За мандатом. Каково быть кандидатом в депутаты

Некоторые аспекты избирательной кампании, не попадающие в поле зрения избирателей.

Любая избирательная кампания с точки зрения большинства граждан — это пикеты, агитация, выступление кандидатов по радио, ТВ или на встречах с избирателями, листовки и плакаты, расклеенные по городу или вброшенные в почтовые ящики.

Но это лишь верхушка айсберга, а под ней скрывается большой объем бумажной и организационной работы кандидатов, о которой большинство избирателей даже не подозревают.

Местные выборы-2018, завершившиеся в минувшее воскресенье, я прошел в качестве кандидата в депутаты Минского городского совета от Либерально-демократической партии и могу приоткрыть завесу внутренней кухни.

 

Выдвижение и регистрация кандидатов в депутаты

Казалось бы, это чисто формальные, технические этапы, но в действительности это вовсе не так. По факту — это одна из ключевых стадий избирательной кампании.

При выдвижении в комиссию подается солидный пакет документов, основным из которых является декларация (за 2016-й год) о доходах и имуществе.

Более опытные сопартийцы, прошедшие не одну избирательную кампанию, предостерегли, что на заполнении декларации традиционно срезается немалый процент, а потому я отнесся к данной процедуре крайне щепетильно.

Перед заполнением побывал в налоговой и в Фонде соцзащиты. Сделал это не зря.

В налоговой подсказали, что, например, страховые выплаты за ДТП, виновником которого ты не являешься, считаются доходом. А у меня как раз было такое ДТП. Позвонил в «Белгосстрах», уточнил, что и ДТП, и выплаты были в конце 2015 года — вносить в декларацию не надо.

Визит в ФСЗН помог вспомнить, что в 2016-м у меня был заключен договор-подряд аж на 20 рублей. Несмотря на смешной размер суммы, этот доход в декларации указать было необходимо.

В общем, даже я — человек, получающий доход из одного источника и имеющий в собственности только легковой автомобиль, и то столкнулся с некоторыми нюансами при заполнении декларации. А что уж говорить о людях состоятельных, крупных бизнесменах, владельцах акций и различного имущества — действительно немудрено забыть что-то указать.

Свой пакет документов я заполнил и подал в соответствии со всеми требованиями, и на заседании Первомайской районной комиссии вечером 17 января был зарегистрирован кандидатом в депутаты Мингорсовета по Уручскому округу № 51. Забегая вперед, признаюсь, что получение удостоверения кандидата стало одним из двух самых эмоциональных и запоминающихся событий кампании.

В подтверждение же того, что этап регистрации является одним из ключевых и далеко не всем желающим удается получить заветное удостоверение, напомню, что документы на регистрацию в Минске подавали 345 человек, а кандидатами стали только 253.

 

Этап агитации: подготовка

18 января регистрация завершилась, и со следующего дня кандидаты могли приступить к агитации. Мне это не удалось. Более недели из периода агитации ушло на открытие специального избирательного счета, верстку и печать в типографии агитационной продукции.

Дело в том, что все агитационные расходы должны оплачиваться только с избирательного счета. То есть, если кандидат не планирует ограничиваться агитационными материалами, которые печатаются государством, этот счет необходим.

Счет пополняется за счет средств самого кандидата или за счет пожертвований. Последних я за всю кампанию так и не дождался, а из своих внес столько, сколько смог себе позволить.

Важный момент: на всех агитационных материалах должны присутствовать выходные данные: название типографии и сведения о ее регистрации, тираж, номер заказа и по чьему заказу отпечатана продукция. Проще говоря, печатать «агитку» на домашнем принтере не вариант — можно получить предупреждение и быть снятым с кампании.

На собственных агитационных материалах кандидат может писать все, что не противоречит законодательству.

А вот агитационные материалы о кандидатах, печатающиеся за счет государства (листовки в почтовый ящик и плакаты на информационные стенды и избирательные участки), готовятся избиркомами на основании поданных при регистрации документов.

Например, я несколько раз просил комиссию позволить мне самому написать хотя бы два-три предложения биографии, которые бы лучше могли раскрыть мою личность для избирателей, но получал категорический отказ.

Подобная твердость в этом вопросе вызывает у меня определенное непонимание. На мой взгляд, государство должно быть заинтересовано, чтобы избиратели получили максимальное представление о кандидатах, и вполне логично было бы позволить последним вносить не противоречащие законодательству корректировки.

