Военные сборы. «Вручаем повестку — покупают больничный или уходят в отпуск»

У минчанки, которой через два месяца рожать, призвали мужа. Она считает, что военкомат имел возможность пойти ей навстречу.

В Беларуси заканчивается, к облегчению многих, призыв резервистов на военные сборы. «Партизанов» ставят под ружье в связи с объявленной президентом проверкой Вооруженных сил. Для большинства призванных военные сборы сродни катаклизму — ломаются рабочие, личные и семейные планы.

Призванные на сборы резервисты уже прибыли в военные части. Фото vsr.mil.by

 

«Рождение здорового ребенка не считается уважительной причиной для отсрочки от сборов»

37-летнего Алексея Гиля отправили на сборы 21 марта. Его жена Светлана Гавриченкова ждет первого ребенка — находится на 31-й неделе беременности. А в конце февраля у нее умерла мама.

«Не прошло даже 40 дней после смерти мамы, я осталась совершенно одна. Я говорила об этом военному комиссару Заводского района полковнику Александру Высоцкому, но он посчитал это неуважительной причиной. Именно он мог согласно статье 71 освободить моего мужа от сборов. Выходит, что сборы являются важным мероприятием, а рождение здорового ребенка — это не актуально», — рассказала Светлана корреспонденту Naviny.by.

Любопытно, что 21 марта Алексей Гиль пошел в военкомат, чтобы выяснить судьбу своего заявления, в котором он просил освободить его от сборов по уважительным причинам, а его поставили в строй.

В военкомате, по словам Светланы, объяснили, что ее муж «является самым важным звеном, без него сборы не состоятся», и предложили ложиться на сохранение беременности, если возникнут проблемы.

Алексей Гиль работает в охранной сфере, в армии отслужил положенные полтора года, а потом еще шесть месяцев по контракту.

Светлана исходила много кабинетов, чтобы доказать, что ее муж не может быть призван — и по здоровью, и по жизненным обстоятельствам.

«Они говорили мне, что зато в следующий раз не призовут Алексея на сборы. Однако мне мой муж нужен сейчас! Мне надо спокойно выносить нашего ребенка, мне некому помочь, кроме мужа!» — говорит женщина.

Заместитель начальника мобилизационного отдела Военного комиссариата Заводского района майор Артем Примоченко в комментарии для Naviny.by отметил: «Закон «О воинской обязанности и воинской службе» прописывает, когда человека могут освободить от сборов. Всё прописано в статье 71 «Освобождение от прохождения военных и специальных сборов». В отдельных случаях при наличии уважительных причин решение об освобождении от прохождения военных и специальных сборов может быть принято военным комиссаром района (города) по иным основаниям».

Что касается истории Светланы и Алексея, то жизненные обстоятельства ее семьи с точки зрения закона «основанием для освобождения от прохождения сборов не являются».

«Если бы на одно место было два человека, в первую очередь отправили бы не его [Алексея]. Однако военному комиссару надо выполнять задачу, поставленную президентом, а законных оснований для отсрочки нет», — сказал Артем Примоченко.

Однако Светлана не собирается сдаваться — 21 марта она отправила письмо в Администрацию президента, а 22 марта — в Министерство обороны. Она хочет услышать от высокопоставленных должностных лиц, почему в Беларуси более важным является призыв на сборы, чем благополучие семей.

 

Сборы влетают в копеечку

Всего, как сообщили в Министерстве обороны, на сборы из запаса будет призвано до двух тысяч человек. Призывают на месяц.

Позже каждый призывник получит среднемесячную зарплату. Платить будет организация, где призывник работает, но не за свои — расходы компенсирует Министерство обороны из бюджетных средств, специально для этого предусмотренных.

Если предположить, что каждый из призванных на сборы двух тысяч человек получит среднюю зарплату по стране (859 рублей в январе), то на компенсацию зарплат из бюджета пойдет 1 718 000 рублей. А если добавить к этому затраты на питание, обмундирование, то сборы обойдутся казне в круглую сумму.

 

«Чтобы набрать 200 человек, оповещали три тысячи»

В Заводском районе Минска уже отправили последний этап военнослужащих запаса, количество призванных не разглашается. Известно, что рядовых забирали в возрасте до 50 лет, а набор шел тяжело.

«Чтобы набрать 200 человек, оповещали три тысячи. Люди не идут, а как только мы вручаем повестку, покупают больничный. И даже не скрывают этого. Еще уезжают в командировки и уходят в отпуска», — рассказал майор.

По его словам, призываемые на сборы женщины реагировали гораздо спокойнее: «Женщины намного более дисциплинированы, вообще не ныли, не плакали, только с грустными глазами. Тяжело им было, видно. Мужики как-то похуже. Условия на месте проживания создаются в соответствии с нормативно-правовыми актами».

По информации Минобороны, в этот раз на сборы будут призванные около пятидесяти военнообязанных женщин, в основном, медицинских специальностей.

Весь призыв на сборы комиссариаты провели в зоне конфликта, как, впрочем, происходит и с призывом на срочную службу. Отличие — о ней люди узнают заранее, а здесь выдергивали прямо из жизни: «Если нигде не прятался, мог за неделю узнать. Были случаи, когда и за два, за три часа человек узнавал».

Сегодня призыв воспринимается неправильно, считает Артем Примоченко: «Люди не воспринимают службу как конституционный долг гражданина. Мы же не призываем на 20 лет. Если есть малейший шанс, военный комиссар идет навстречу. Однако с таким нежеланием идти на сборы мы даже резерв не можем создать. Если бы был полноценный резерв, мы могли бы рассматривать и семейные обстоятельства, и необходимость уехать в отпуск и так далее».

Для многих, кому сейчас удалось избежать сборов, после их окончания проблемы могут только начаться. Комиссариаты намерены отреагировать на факты уклонение от призыва. «Мы обязаны реагировать, и будем это делать», — заявил Артем Примоченко.