Гомельским таможенникам предъявили новое обвинение

Бывших сотрудников таможни по-прежнему обвиняют в получении взяток за пропуск через белорусско-российскую границу грузов без документов.

Прокуратура предъявила новое обвинение фигурантам дела в отношении бывших сотрудников Гомельской таможни, которых взяли якобы за систематическое получение взяток. На судебном процессе, который с июля 2017 года проходит в суде Центрального района Гомеля, выяснилось, что многие фигуранты физически не могли находиться на своем рабочем месте в указанное в обвинении время. Новое обвинения учло этот «недостаток» — сроки преступных действий таможенников сдвинуты.

В остальном обвинение не претерпело изменений. Бывших сотрудников таможни обвиняют в получении взяток за пропуск через белорусско-российскую границу грузов без документов. От формулировок большинства преступных эпизодов следствие и прокуратура должны, как минимум, покраснеть — «в неустановленном месте, в неустановленное время у неустановленных лиц приняли незаконное денежное вознаграждение».

«Обвинение передвинуло сроки «получения взяток», — рассказали Naviny.by родственники обвиняемых. — Если на суде таможенники утверждали, что в период времени, указанный в обвинении, не было такого состава мобильной группы (кто-то был в отпуске, кто-то не работал уже), и это подтверждается документами, то обвинение в новом варианте указало иные временные рамки».

Кроме того, в новом обвинении «эпизоды взяток, которые якобы брали подчиненные, сейчас вменили и так называемым руководителям преступной группы. Увеличили и суммы взяток».

Родственники гомельских таможенников написали уже почти десяток коллективных обращений в Администрацию президента и Генеральную прокуратуру, где указывают на многочисленные нарушения в ходе следствия и суда и просят объективного разбирательства. Но ответы пока не обнадеживают — письма сбрасываются по вертикали вниз, в Гомель, в те же органы, на которые и жалуются граждане.

 

Беспрепятственный проезд? А какие есть препятствия, когда нет таможенной границы?

Один из основных моментов, с которым не соглашаются обвиняемые — «беспрепятственный проезд». Они уже в сотый раз задаются вопросом, какие могут быть препятствия для физических лиц при пересечении границы России и Беларуси?

Таможенная граница отсутствует с девяностых годов, и именно для того, чтобы граждане могли беспрепятственно перемещать туда-сюда себя и товары. Бывшие таможенники удивляются формулировкам обвинения, что взятки они брали, например, с гражданки Украины, которая при въезде в Беларусь с территории России не декларировала сало. Но если она его везла с территории России, то ей как физическому лицу и не нужно было ничего декларировать.

Еще один момент обвинения — отсутствие у пересекавших границу фитосанитарных сертификатов. Якобы таможенники закрывали на это глаза, за что и брали мзду. Так сертификаты не нужны физическим лицам.

 

«Когда-то где-то от кого-то получил много денег»

Бывший заместитель начальника оперативно-розыскного отдела таможни Вячеслав Якушев назвал новое обвинение «несостоятельным» и указал, что взятки «пытаются вменить путем подтасовок, передергивания, а порой и путем фальсификаций».

Якушев отметил, что по доказательствам он не работал в указанное в обвинении время в районе границы. «Но государственное обвинение не приняло во внимание ни мои доказательства, ни свидетельские показания, а просто передвинуло сроки — это верх цинизма», — высказался обвиняемый.

Он отметил, что это уже четвертое постановление о привлечении в качестве обвиняемых.

«Предполагаю, что следующее постановление о привлечении в качестве обвиняемого будет звучать так: «Когда-то где-то за что-то Якушев получил много денег, то есть совершил преступление по части 3 статьи 430 УК», — высказался бывший таможенник.

Он заявил, что не будет взывать ни к совести, ни к профессионализму государственных обвинителей — «это бесполезно».

Таможенникам вменяются в вину незаконные действия в составе организованной преступной группы, которая имела «четкий механизм, структуру, характеризовалась сплоченностью, отличалась конспирацией».

«В чем заключался механизм группы, как и когда я присоединился к данной группе, какова была структура группы — в обвинении этого нет», — обратил внимание обвиняемый.

Якушев отметил, что бывший начальник отдела Александр Исаченко, он же, по версии следствия, один из трех руководителей преступной группы, более двадцати лет служил в таможне, неоднократно награждался, в том числе медалью из рук президента.

«То есть его явно сто раз проверяли и перепроверяли. Никакой группы не существовало и в помине. В группе якобы были три руководителя, в том числе [Владимир] Скрабовский, который по своим морально-волевым качествам за двадцать лет не смог получить руководящую должность. Какая подчиненность ему могла быть, когда он младше по званию и должности?» — удивился обвиняемый.

