Белорусские власти и оппозиция ведут сложную игру вокруг Дня Воли

Власти оглядываются и на Москву, и на Брюссель. Оппозиция раскололась на компромиссную и бескомпромиссную. Получится ли 25 марта праздник?

Интрига вокруг празднования столетия Белорусской Народной Республики пошла на новый виток. Столичные власти (понятно, что де-факто решают люди повыше) ответили отказом на первую заявку оппозиции (с проведением шествия), но пообещали оперативно и положительно рассмотреть новую заявку — на митинг и концерт у Большого театра.

Фишка в том, что вторую заявку подали сегодня пять субъектов — Объединенная гражданская партия, движение «За Свободу», Партия БНФ, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) и просветительное учреждение «Амарока» («Арт Сядзіба»).

Иначе говоря, заявителями выступили те структуры, которые ранее засвидетельствовали склонность к компромиссу с властями. Предыдущую же заявку подписывали как физические лица представители 13 партий и организаций. Но в оргкомитете Дня Воли произошел капитальный разлад, и теперь более радикальная его часть оказалась вне игры.

 

Статкевича и его соратников отсекли

Новой заявкой сторонники компромисса (их лозунг: праздник — прежде всего) отвязываются от тех максималистов, сгруппировавшихся вокруг Николая Статкевича, которые на эпичном заседании оргкомитета 26 февраля настаивали, что без шествия получится позорная капитуляция перед режимом.

Нынешние заявители адресовали Мингорисполкому отдельную просьбу разрешить шествие от Купаловского сквера до площадки перед Большим театром. Это пара-тройка сотен метров, то есть речь идет о чисто символическом действе. Если власти и тут упрутся, то главные мероприятия — митинг и концерт — не окажутся под ударом.

Те, кто ходил сегодня на переговоры в горисполком, утверждают, что власти обнадежили: мол, не только дадут в пятидневный срок положительный ответ на заявку насчет митинга и концерта, но и возьмут на себя расходы на охрану правопорядка, медицинское обслуживание во время этих мероприятий, обеспечат биотуалетами. Такой щедрости оппозиция давно не знала.

Впрочем, скептики в соцсетях твердят, что режиму ни в чем нельзя верить, обещания — материя эфемерная.

Действительно, оппозицию не раз цинично пробрасывали по разным поводам. Но сейчас есть факторы, которые стимулируют начальство повыше городского выходить в вопросе столетия БНР на некий конструктив.

 

Хан просил за БНР?

Напомню, что 99-летие БНР ознаменовалось показательно-зловещим, с выводом тучи одетых в тяжелые доспехи силовиков, разгоном шествия в Минске, что омрачило только-только вышедшие в плюс отношения с Европой.

Нервная, неадекватная реакция властей объяснялась тем, что традиционная акция 25 марта в прошлом году совпала с «дармоедскими» протестами — короче, у страха глаза велики.

Потом пришлось долго успокаивать европейцев, закулисно обещая, что больше таких срывов не будет.

Со своей стороны, оппозиция предусмотрительно вложила тем же европейцам в уши, что надо добиваться от верхушки режима неких гарантий приличного поведения в контексте грядущего юбилея БНР.

Помните, в январе в Минск прилетал еврокомиссар Йоханнес Хан? Конечно, не ради юбилея БНР, но этот вопрос, похоже, фигурировал на переговорах с белорусскими чиновниками самого высокого ранга.

«Йоханнес Хан на встрече с [министром иностранных дел Владимиром] Макеем в МИД сделал частью своего послания предложение, чтобы День Воли оппозиция и власть встретили вместе… Я понимаю позицию Брюсселя, им не хотелось бы возвращаться в 25 марта прошлого года, когда были брутальные задержания и тюрьма», — сообщил по горячим следам в комментарии телеканалу «Белсат» председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

 

Между совком и белорусизацией

Брюссель Брюсселем, но ведь в таких деликатных вопросах белорусское руководство оглядывается и на Москву, где чуть что начинают винить в потакании националистам.

В декабре Александр Лукашенко даже публично пожаловался на наезды некоторых российских деятелей: «Меня в чем упрекают? Что я в Беларуси устроил мягкую белорусизацию. Слушайте, мне что, германизацию здесь устроить?»

Дразнить Москву Лукашенко не хочет, но ведь и мягкая белорусизация не с бухты-барахты затеяна. После Крыма белорусская правящая верхушка осознала, что при русифицированном до безобразия населении и у нас в определенных обстоятельствах может быть реализован некий вариант крымско-донбасского сценария.

Юбилей БНР — как раз повод для переосмысления гражданами советской, москвоцентричной версии истории нашей земли, возможность укрепить национальное самосознание. Властям и хочется и колется.

Колется — не только потому, что напрягает любая массовая активность, но и потому, что трудно отказываться от привычного идеологического дискурса и волей-неволей признавать, что кое в чем «пятая колонна» была права. Сам Лукашенко — человек глубоко советский. К тому же с националистами у него старые политические счеты.

Но и официальный лидер в декабре дал понять, что лед тронулся, положительно отозвавшись о I Всебелорусском съезде 1917 года, который и дал толчок провозглашению БНР. После этого чиновники стали говорить о грядущей дате пусть и не с пиететом, но без того презрительно-уничижительного пафоса, который ранее был свойствен официозу.

Конечно, трудно себе представить, чтобы Лукашенко и Макей пошли на концерт у оперного театра 25 марта. Но и коварно крушить надежды оппозиции на красивый легальный праздник у властей как бы нет резона.

Причем в случае легального праздника может собраться много людей, не состоящих в оппозиции, но для кого независимость и многовековое историческое наследие нации — не пустой звук.

 

Праздник может стать хорошим прецедентом

Да, ну а попутно люди из больших кабинетов могут тихо порадоваться очередному расколу в стане политических оппонентов режима.

Статкевич уже назвал сторонников компромисса с властями на День Воли «официальной оппозицией», обвинил в сепаратных действиях, расколе оргкомитета. Трудно себе представить, что он, идеолог уличного давления на режим, привыкший быть с мегафоном на первом плане, пойдет рядовым слушателем на концерт у оперного театра и будет чинно аплодировать патриотичным бардам. Лидер незарегистрированного Белорусского национального конгресса наверняка будет думать над своим сценарием — как бросить режиму перчатку.

Власти же, вероятно, не станут разгонять предполагаемое несанкционированное шествие Статкевича и его сторонников, чтобы не портить картинку в такой день. Но постфактум, как водится, «наградят» заводил и наиболее заметных участников штрафами, а может и сутками административного ареста. Что наверняка не поспособствует массовости подобных маршей.

Ну а белорусизация от властей и впредь будет непоследовательной, половинчатой. Хотя если праздник у оперного получится, то это станет хорошим прецедентом на перспективу.