Олимпийское собрание. Лукашенко обещает «серьезный разговор» по Пхенчхану

У многих тренеров и спортивных функционеров перед собранием Национального олимпийского комитета на душе очень неспокойно.

На Олимпиаде в Пхенчхане белорусская сборная завоевала три награды — два золота и серебро. Медальный улов вроде бы неплох — второй по успешности результат на зимних Играх в суверенной истории. Да и 15-е место в общем зачете тоже выглядит вполне солидно. Однако перед заседанием Национального олимпийского комитета (оно, по информации Naviny.by, запланировано на начало апреля с участием Александра Лукашенко) у функционеров и чиновников из Минспорта и федераций, тренеров, спортсменов есть поводы для тревоги.

Александр Лукашенко не в восторге от выступления белорусской команды на Олимпиаде в Пхенчхане. Фото пресс-службы президента

Судя по всему, глава государства, который по совместительству является президентом НОК, не совсем удовлетворен результатами белорусов на Играх. Такой вывод можно сделать на основании ряда его высказываний.

«Готовь сани летом так, чтобы зимой нормально выступать. Провалили межсезонье: тяжело, лишние нагрузки, перегружены... Оказалось, что не способны бежать. Вот в чем вся проблема, я думаю. Слабая работа тренеров, и не было железного спроса у федераций», — сказал Лукашенко.

Была со стороны президента и адресная критика. Особенно «прилетело» биатлонистам-мужчинам: «Это позор! Мужики не могут страну порадовать».

Досталось и тренерскому штабу фристайлистов. И это несмотря на то, что в Пхенчхане Анна Гуськова завоевала золото, а еще одного фаворита соревнований белоруса Антона Кушнира нагло «сплавили».

«Да мы бы и вторую медаль золотую в мужской лыжной акробатике взяли, если бы тренеры дурью не маялись. Не нужно было Станиславу Гладченко прыгать такую сложную программу. Он уже фактически бронзовым был. Прыгни свой прыжок — и на третьем месте», — сказал президент.

Еще Александр Лукашенко, явно с намеком, привел в пример паралимпийцев: «Я очень много смотрю трансляций с Паралимпиады, когда есть возможность, нет — в записи смотрю. Я просто влюбился в этих людей. Это же мужественные люди! Как они борются! Если бы наши спортсмены «без ограничений» так выступали, у нас бы по 30-40 медалей было».

А для тех, кто намеки не улавливает, Лукашенко сказал прямо: «В ближайшее время у нас состоится очень принципиальный, серьезный разговор на злобу дня с руководителями федераций зимних видов спорта, председателями наблюдательных советов, которые возглавляют генералы и министры. Сегодня они смотрят, как выкрутиться. Ничего у них не получится. Мы, в конце концов, тратим народные деньги, и немалые».

Почему же президент столь суров в своей оценке нынешней Олимпиады, которая, повторимся, по количеству и качеству наград уступает лишь Играм в Сочи?

Возможно, именно из-за последних. На фоне пяти золотых и одной бронзовой медали в 2014 году два золота и серебро в 2018-м выглядят относительно скромно. А к хорошему, как известно, привыкаешь быстро.

Вероятно, масла в огонь невольно подлили своим мощным выступлением в Пхенчхане наши паралимпийцы (лучший результат в истории — 12 медалей: по четыре каждого достоинства).

В спортивных кулуарах рассматривают и более прагматичную версию не лучшего настроения главы государства. В медальном зачете по сравнению с Сочи белорусы недобрали три золотые медали, а призовых, между тем, стране придется выплатить больше: золотая медаль в биатлонной эстафете — четыре спортсменки, золото Гуськовой и серебро Домрачевой. Эта теория не очень смахивает на правду, учитывая, что Лукашенко на спорт средств никогда не жалел. Но, как говорится, никогда не стоит недооценивать то, в чем замешаны деньги. И деньги немалые.

Как бы то ни было, представители зимних видов спорта сидят перед заседанием НОК, словно на иголках. Впрочем, пускай поерзают и понервничают.

Абстрагируясь от успехов женского биатлона и фристайла, во всем остальном — если не мрак, то полумрак уж точно.

