Дело Гомельского мясокомбината. Экс-директору грозит шесть лет за решеткой

Обвинение просит лишить свободы чиновников и ветврачей, виновных в хранении гнилой продукции на Гомельском мясокомбинате.

К шести годам лишения свободы может быть приговорен бывший гендиректор Гомельского мясокомбината, а прикрывавшему его экс-замминистра сельского хозяйства грозит два года. 15 марта в Гомельском областном суде состоялись судебные прения по резонансному уголовному делу о махинациях с мясом на местном мясокомбинате.

Бывший директор мясокомбината Ричард Стефанович закрывает лицо от фотокамеры

Уголовное дело о порчи 178 тонн говядины и свинины рассматривается с сентября прошлого года.

Под уголовное преследование попали десять человек — уже бывший заместитель министра сельского хозяйства Василий Пивовар, экс-генеральный директор ОАО «Гомельский мясокомбинат» Ричард Стефанович, ряд ветврачей, в том числе бывший замдиректора ветнадзора Александр Букин, бывшая начальник управления ветеринарии комитета по сельскому хозяйству и продовольствию облисполкома Алла Лазовская.

Им предъявлены обвинения в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, служебной халатности, бездействии должностного лица.

 

Директора предупредили, ревизоров напоили-накормили

Гомельский мясокомбинат не справлялся с переработкой поступавшего сырья. Мясом были забиты все холодильники, туши лежали прямо в коридорах. В конце концов о «темном, почти черном, покрытом плесенью, поврежденном грызунами, с экскрементами крыс» мясе стало известно компетентным органам. Начались проверки.

Но из Министерства сельского хозяйства и продовольствия директора Гомельского мясокомбината по-дружески предупредили о ревизорах, а представители ветеринарного управления комитета по сельскому хозяйству облисполкома также приняли активное участие в «отмазке» предприятия.

Ричард Стефанович стал названивать своим коллегам с просьбой срочно принять мясо с душком на переработку — своих мощностей на предприятии не хватало. В Калинковичах на мясокомбинате ему отказали, а вот в Орше согласились принять сырье на тушенку и даже успели выпустить три тысячи банок, которые позже были сняты с реализации.

Приезжавших в Гомель проверяющих из столицы всячески уговаривали не отображать в результатах проверки истинное положение дел, а в благодарность щедро угостили обедом, ужином и завтраком (в том числе с алкогольными напитками) в ведомственном кафе «Гранд».

На суде стало известно, что все суетливые действия чиновников в попытках спрятать гнилое мясо проходили под оперативным контролем правоохранительных органов.

Скандала, который был совсем не в тему, все же не удалось избежать. Не в тему, не к месту, не вовремя — потому что Россия отказалась покупать гомельское мясо, и это также повлияло на избыточное накопление туш в холодильниках. Министерство сельского хозяйства как раз решало вопрос, и почти договорилось с российскими предприятиями, и тут такое.

«Не хотели выносить сор из избы», — объяснил на суде Василий Пивовар.

Слева — бывший замминистра Василий Пивовар

На суде директор мясокомбината рассказывал, что облисполком вынуждал его принимать мясо от производителей, объемы убоя нельзя было сократить, а с хранением и переработкой были проблемы — холодильные камеры и производственные цеха требовали ремонта.

 

«Подорвали авторитет власти, дискредитировали мясокомбинат в глазах потребителя»

В прениях 15 марта прокуроры выступали по очереди. Зачитывание обвинения заняло весь рабочий день — с 10:00 до 17:00 с перерывом на обед. Помимо фактических обстоятельств дела, прокуроры дали оценку действиям руководителей.

Показания Стефановича, который не признал вину, прокурор назвал неправдивыми и добавил, что бывший руководитель пытался спихнуть ответственность не только на подчиненных, но и на вышестоящих.

Бывший директор утверждал, что не знал о гнилом мясе. Но прокурор процитировал из материалов дела разговор обвиняемого с подчиненным, который жаловался директору на то, что мясо уже некуда девать, и оно тухнет. В ответ Стефанович заявил: «Так иди и продай его!»

На комбинате нашли при проверках и мясо без бирок, то есть с непонятным сроком годности. Руководство утверждало, что бирки были утеряны при транспортировке, но работники завода на суде дали показания, что начальники приказали сорвать бирки.

Действия и руководства комбината, и ветврачей с проверяющими были совершены, по мнению обвинения, «из личной и корыстной заинтересованности».

Личная заинтересованность выражалась в том, чтобы «избежать напряженной работы, и при этом зарекомендовать себя грамотным специалистом», корыстная — не лишиться премий, избежать привлечения к ответственности.

Прокуратура расписала в обвинении и мотивы совершения преступлений.

Мотив для одного обвиняемого, по версии прокурора — «оказать услугу, избежать конфликта, угодить руководству». Для других обвиняемых мотивом было «показать мнимое благополучие подконтрольного им мясокомбината, скрыть свою неспособность законным путем решить проблемы, связанные с реализацией продукции, получить поощрение за создание видимости надлежащего исполнения служебных обязанностей, избежать для себя наступления негативных последствий».

«Мотивы и цели преступления, предусмотренные статьей 424 УК, характеризуются низменными потребностями — корыстью и желанием избежать ответственности, личной выгодой. Обвиняемые всячески пытались минимизировать степень своей виновности, а Стефанович, Бондаренко, Букин, Лазовская и Пивовар по сути не признали вину в инкриминируемых деяниях. Указанное свидетельствует, что они до настоящего времени не осознали общественную опасность содеянного и тяжесть наступивших последствий», — считает прокурор.

А в итоге, согласно обвинению, фигуранты дела подорвали авторитет власти и государственных органов, дискредитировали мясокомбинат в глазах потребителя.

 

«Раскаялся только Мельников»

Ущерб за гнилое мясо насчитали в сумме более 720 тысяч рублей. Часть его уже возмещена, осталось «всего» 681 тысяча рублей. Эти деньги призваны возместить ныне обвиняемые должностные лица мясокомбината.

Прокурор подчеркнула, что все преступления подпадают под категорию коррупционных. Но большинство обвиняемых не раскаялись, не осознали общественную опасность совершенных ими деяний, кроме начальника холодильного цеха Игоря Мельникова.

Тот и вину признавал, и пытался хоть что-то предпринять, и давал последовательные показания. Для него единственного прокурор запросила лишение свободы с отсрочкой приговора. Остальных просила наказать небольшими сроками — от 2 до 6 лет, и огромными штрафами.

Больше всех грозит Стефановичу — прокуратура запросила для него шесть лет и 73,5 тысячи рублей штрафа. По пять лет и 49 тысяч рублей штрафа просит обвинение для Александра Бондаренко (замдиректора мясокомбината) и Игоря Семенова (главный ветврач предприятия).

Для Мельникова, как раскаявшегося, прокуратура просит 4 года лишения свободы, но с отсрочкой исполнения приговора на 2 года, и штраф в 24,9 тысячи рублей.

По два года запросило обвинение для Арсения Скворчевского (ветврач комбината), Аллы Лазовской (начальник управления ветеринарии областного комитета по сельскому хозяйству и продовольствию), Виктора Волченкова (начальник гомельской городской ветстанции).

Два года также могут дать бывшему замминистра Василию Пивовару, и три года — бывшему замдиректора ветнадзора Александру Букину.

Судебные прения продолжатся во вторник.