Почему белорусы хотят, но не рожают детей

Созданная в Беларуси система мер поддержки семьи требует модернизации.

В белорусских семьях могло бы быть больше детей, если бы женщины рожали столько, сколько хотят. Что им мешает?

Фото pixabay.com

 

Рожают позже и меньше

Чем выше у женщины возраст рождения первого ребенка, тем ниже средний уровень рождаемости. Прямая связь между количеством детей и возрастом матери при рождении первого ребенка была установлена в ходе масштабного социологического исследования, которое проводилось в Беларуси в апреле-ноябре 2017 года. В исследовании приняли участие более 10 тысяч человек.

В случае рождения первого ребенка в возрасте старше 24 лет средний уровень рождаемости значительно сокращается: для родивших в интервале 25-29 лет он составляет 1,65, а после 30 лет — 1,32. Соответственно, в случае рождения первого ребенка в более старшем возрасте, вероятность появления на свет второго и третьего снижается.

Характерно, что чем образованней женщина, тем позже она заводит детей. К 23 годам вероятность иметь хотя бы одного ребенка составляет для женщин с высшим образованием 44,7%, средним специальным — 65,7%, средним и базовым — 70%. На уровень 70% женщины с высшим образованием выходят к 28 годам.

Для всех женщин вне зависимости от возраста и образования одним из наиболее значимых факторов являются условия проживания, то есть доступность жилья. Особенно это важно для тех, кто собирается рожать второго и третьего ребенка.

При этом белорусские семьи очень нетребовательны в части материального благополучия. 60% семей, которые планируют завести ребенка в ближайшие три года, имеют доход от 600 до 1500 рублей в месяц.

В Беларуси наблюдается такая же тенденция, как и во всей Восточной Европе — женщины хотят в большинстве своем двух детей, но рожают одного, отметила региональный директор ЮНФПА региона Восточной Европы и Центральной Азии Аланна Армитаж.

Отметим, что два ребенка в семье — это уровень рождаемости, позволяющий сохранить простое воспроизводство населения. Если меньше — без привлечения потоков мигрантов население будет уменьшаться.

Самая распространенная модель репродуктивного поведения белорусов (ей следовали 20% опрошенных) такая: дети рождаются с относительно небольшим промежутком времени (в среднем разница между детьми четыре года). Первый ребенок ранний — до 25 лет у женщины и до 27 лет у мужичины.

Традиционная модель, которой следует 14% населения, наиболее распространена у средних поколений. Первый ребенок появляется у женщин до 25 лет и у мужчин до 27 лет. Детей в семье двое и больше, разница в возрасте небольшая.

Самой современной моделью (13% населения) исследователи назвали ту, где растят одного позднего ребенка.

К 30 годам имеют хотя бы одного ребенка половина женщин, к 40 годам этот показатель увеличивается до 71%.

 

Нужна новая семейная политика

Государство заинтересовано, чтобы детей было больше. При этом вопрос регулируемой рождаемости является наиболее сложным и неоднозначным в демографической политике, отметила* министр труда и социальной защиты Ирина Костевич.

По ее словам, созданная система мер поддержки семьи в Беларуси многовекторная, однако она требует модернизации с учетом всех демографических факторов. Среди них министр выделила, прежде всего, снижение числа женщин репродуктивного возраста.

«Принятые ранее меры вызывают эффект привыкания и уже не оказывают стимулирующего воздействия на репродуктивную обстановку, — сказала Ирина Костевич. — В современных условиях укрепление института семьи, создание благоприятных условий для рождения и воспитания детей является для нашей страны стратегической задачей. Вместе с тем для того, чтобы двигаться вперед, необходимо понимать, какие процессы происходят в современной белорусской семье, как меняются репродуктивные установки. Обладая научными знаниями на этот счет, можно выработать адекватную семенную политику».

Министр отметила, что результаты прошлогоднего социсследования станут основой дорожной карты в сфере семейной политики.

Международные эксперты отмечают, что финансовые меры поддержки сами по себе в долгосрочном периоде не работают, необходима политика по выравниванию возможностей мужчин и женщин на рынке труда.

Научный работник Венского института демографических исследований Анна Матысяк привела пример демографической политики Российской Федерации, суть которой была как раз в финансовой помощи.

«Рождаемость в поколении тех, кому сейчас 40 лет, не выросла, — сказала эксперт. — Финансовая поддержка имеет воздействие в момент приятия мер. Однако для эффективной демографической политики необходимо развитие соцуслуг и поддержка женщин на рынке труда с целью возможности совмещения работы и семейных обязанностей. Если женщины будут выдавливаться с рынка труда из-за необходимости быть дома с детьми, в будущем станут зависимыми от социальных трансфертов».

Кроме того, необходимо активнее работать по вовлечению мужчин в семейную жизнь в части разделения домашних обязанностей.

«Мужчины довольны существующим положением вещей в семье, когда большая часть обязанностей по дому лежит на женщине. Однако женщин это уже не устраивает», — отметила Аланна Армитаж.

В этом смысле как положительный можно рассматривать пример Швеция, сказала Анна Матысяк.

«В Швеции с 60-х годов начали приниматься меры по поддержке семьи не как реагирование на снижение количества деторождений, а для поддержки женщин на рынке труда. При этом во время отпуска по уходу за ребенком выплачивается пособие, размер которого зависит не от среднего заработка в стране, а от заработка женщины или мужчины, которые находятся в этом отпуске», — отметила эксперт.

В Швеции поддерживали женщин и развивали сервисы для детей разных возрастов одновременно. Государством было сделано многое и для стимулирования участия мужчин в жизни семьи.

В Беларуси хорошо развита и имеет широкий охват сеть государственных садиков. Однако она рассчитана на детей старше трех лет. В отношении же детей до трех лет система не так эффективна и, по оценочным расчетам, обеспечивает охват на уровне 19-20%. Система ясель для детей до года в стране отсутствует.

Воспитание и уход за ребенком до трех лет почти полностью смещены в семью. Другими словами, женщина может выйти из отпуска по уходу за ребенком в любое время, но вопрос, куда его девать, пока она работает, придется решать самой.

В таких условиях обсуждавшееся предложение об уменьшении периода отпуска по уходу за ребенком выглядит несвоевременным.

Поддержка семьи должна быть многовекторной с учетом потребностей молодого поколения и строиться на белорусских реалиях, заключила Анна Матысяк.

 

 

* В Минске 21-22 марта проходит региональный симпозиум по вопросам разработки научно-обоснованной семейной политики