Что творится с мужским биатлоном? Почему за два десятка лет в лыжных гонках, горнолыжном и конькобежном спорте (а ведь была бронза Игоря Железовского в Лиллехаммере) не появилось конкурентоспособных атлетов?

Будет интересно послушать ответы представителей федераций и тренеров на эти вопросы на заседании НОК. Уверен, что большинство из них снова будут отмазываться, уходить от ответственности: опустив глаза в пол, заявлять, мол, нет талантов или подготовка оказалась не той.

Но чья, черт возьми, это работа: искать и раскрывать таланты, выводить их на пик формы к главному старту четырехлетия?

Безусловно, спортсменов с потенциалом олимпийских чемпионов и призеров отнюдь немного, они как грибы после дождя не растут, готовые сразу же покорять пьедесталы топовых соревнований. Но они есть. Их надо уметь искать и приготовить (употребим это слово, раз уж провели параллель с грибами). И это задача Минспорта, федераций и тренеров! А заявлениями о том, что талантов нет, тренеры и функционеры, на мой взгляд, расписываются в собственной несостоятельности.

Возьмем тот же фристайл, который не возвращается без медалей с шести (!) Олимпиад подряд. И особенно показательно нынешнее золото, добытое несмотря на смену поколений в команде, завоеванное представительницей уже «свежей крови» белорусских фристайлистов.

Тот же Станислав Гладченко, которого Лукашенко, впрочем, как и все мы, так хотел видеть на пьедестале, тоже из фристайлистов новой волны.

А что касается критики президента в адрес тренерского штаба по поводу Гладченко, то в недавнем интервью Naviny.by главный тренер сборной по фристайлу Николай Козеко объяснил, почему был выбран именно тот прыжок.

«Пройти на пьедестал легким прыжком, который был у него в арсенале, Станислав не мог, мы математически просчитали этот вариант, так как имели уже результаты трех прыгнувших соперников. Из двух прыжков, между которыми был выбор, он мог прыгнуть попроще и надеяться на неудачу китайца. Мы с ним поговорили. Станислав сказал: нет, идем только на золото и прыгаем самый сложный. Он не хотел быть вторым, понимаете?! Президент же в своей критике абсолютно прав. Тактически действительно напрашивался более простой прыжок. Но, повторюсь, Станислав захотел идти на золото, и я поддержал его порыв. Да, беда в том, что до Олимпиады мы не освоили с ним прыжок с двойным пируэтом в третьем сальто. Но тут были объективные причины. У Станислава была операция, и ему определенные элементы были противопоказаны, поэтому этот прыжок мы не пробовали», — разложил по полочкам Козеко.

Кстати, соревнования по фристайлу в Пхенчхане, а именно «слив» Кушнира, подняли еще один важный аспект современного спорта, который неплохо бы рассмотреть на заседании НОК.

Случай с Кушниром не первый, когда Беларусь страдает от подковерных игр. Можно вспомнить мужскую биатлонную гонку в Нагано в 1998-м: представители Норвегии и Германии, понимая, что их спортсмены проигрывают на дистанции уже финишировавшему с отличным результатом нашему биатлонисту Александру Попову, сумели добиться отмены гонки по погодным условиям и аннулирования результатов.

В 2006-м в Турине судьи за менее технично исполненный и менее сложный прыжок отдали золото китайскому фристайлисту, а Дмитрия Дащинского поставили на второе место.

Между тем на Играх в Солт-Лейк-Сити в 2002-м после поднятого в СМИ скандала был выявлен сговор судей в фигурном катании, и канадским фигуристам был вручен второй комплект золотых наград.

Очевидно, что спортивный Олимп покоряется не только усилиями тренеров и спортсменов, но и юридически подкованными представителями спортивных федераций. Иметь и готовить таких специалистов сегодня просто необходимо.

В общем, судя по настрою президента и обилию вопросов, заседание НОК обещает быть не менее жарким, чем сама Олимпиада.

  • Одних дубоу выгонят, других поставят, а воз и ныне там. Вы, друзья, как не садитесь, у музыканты не годитесь)