 

«Отпустить меня с миром после года в СИЗО не могут»

Как и большинство его коллег, не признает вину и Николай Куклин — бывший начальник отдела по борьбе с контрабандой.

«Нет ни одного достоверного доказательства, подтверждающего получение мной взяток. Я не знал о существовании преступной группы, никогда не присоединялся к ней, и тем более никогда не воспринимал Скрабовского и Погарцева (бывший сотрудник таможни Дмитрий Погарцев) как руководителей группы. Они никак не могли быть моими руководителями, так как они были ниже меня и по должности, и по специальному званию. Я не мог себе позволить как вышестоящий по службе находиться под руководством Скрабовского и Погарцева. Нахождение у них в подчинении было бы для меня оскорбительным. Мне из обвинения непонятно, как бывший сотрудник таможни Погарцев мог осуществлять руководство мною, какие указания мне им давались», — рассказал на суде Куклин.

Ему, как и большинству обвиняемых, вменяется получение одинаковой суммы взяток за период действия «организованной преступной группы» — 60 тысяч российских рублей.

Бывший начальник отдела пояснил, что с 2010 по 2014 год он получил зарплату в пересчете на российские рубли примерно два миллиона, то есть в тридцать раз больше суммы вменяемых взяток.

«Я никогда не стал бы рисковать свободой и благополучием своей семьи, получая мизерные по сравнению с зарплатой взятки», — заметил обвиняемый.

Судья спросил Куклина: «Вы всё отрицаете, а почему так получилось, что вы здесь, что вы в качестве обвиняемого находитесь?» Куклин рассказал, что со слов и намеков следователей КГБ ему стало понятно, что просто отпустить его после года пребывания в СИЗО не могут.

«Следователи КГБ мне намекнули, что на меня ничего не было, и они уже готовили постановление о прекращении уголовного дела, но им сказали, что учитывая год под стражей отпустить меня нельзя, и что было указание всех посадить — задержать как можно больше людей, а в процессе следствия все признают вину», — заявил Куклин.

 

«Я допускаю, что был в преступной группе, сам того не зная»

Не признают ни одиночные взятки, ни «групповые» и другие таможенники. Кроме троих — Скрабовского, Васюченко и Раковца.

Владимир Скрабовский признан обвинением одним из руководителей преступной группы. Но это он как раз не признает. Взятки, говорит, брал, но группу не возглавлял и с ним никто взятками не делился. О существовании группы узнал на следствии и из материалов дела.

Полностью признает вину, в том числе и участие в организованной преступной группе, Дмитрий Васюченко. Но какая у него была в группе роль, с кем делился взятками, кому отдавал часть — он не знает. Но допускает, что «был в группе, сам того не зная».

Обвиняемый утверждает, что на следствии никто на него не оказывал давления, хотя ранее многие обвиняемые неоднократно заявляли, что подвергались физическому и психологическому давлению со стороны сотрудников КГБ

Признаёт вину и Василий Раковец. Он также говорит, что группа могла быть. Адвокаты поинтересовались — обвиняемый вообще понимает, что такое организованная преступная группа, какая у него была роль в ней, кому он отдавал деньги, кто ему давал задания?

«Тонкости и нюансы я не могу квалифицировать. Все изложенное в обвинении я признаю», — заявил Раковец.

Отдавал ли он часть взяток организаторам группы? «Я даже не знал, кто организаторы», — заметил обвиняемый.

Признает дачу взяток обвиняемый Артур Джанумян. Следствию он говорил, что четыре раза «платил» таможенникам за беспрепятственный проезд, за то, чтобы не привлекали его к ответственности. На суде Джанумян уточнил, что таможенники и не привлекали его к ответственности, а проблемы у него были с налоговой. Один из адвокатов заметил, что в таком случае логично было бы давать взятки налоговикам, а не таможенникам.

 

«Я тогда не знала, что это взятки»

Признаёт вину и «пособница в получении взяток» Любовь Новикова, работница кафе «Пилигрим» у границы с Россией. Ранее она говорила о взятках, переданных ей в 2014 году. Сейчас вспомнила, что на дворе был 2013-й.

Раньше Новикова думала, что деньги, которые через нее передавали таможенники и предприниматели, — «это просто деньги, может, возврат долга».

«Что это взятка — не знала, я просто не понимала тогда, что это взятка, сейчас я признаю вину, что передала взятку», — объяснила на суде обвиняемая.

Суд продолжается.