Кто заплатит за смерть рабочего с «Сельмаша»? Ответчик — гол как сокол

Потерпевшие требуют суммарно 200 тысяч рублей, а у ответчика месячный доход — 60 рублей и алименты на ребенка.

В суде Центрального района Гомеля 22 февраля были заслушаны свидетели и гражданский ответчик по резонансному уголовному делу о гибели в автоаварии 33-летнего Дмитрия Шорина, рабочего «Гомсельмаша».

Обвиняемый Эрик Арутюнян

В 04:15 3 декабря 2017 года молодой мужчина пересекал в центре города проезжую часть по пешеходному переходу, когда его сбил автомобиль. За рулем «Лексуса» находился гражданин Армении Эрик Арутюнян, имеющий вид на жительство в Беларуси.

После гибели молодого человека его родственники, коллеги и друзья написали ряд коллективных обращений в органы власти, ГАИ, КГБ, СК и прокуратуру с требованием объективно провести расследование и не спустить дело на тормозах, как это было в 2013 году. Четыре года назад под колесами другого автомобиля под управлением Арутюняна погибла молодая женщина Алеся Покрепа. Но водитель не был лишен свободы. Сейчас из-за большого общественного резонанса по тому делу проводится проверка.

«Он нам даже компенсацию не выплатил полностью. Потому что быстренько все оформил, и вышло так, что он гол как сокол, и взять с него нечего!» — волнуется мать Алеси.

Валентина Покрепа предполагает, что Арутюняна «отмазали». Сегодня она по ходатайству потерпевших выступила на суде свидетелем, чтобы «установить, какими моральными качествами обладает обвиняемый и дать оценку его действиям, когда он путается в показаниях, меняет их, обвиняет следователя в некомпетентности».

 

«Он самоуверенный от безнаказанности»

Валентина Покрепа охарактеризовала обвиняемого как «самоуверенного и недисциплинированного».

«Такое сложилось впечатление, что он самоуверенный от безнаказанности — совершает ДТП и знает, что ему за это ничего не будет. И ДТП — в котором погибла Алеся и сейчас, второй человек — похожи. Точно так было в 2013 году — он ехал, разговаривал якобы по громкой связи. А ни один следователь — их было четыре, не доказал, что Арутюнян разговаривал по громкой связи! Сейчас опять твердит, что говорил по громкой связи, но доказательств пока нет», — отметила свидетель.

Она добавила, что после гибели Алеси водитель даже не извинился перед матерью.

Ранее суд постановил выплатить матери и отцу Алеси компенсацию — по пятьдесят миллионов рублей «старыми». «А он до сих пор не выплатил, еще семь тысяч рублей должен. Потому что на момент аварии был предпринимателем, а потом быстренько всё переоформил — и ничего у него нет. И автомобиль даже успел продать. В суд не являлся на заседания по компенсации», — добавила Валентина Павловна.

Она надеется, что новое разбирательство будет справедливым. На этот раз в деле разбираются следователи из Минска.

«Пусть разберутся. И с тем, какую роль в этом деле отыграл сотрудник ГАИ Евгений Дубинин, которому сразу после ДТП позвонил Арутюнян, и тот тотчас приехал, всё разложили, расставили, как надо. А потом еще четыре следователи поменялись», — отметила в комментарии для Naviny.by мать погибшей девушки.

В суде допросили жительницу Гомеля Анастасию. Ее в ночь ДТП подвозил из ночного клуба Арутюнян. С Анастасией же обвиняемый разговаривал и по телефону за минуту, по его словам, до аварии.

На следствии Анастасия давала показания, что Арутюнян ехал «очень быстро», перестраивался, на поворотах скорость не сбавлял, но замечаний она ему не делала, так как «на улице никого не было, и я думала, он знает, что делает».

На суде девушка вспомнила, что Арутюнян куда-то спешил. Но некоторые моменты не помнит, так как в ту ночь выпивала в ночном клубе.

 

«Это где за 60 рублей зарплаты можно «Лексус» купить?»

Допросили в суде и гражданского ответчика по делу — владельца «Лексуса» Константина.

Он утверждает, что является владельцем автомобиля, а Арутюняну давал машину во временное пользование по его просьбе. Обвиняемый же на первом заседании говорил, что фактически автомобиль принадлежал ему, но деньги на покупку он брал взаймы у Константина, а гарантией возврата было оформление «Лексуса» на приятеля.

Иск в соответствии с законодательством подан на фактического владельца автомобиля. Потерпевшая сторона просит суд о выплате компенсации по 50 тысяч рублей обоим пострадавшим (мать и брат погибшего) и 100 тысяч рублей — его маленькому сыну.

На первой скамье — потерпевшие по делу

Цифры взяты не с потолка — бывшая жена Дмитрия предоставила суду справку об алиментах, которые выплачивал Дмитрий, и расчет, какую сумму он мог бы выплатить до достижения сыном совершеннолетия.

Но ответчик с суммой иска не согласен. Он готов выплатить компенсацию, но «в разумных пределах». Разумной суммой он считает 4-5 тысяч долларов на всех пострадавших.

Свою позицию Константин обосновал и подкрепил справкой с работы. Доход у него небольшой, и это мягко говоря, — около 60 рублей в месяц. А еще и алименты платит на ребёнка после развода. Имущества, по словам ответчика, у него также нет, живет в квартире сестры.

Судья Александр Пискунов уточнил — это где в нашей стране такую зарплату платят, и как можно было с таким доходом купить «Лексус»?

«Ну, я так получаю, так живу. «Лексус» я приобрел из ранее накопленных мной сбережений. В моей жизни были и лучшие времена, когда я работал на государственной службе, у меня была хорошая зарплата», — сказал Константин. По его словам, раньше он работал в управлении Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля.

Константин заявил, что «Лексус» обошелся ему в 7 тысяч долларов и на момент покупки был «не в совсем достойном состоянии» — нужно было заменить лобовое стекло, резину, разобраться с подвеской. Именно это и обещал сделать Арутюнян, когда просил автомобиль «поездить».

Константин сказал, что знает Арутюняна более года: «В моих глазах он был исключительно вменяемый порядочный и перспективный молодой человек. Я знаю, что Арутюнян, будучи тридцати лет отроду, ни разу не курил, не употреблял спиртные напитки и даже не пил кофе».

Гражданский ответчик отметил, что «не имел ни малейшего представления» о том, что у Арутюняна «около двадцати или тридцати правонарушений» и что в 2013 году он сбил девушку в ДТП.

«Но я не знал этого — у меня нет доступа к базам ГАИ. Ну как вы себе представляете? Если бы он сказал: «Костя, дай машину, я человека убил в ДТП и имею 20 правонарушений»… Ну, конечно же, нет, однозначно», — заявил Константин

Суд продолжится 28 февраля.