Понять и простить. Фигуранты дела о «гнилом мясе» сказали последнее слово

В Гомельском областном суде продолжились прения по уголовному делу о порче 178 тонн сырья на Гомельском мясокомбинате. 21 марта обвиняемые выступили с последним словом.

По делу в качестве обвиняемых проходят бывший замминистра сельского хозяйства Василий Пивовар, экс-генеральный директор мясокомбината Ричард Стефанович, руководящие работники ветеринарных служб, должностные лица мясокомбината, сообщает БелаПАН

21 марта суд заслушал адвокатов и перешел к последнему слову обвиняемых. Адвокат начальника холодильного цеха Игоря Мельникова отметила, что ее подзащитный не мог не выполнять заданий, которые доводило ему руководство. Темпы поставок скота росли, руководство области требовало не останавливать убой, холодильные камеры нуждались в ремонте. Износ холодильников был 100%.

«Если бы все камеры были отремонтированы и использовались по назначению — никакого уголовного дела не было бы», — считает защитник.

Она отметила, что на комбинате была большая загрузка, а в результате «оптимизации» сократилось количество рабочих рук, из штатного расписания убрали технолога, не хватало площадей для хранения мяса. Мельников добросовестно исполнял свои обязанности, писал о перезагрузке холодильных камер служебные записки руководству, даже пытался уволиться, но руководство не подписало его заявление.

Адвокат попросила с учетом признания вины ее подзащитным, содействия следствию, малолетнего ребенка не лишать его свободы.

Ричард Стефанович, выступая с последним словам, рассказал, что сорок лет трудился на различных руководящих постах и везде характеризовался положительно.

«Работая директором, делал все, чтобы предприятие работало успешно, чтобы максимально извлекать прибыль, обеспечить достойную зарплату работникам, которых три тысячи человек, и чтобы увеличивать выпуск продукции <...> Мы обязаны были выполнять прогнозные задания, которые доводил облисполком», — объяснил бывший руководитель.

Стефанович подчеркнул, что не имел никакого умысла нарушить закон, совершить противоправные действия. Он рассказал о системе работы предприятия, когда руководство области доводило задания и поручения принимать скот на убой от сельскохозяйственных предприятий, несмотря на нехватку мощностей и свободных холодильных камер.

«Я обязан был принимать скот. Не мог остановить производство и сорвать тот ритм, который мы набрали», — заметил обвиняемый.

Он подчеркнул, что у руководства комбината не было никаких сомнений, что «продукция достаточного качества». По поводу гнилого мяса Стефанович сказал, что в одном цехе работает сорок обвальщиков, которые, как и их семьи, пользовались продукцией комбината, и если бы на переработку поступило недоброкачественное мясо, то «все уже бы знали об этом и это моментально стало бы известно общественности». «Я всегда добросовестно исполнял свои обязанности», — подытожил обвиняемый.

При вынесении приговора он просил учесть, что являлся ликвидатором аварии на ЧАЭС, имеет связанное с этим заболевание, инвалид третьей группы.

Главный ветврач комбината Игорь Семенов признал, что «своими действиями совершил преступление», он раскаивается в содеянном, но подчеркивает, что «не было никакого умысла совершать преступление».

При назначении наказания ветврач просил учесть, что не имел взысканий, всегда принимал активное участие в жизни общества и государства в целом, во время учебы был одним из основателей студенческого комитета БПСМ, а когда его не взяли по состоянию здоровья в армию — лично просил военкома направить его служить, отдать долг Родине. Также Семенов был донором и организовал сдачу крови работниками мясокомбината. У обвиняемого — престарелая мать, о которой некому позаботиться, кроме сына. Просил не лишать его свободы.

Василий Пивовар поддержал позицию своего адвоката, которая в выступлении приводила доводы о невиновности подзащитного.

Напомним, дело о порче 178 тонн говядины и свинины рассматривается с сентября прошлого года. Под уголовное преследование попали десять человек. Им предъявлены обвинения в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, служебной халатности, бездействии должностного лица.

Задержания происходили в декабре 2015 года после проверок мясокомбината, когда Комитет госконтроля и Администрация президента получили информацию о том, что на предприятии хранятся тонны испорченного мяса. Мясокомбинат не справлялся с переработкой поступавшего сырья. Мясом были забиты все холодильники, туши лежали прямо в коридорах.

КГК поручил проверить правдивость сведений Минсельхозпроду. Администрация президента перенаправила обращение в Гомельский облисполком, тот — в региональный комитет по сельскому хозяйству и продовольствию. Проверяющие действительно обнаружили в холодильных камерах мясо «темного, практически черного цвета, с неприятным запахом, загрязненное, порченное грызунами, с пометом грызунов». Всего в таком состоянии хранилось 178 тонн свинины и говядины на сумму более 7,2 млрд рублей до деноминации.

Однако контролеры ничего не предприняли, запрет на переработку и реализацию мяса не наложили, а часть испорченного мяса отправили на Оршанский мясоконсервный комбинат, где из него изготовили консервы — более 3 тысяч банок. Впоследствии они были изъяты правоохранительными органами.

Прокуратура запросила для обвиняемых от двух до шести лет лишения свободы и крупные штрафы — от 24 до 73,5 тысячи рублей.

Суд продолжится 12 апреля.