К слову, за всю избирательную кампанию у меня это был единственный повод вступить в полемику с представителями избирательной комиссии. Я не могу судить, как было по стране в целом и как складывалось у других кандидатов с членами избиркомов, но у меня работа и отношение членов Первомайской районной комиссии ко мне лично оставили положительные и даже приятные впечатления.

И это стало неожиданностью. Я столько читал и слышал, что члены избиркомов лютуют, только и ищут повод, чтобы тебя «зарубить», но в действительности (опять-таки сужу только по личному примеру) всё оказалось несколько иначе.

Также в первую неделю агитационного периода я подал список доверенных лиц, получил их удостоверения и уведомил Мингорисполком о планируемых массовых мероприятиях.

 

Этап агитации: активная фаза

Расклейка агитационной продукции. Ее я расклеивал лично на информационных стендах, подготовленных к выборам. Казалось бы, всего три двусторонних панно возле трех крупных магазинов округа, на которые надо приклеить в общей сложности 12 листов. Между тем расклейка заняла около трех часов.

Читал и слышал — некоторые кандидаты жаловались, что их агитационные материалы таинственным образом исчезали со стендов. Я с этим не столкнулся. Абсолютно все расклеенные мной листовки и плакаты довисели до 18 февраля.

Более того, надо отдать должное всем кандидатам по моему округу (нас было четверо): никто из нас (не знаю, клеили они сами, как я, или отряжали доверенных лиц) не позволял клеить свою агитационную продукцию поверх продукции конкурента.

 

Пикеты. Я принимал участие как в общепартийных пикетах, так и организовывал свои, на которые мы с доверенными лицами выходили как правило в дневное время выходных дней. О времени и месте каждого пикета необходимо заранее уведомлять избирательную комиссию.

Самый запоминающийся пикет, вернее даже не пикет, а эпизод, произошел 17 февраля — в последний день агитации. Ко мне подошел мужчина, посмотрел на плакат, потом на меня, потом снова на плакат, а затем протянул мне руку для рукопожатия со словами: «Александр Александрович, ну вот хоть одного кандидата в депутаты я увидел лично, вживую! Приятно познакомиться!»

Эти слова и диалог стали вторым наиболее эмоциональным моментом избирательной кампании.

К слову, за ее время я не видел никого из конкурентов на пикетах лично, а только их доверенных лиц или представителей инициативных групп.

 

Встречи с избирателями в школах. В каждом округе городские власти определяют места для встречи кандидатов с избирателями. В Уручском это были три школы.

Исходя из определенных стратегических соображений, принял решение о проведении встреч на последней неделе агитационного периода — когда, по моему мнению, уровень интереса к выборам у избирателей должен приближаться к максимуму (насколько это слово тут уместно), а впечатления от наших встреч к основному дню голосования еще были бы свежими.

Лично съездил к директорам школ. Никаких проблем не возникало, и мне обещали предоставить актовый зал в те даты и время, которые я просил — 14 и 15 февраля в 18 часов.

После согласования со школами уведомил избирательную комиссию и развесил объявления о проведении встреч на всех информационных стендах и в социальных сетях.

На встречу 14 февраля пришел один человек… мое доверенное лицо. 15 февраля — не пришел никто.

Это было на самом деле неприятно, потому что я готовился да и сам хотел пообщаться с избирателями. До сих пор не могу понять, то ли я не доработал в плане агитации, то ли это индикатор интереса людей к выборам и кандидатам.

 

Основной день голосования и после него

Знаю, что многие кандидаты 18 февраля предпочли находиться на избирательных участках, особенно после завершения голосования. Я этого не делал: проголосовав, отправился домой.

Для избирателей выборы завершаются с закрытием избирательных участков, для кандидатов — нет. До 22 февраля еще было необходимо предоставить итоговый финансовый отчет (промежуточный сдается в середине кампании) о движении средств на избирательном счете. 20 февраля я отвез его в комиссию, а заодно узнал, сколько же голосов отдали мне избиратели – 805.

С этим результатом я занял третье (радует, что хоть не последнее) место. Победитель, член «Белой Руси», заместитель директора ООО «Финпрофит» Эдуард Кузнецов получил более 9 тысяч голосов. Второе место у заведующей санаторных яслей-сада №498 Марины Немер.




Оставьте комментарий (0)