полину Республику слушала, пыталась писать песни похожие.

Вы верите, что есть «черные списки» музыкантов?

— Возможно, да. Думаю, что это не совсем правильно. У всех должно быть право выступить.

Чем вы занимаетесь помимо учебы?

— Я преподаю вокал. И, если можно назвать это работой, работаю в мюзиклах, мы там проходим практику как настоящие артисты, зрители покупают билеты, это хорошая практика для артистов. Вся жизнь в музыке, все с этим связанно.

 

 

Фото Сергея Балая